Пользовательский поиск

Книга Превратности любви. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Он подавил желание броситься к ней.

Наконец Лекси открыла глаза и посмотрела на него:

– Хорошо. Я сделаю это.

– Что сделаешь?

– Скажу им, что ты Эммет и что я всегда это знала.

– Но ты не знала. – Он нахмурился. Раньше ему не приходило в голову, что Лекси может отказаться помочь ему. – Ты только что узнала об этом от меня.

– Если я скажу, что знала это все время, полиция и Франко поверят.

Он усмехнулся, поняв, что она права.

– Ты удивительная женщина, Лекс. Я знал, что могу рассчитывать на тебя, но ты превзошла мои ожидания.

– Не радуйся, я не закончила. Я помогу тебе при одном условии.

Он увидел сверкнувшую в ее взгляде злобу, и сердце его болезненно сжалось.

– Каком?

– Ты навсегда оставишь меня и Эмму Розу в покое.

Он потерял дар речи. Ее слова прозвучали так резко и неожиданно, что ему показалось, будто она ударила его.

– О чем ты говоришь, Лекси? Почему я должен оставить вас в покое? – с трудом вымолвил он, надеясь, что неправильно понял ее, а на самом деле она сказала: «Я хочу, чтобы ты всегда заботился обо мне и Эмме Розе».

– Я не желаю видеть тебя после того, что ты сделал.

– Что я сделал?

– Это тебе прекрасно известно.

– Ладно. – Он поднял руки и отошел. – Я хорошо знаю тебя, Лекс, и понимал: ты разозлишься на меня за то, что я не сказал тебе о моем спасении. Прости меня, Лекс, ты ужасно страдала, и…

– Не говори мне, что ты знаешь, как я страдала! – воскликнула она.

– Выслушай меня, Лекси, – попросил он, стараясь не повышать голос и не пугать ребенка. – Черт возьми, ты всегда считаешь, будто тебе все известно. Думаешь, я не понимал, что оставляю тебя одну с ребенком? Думаешь, хотел, чтобы ты растила ее эти месяцы без меня? Думаешь, мне легко было пропустить все это? Думаешь, меня не мучило, что ты страдала, боролась и…

Лекси молча гладила девочку.

Он тяжело вздохнул:

– Лекси, я виноват, что причинил тебе боль. У меня не было иного выхода.

Он протянул к ней руку, но Лекси отпрянула.

– Не смей прикасаться ко мне!

– Я сделал то, что было необходимо, ибо не желал впутывать тебя, не разобравшись во всем самостоятельно. Но ты обратилась ко мне, когда тебе понадобились деньги. Я мог помочь тебе только так, и…

– Деньги! – злобно воскликнула она. – Только они имели для тебя значение, верно, Йейл?

Йейл.

Он замер, когда Лекси произнесла это имя.

Она не поверила ему!

В нем закипела ярость, он едва не взорвался, увидев ненависть в ее глазах.

– В чем дело, Йейл? – Лекси старалась говорить спокойно. – Ты удивлен, что я не купилась на твою игру?

– Я не играю, Лекси. Господи, ты думаешь, что я играю?

– Я знаю тебя, помни это.

Лекси смотрела на него со злостью, сознавая, что идет по тонкому льду. Она не хотела вывести его из себя, но не сдержалась.

– Ты лжец, эгоистичный негодяй, любящий только себя. Ты всегда был таким и вряд ли изменился.

– Это несправедливо. Я – Эммет, Лекси. Черт возьми, я изменился! Прежде я не был готов остепениться, стать мужем и тем более отцом. Но сейчас готов, хочу заботиться о тебе, о моей дочери и всегда быть с тобой. Неужели ты этого не видишь?

– Не сомневаюсь, что ты хочешь быть с Эммой Розой, Йейл, – заметила Лекси, умоляя себя остановиться, – и сделать ее похожей на тебя. Но она – не твоя дочь, и ты войдешь в ее жизнь только через мой труп.

Похолодев от страха, Лекси поняла, что зашла слишком далеко. Если он в ярости набросится на нее, она не справится с ним. Он может убить ее на глазах у девочки.

«О Господи, не позволяй ему причинить мне зло», – взмолилась она.

Он шагнул к Лекси, сжав зубы и не отводя от нее своих зеленых глаз.

Она прижалась к дочери, словно в ней было ее спасение.

«Он не прикоснется ко мне, пока я с ребенком», – подумала Лекси. Йейл не причинит вреда Эмме Розе. Несмотря на все что знала о нем, в этом она по-прежнему была уверена. Он остановился перед ней.

– Лекси, – глухим и печальным голосом проговорил он. – Я – Эммет. Ты не веришь мне. Но я постараюсь убедить тебя, сказав то, что знаю только я.

– Неужели Эммет поведал тебе подробности о наших отношениях? – Она пожала плечами. – Но ты не можешь ничего доказать.

– Посмотри мне в глаза. – Он присел перед ней на корточки. – Что ты видишь?

– Человека, который считает себя способным убедить меня в невозможном, полагая, что я наивная дурочка. Но это не так. Я больше никогда не поверю тебе, Йейл.

Он постоял перед Лекси еще немного, но она так и не посмотрела на него.

Наконец, тяжело вздохнув, он пошел к телефону.

– Подготовь ребенка к отъезду. Я позвоню адвокату, а потом в полицию. Пора кончать с этим делом.

Она кивнула.

– Помни, Йейл. Я на твоей стороне… если ты выполнишь мое условие.

– Не волнуйся, Лекси, – произнес он равнодушным, усталым голосом. – Ты подтвердишь мою историю, и я буду держаться в стороне от тебя и Эммы Розы.

Глава 13

Такого сурового декабря не помнили жители северо-восточных штатов. В течение трех первых недель небо постоянно хмурилось, а тяжелые тучи приносили холодный дождь или снег.

Но двадцать первого декабря, в день похорон Кэтлин Нилон Синклер, солнце засияло с утра на синем небе. Выпавший ночью крупный мокрый снег покрыл землю. Воздух был кристально чистым.

Службу в кирпичной церкви святой Терезы на Уотер-стрит в Кэдис-Лендинг проводил священник Майкл Митчел. Он венчал Кэтлин и Скотта, крестил Лекси, потом Эмму Розу. В своей речи он упомянул эти радостные события. Сегодня его голубые глаза были печальными, голос – подавленным. Он говорил об усопшей.

Убитые горем Лекси и Скотт сидели в первом ряду, держась за руки и тихо плача. Сжимая носовой платок, Лекси пыталась убедить себя в том, что теперь Кэтлин в лучшем мире и наконец избавилась от страданий.

И она радовалась этому, но очень грустила.

Как несправедливо, что все, кого она любила, умерли!

Сначала Эммет. Теперь ее мать.

Если что-то случится с отцом или Эммой Розой, она не переживет этого, не вынесет нового горя.

Последние дни матери были мучительными. Она лежала в больнице со Дня благодарения, борясь со страшным недугом. Кэтлин когда-то говорила, что хочет умереть дома, но в больнице врачи и медсестры облегчали ее страдания, а Скотт и Лекси дежурили у ее постели все эти тревожные недели.

Увы, их не было рядом с ней ранним утром, когда она испустила последний вздох.

Лекси помнила слова, сказанные матерью перед ее отъездом в больницу:

– Не позволяй отцу оставаться одному.

– Хорошо, мама. Я всегда буду с ним.

Кэтлин покачала головой.

– Я совсем о другом. Ему следует снова жениться. Он не должен страдать от одиночества.

Мысль о том, что Скотт приведет в дом чужую женщину, была для Лекси нестерпима, однако она погладила руку матери: «Не волнуйся, мама. Папа не останется один».

Сейчас, видя, как несчастлив и одинок отец, Лекси с надеждой подумала, что, может быть, он и встретит хорошую женщину…

«О Господи, как я могу думать об этом на похоронах матери?»

Лекси вытерла слезы и сказала себе, что такие мысли вполне простительны. Она хочет видеть отца счастливым. Что же до нее самой…

Лекси не могла поверить, что свинцовая туча, висевшая над ней в последние месяцы, когда-нибудь исчезнет. Но она должна сделать все ради дочери, вернуть их жизнь в нормальное русло.

Как хорошо, что Анита согласилась посидеть у них дома с Эммой Розой. Лекси не хотела брать девятимесячную девочку на похороны бабушки.

Вчера брат Скотта, дядя Нэт, прилетел из Флориды со своей женой, тетей Лоис. Они сидели позади Скотта и Лекси.

Когда отец Майкл прочел последнюю молитву, а органист заиграл любимый гимн Кэтлин «Я восстану», Нэт поднялся и повел Скотта на улицу. Тетя Лоис взяла Лекси под руку, похлопала ее по плечу и протянула чистый платок.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru