Пользовательский поиск

Книга Богатые мужчины, одинокие женщины. Содержание - ГЛАВА 25

Кол-во голосов: 0

Звонок телефона прервал их беседу, она нервно дернулась и потянулась к трубке, думая, кто бы это мог быть, неужели Джек?

– Алло, – произнесла она, все еще глядя на Марка.

– Сьюзен Кендел Браун, пожалуйста.

– Я у телефона.

– Здравствуйте. Извините, что побеспокоил вас в такое время, но на ваше имя получено несколько срочных сообщений от некоего Джуана Джимениза…

Это была служба сообщений юридической фирмы, и Сьюзен поняла, что из-за своих переживаний по поводу Джека и беременной забастовщицы она забыла, уходя из офиса, проверить сообщения. После семи звонки попадали непосредственно в службу сообщений.

– Мы только что получили от него очередной звонок, и он сказал, что это срочно…

– Джуан Джимениз? – повторила Сьюзен, прерывая и пытаясь сообразить, кто это.

Вспомнила, что он один из подстрекателей. Записав номер его телефона, она с сомнением набрала его.

Джуан сразу взял трубку, в его встревоженной речи с мексиканским акцентом звучали заговорщические интонации.

Он коротко и без церемоний объяснил, что разыскивал ее, не сомневаясь, что найдет сочувствующего слушателя. Положение его самого и его товарищей оказалось совершенно ужасным, и они нуждались в юридической консультации. Каким-то образом ему удалось выяснить, что перед тем как попасть сюда, она представляла профсоюзы, а не администрацию, и он был уверен, что она захочет узнать правду о том, что происходило. Он умолял ее встретиться с ним прямо сейчас, уверяя, что это нельзя отложить на завтра, так же как нельзя все обсудить по телефону.

– Я не позволю тебе ехать туда одной посреди ночи. Ты что, ненормальная? – сказал Марк.

– Марк, я привыкла к такого рода вещам, – заверила его Сьюзен, покривив при этом против истины.

Напряженность на фабрике возросла настолько, что она опасалась ехать в одиночку, беспокоясь, как бы ее не использовали.

– Я поеду с тобой, – настаивал он.

– Нет, все в порядке. Со мной все будет хорошо, – возражала она, оставляя ему возможность не ехать, если он на самом деле не хотел этого.

Но, кинувшись искать джинсы и свитер, она надеялась, что он все-таки настоит на своем.

– Я знаю, что ты храбрая и независимая. Но я также знаю, что у тебя достаточно здравого смысла, чтобы не ездить туда одной в такой час.

– Что ты думаешь они собираются со мной сделать? – засмеялась Сьюзен. – И что, по-твоему, ты сможешь сделать, чтобы защитить меня?

Марк сидел на одной из двух кроватей, жонглируя тремя маленькими подушечками и наблюдая за ней.

– Лови, – пошутил он, пытаясь захватить ее врасплох и кидая ей одну из подушечек.

Потянувшись, чтобы поймать ее, она забыла о полотенце, которое развязалось и соскользнуло на пол, смущая их обоих.

– Боже, да оденешься ты когда-нибудь? – спросил Марк умоляющим голосом, глядя, как она, пытаясь прикрыться джинсами и свитером, которые держала в руках, покраснев до корней волос, с голым задом, ретировалась в ванную комнату, чтобы, наконец, одеться. – Пока все не закончилось изменой твоей уже давно неверной подруге.

– Избавь меня от своих шуточек, – улыбнулась ему Сьюзен, закрывая ногой дверь.

Она не испытывала ни малейшего чувства вины или симпатии к Пейдж, впервые за долгое время ощущая себя по-настоящему соблазнительной.

ГЛАВА 25

Когда Сьюзен и Марк подъехали на его мотоцикле к входным воротам фабрики, там было темно и тихо. В машине Сьюзен оставалось мало бензина, и было не ясно, где можно заправиться в такое время, поэтому они воспользовались мотоциклом Марка. Оба были одеты в тяжелые кожаные куртки, большие защитные очки, надетые поверх их собственных, а Сьюзен, кроме того, повязала голову шарфом, который теперь сняла и расправляла волосы, тряся головой.

– Ну? – Марк повернулся к ней и, включив фонарик, посветил им чуть ниже подбородка Сьюзен. – Нервничаешь? – спросил он, пожимая ее руку.

К восхитительным ощущениям от того, что ее руки все еще крепко сжимали его талию, от его куртки, сморщившейся прямо под ее носом, от езды на мотоцикле наперегонки с ветром добавлялось чувство опасности вызванное их присутствием здесь, сейчас, среди ночи для того, чтобы тайком встретиться с противоположной стороной, которой она тайно симпатизировала. Все это вместе взятое, вряд ли позволяло Сьюзен мыслить отчетливо.

– Немного, – призналась она, забирая фонарик и слезая с мотоцикла. – Я, как ты знаешь, всего-навсего лос-анджелесский адвокат, а не Ненси Дру.

– А кто же тогда я? – спросил Марк, тоже слезая и присоединяясь к ней.

– Я не знаю, может быть, Лесси? – хихикнула она, чувствуя легкое головокружение и некоторое волнение.

Будь она одна, это можно было бы списать просто на нервы.

– Я согласен быть героем, но только не собакой, о'кей? Как насчет Супермена? – предложил он, беря ее под руку.

– Я не знаю. А ты умеешь летать?

– Как нечего делать.

– Ты хочешь быть Суперменом?

– Если только ты будешь… как там ее?..

– Лоис Лэйн.

– Да.

– Ш-ш-ш. Вот и они, – прошептала Сьюзен при виде трех приближающихся фигур.

Сама фабрика была окружена колючей проволокой. Там почти не было света. Она снова включила фонарик и направила его на приближавшихся. Они помахали в ответ и ускорили шаг.

Неловко представились друг другу. Мужчин Сьюзен знала по переговорам, но была незнакома с беременной женой Джуана, Кармен, вокруг которой и раскрутился весь утренний инцидент.

Насколько дерзкой казалась Кармен тогда, настолько же смущенной выглядела теперь, опустив глаза на свое просторное платье в цветочек, засунув руки в карманы парки и поминутно вытаскивая их, чтобы погладить живот, как бы защищая новую жизнь. На ней были толстые темные чулки и розовые туфли в тон платью.

– Это мой друг, Марк Арент, – представила Сьюзен, продолжая обмен любезностями.

Джуан Джимениз и его маленькая группа гордо, но почтительно обменялись осторожными приветствиями с Марком и Сьюзен. Затем, не отвлекаясь на пустые разговоры, Джуан взял на себя роль главного рассказчика и начал объяснять цель их встречи, на этот раз не тратя времени на извинения.

– Сегодня на линии пикета, когда Кармен толкнули и все прочее… Господи, мы знаем, что все это было подстроено, – враждебно выпалил он, и стал загибать толстые пальцы, подсчитывая свои подозрения. – Например, когда я размахнулся и четверо штрейкбрехеров вылезли из грузовика и накинулись на четверых наших, охранника «случайно» не оказалось у ворот. Другие охранники тоже «случайно» оказались именно там, чтобы сфотографировать все происходящее. И те штрейкбрехеры, как мы слышали, тоже совершенно «случайно» получили работу в магазинах профсоюза.

Сьюзен стояла, сохраняя спокойствие и думая, что совершила ошибку, приехав сюда. А чего она, собственно, ожидала? Узнать нечто, что не поставит ее в щекотливое положение? То, что говорил рабочий, вполне соответствовало ее собственным ощущениям, и она терзалась, не зная, как исправить ситуацию и, с другой стороны, сознавая свои профессиональные обязательства перед клиентом, не говоря уже о своем положении на фирме.

Люди ожидали ее ответа, а она глядела в сторону и думала, что спасать мир или этих людей – совсем не ее долг. Возможно, она бы поддалась, если бы был какой-нибудь легкий путь. Но грязные делишки делались по обе стороны забора, и, как говорил Кригл, следить за своими рабочими – работа профсоюзов. Не ее. Не фирмы.

Приземистый смуглый забастовщик истолковал молчание Сьюзен как благожелательный интерес и продолжил, нервно потирая руками свои джинсы, доказывая, что профсоюзные лидеры пытались поскорее заключить соглашение с администрацией, продавая при этом своих Рабочих.

– Все знают, что руководство профсоюза заинтересовано только в том, чтобы получать взносы, – горько сетовал он. – Они выводят нас на забастовку только для того, чтобы избавиться от нас, потому что знают – администрация никогда не пойдет на то, что мы просим, Господи, они планировали это давно, с тех пор, как поняли, что не заставят нас согласиться с их дерьмовым контрактом. Все мы потеряем работу.

87
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru