Пользовательский поиск

Книга Превратности любви. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Глава 6

– Где ты был, черт возьми?

Йейл замер на пороге своей квартиры, глядя на разгневанную Джастин ди Пьерро.

Он молча закрыл дверь, с толстым экземпляром воскресного номера «Таймс», только что вынутым из-под коврика, прошел через комнату и положил газету на обеденный стол.

– Йейл!

Он посмотрел на Джастин.

– Я спрашиваю, где ты был, черт возьми? Сейчас час дня!

Знает ли Джастин, что он не появлялся здесь со вчерашнего дня, с тех пор как они ушли отсюда?

«Конечно, знает. На мне та же одежда, и она отнюдь не дура».

– Я хочу задать тебе один вопрос, Джастин. – Он снял свои часы «Тэг Хауэр» и положил их на стол.

Она была одета так же, как и вчера, когда отправилась на вечеринку – черная кожаная мини-юбка, обнажающий живот черный топик, прозрачные черные колготы и туфли на шпильках. Не изменилась даже зафиксированная лаком прическа Джастин, и, как всегда, от нее пахло сигаретами и духами. Однако она побледнела, глаза немного запали и под ними были темные круги.

«Она похожа на женщину-вампира», – изумленно подумал Йейл, вспомнив Лекси в момент их расставания – босую, в просторном белом махровом халате, с растрепанными волосами и свежим лицом.

– Интересно, что ты делаешь в моей квартире и почему кричишь на меня, как мегера? – спросил он. – Кажется, до сих пор я жил один.

– Ты отлично понимаешь, что в прошлом году сам дал мне ключ и сказал, что я могу приходить когда захочу. Вчера после вечеринки я решила сделать тебе сюрприз, пожалев, что оставила тебя дома в субботний вечер. Но ты явно не появлялся дома и не страдал от одиночества. Что представляет собой твоя клиентка? Она хорошо трахается, Йейл?

Его раздражал лексикон Джастин. Вообще-то она владела речью не слишком искусно, но редко повышала голос и еще реже использовала грубые слова. Но сейчас ее охватила ярость, глаза сверкали, щеки вспыхнули.

– Как ты понимаешь, Джастин, я не был с клиенткой. Я солгал тебе вчера…

– Негодяй!

– … решив, что ты не поймешь меня, если я скажу тебе правду. Возможно, я ошибался.

– Где ты был?

Йейл видел, что заинтриговал ее, ибо Джастин не ждала подобного признания. Сбитая с толку, она овладела собой и надеялась услышать объяснение.

– Я был с Лекси Синклер, – сказал Йейл, и, заметив ее удивленный взгляд, добавил: – С невестой моего брата.

Он допустил некоторую натяжку, ибо Лекси не была обручена с Эмметом. Однако Джастин этого не знала, поскольку вообще мало интересовалась чем-то, не связанным с ней самой. Вероятно, ее внимание не привлекали его редкие упоминания о Лекси, которой она никогда не видела. Но мысль о том, что Йейл находился с другой женщиной, явно возбудила у нее ревность.

– Успокойся, Джастин, – сказал он, заметив ее настороженный взгляд. – Мне пришлось помочь Лекси. Это связано с ребенком, моей племянницей, – подчеркнул Йейл.

– Что за помощь ты ей оказал?

– Малышка заболела, – ответил Йейл, моля Господа простить ему эту ложь, – и Лекси было не к кому обратиться. Я свозил девочку в больницу, а потом Лекси боялась остаться одна с ребенком. Поэтому я переночевал у нее.

Благодаря многолетнему опыту он лгал легко и невозмутимо смотрел в глаза Джастин.

– Почему ты не сказал мне правду? – все так же сердито спросила девушка.

– В последнее время я чувствую, что ты не доверяешь мне, Джастин.

Она смущенно отвела взгляд.

– Так или иначе, – продолжал Йейл, – я единственный родственник Лекси.

– Ты не родственник, поскольку она не стала женой твоего брата.

– Да, но ее дочь – моя племянница. Лекси могла обратиться только ко мне.

– По-моему, на похоронах были ее родители.

Кажется, Джастин наблюдательней, чем он полагал.

– Верно, но сейчас они в отъезде.

– Значит, ты провел ночь с этой женщиной?

– На диване, – снова солгал он, радуясь, что Джастин не может читать его мысли и видеть картины, всплывавшие в его памяти.

Йейл не мог бы сказать, сколько раз они занимались любовью, захваченные вновь вспыхнувшей страстью. До рассвета, когда их разбудили настойчивые крики Эммы Розы, они проспали только час или два.

Йейл посмотрел на Джастин, стараясь не думать о том, как они завтракали втроем в маленькой кухне. Пока он и Лекси ели оладьи, Эмма Роза уплетала рисовую кашу и протертые сливы, радостно улыбаясь ему.

Неужели эти чудесные мгновения никогда не повторятся, с болью подумал он. Какая несправедливость судьбы – так поздно понять, чего он хочет! Ему никогда не удастся войти в жизнь Лекси и Эммы Розы… во всяком случае, – так, как он хотел бы.

Йейл не сказал об этом Лекси, но уходя нежно поцеловал ее и девочку.

– Позвони мне, – попросила Лекси, – и мы поговорим о том, что нам делать дальше.

Сначала Йейл подумал, что речь идет об их отношениях, но потом понял, что она имеет в виду тайну смерти Эммета.

Он пожалел о том, что усложнил себе жизнь, поделившись с Лекси своими подозрениями. Но если бы не это, ему не пришлось бы увидеть ее после той встречи в пятницу в городе, бояться и ждать следующего свидания. Все могло закончиться тем ленчем, однако Бог судил иначе.

Сейчас Йейл безнадежно увяз в отношениях с Лекси, прекрасно сознавая, что из этого ничего не выйдет.

– Я поднимусь и приму душ, – сухо сказал он Джастин.

– Я присоединюсь к тебе. – Она последовала за ним.

Йейл хотел попросить ее оставить его в покое и отправиться домой, но не смог.

Он продал душу дьяволу, и будет расплачиваться за это всю жизнь.

В понедельник днем, утомленная хождением по бутику «Барни», где она искала новые наряды, чтобы пойти на третью свадьбу ее подруги Шелби, Мередит Макфи решила без предупреждения отправиться в галерею Брадигана.

Сев в такси на Бродвее, она остановила его в южной части Хьюстон-стрит и пошла к знакомому кирпичному дому, стоявшему между букинистической лавкой и магазином старинной одежды. В этот час по улице брел лишь бродяга, бормоча что-то о конце света.

Вчера похолодало, и сейчас уже ощущалось неотвратимое приближение осени. Плотнее запахнув свой черный плащ, Мередит с удовольствием подумала о поездке на ближайший уик-энд в поместье Уиндмедоу на северо-востоке округа Вестчестер, принадлежавшее ей и Расселлу. Деревья только начали желтеть, и она вдоволь насладится загородной дорогой, ибо уже иссяк поток горожан, устремляющихся на лоно природы до начала октября.

Если повезет, занятому Расселлу не удастся составить ей компанию, и тогда в Уиндмедоу приедет Йейл.

Улыбнувшись при этой мысли, Мередит вошла в галерею, и ее каблучки застучали по блестящему паркету. Не успела она приблизиться к кабинету, как в дверях появился Йейл и, увидев ее, удивленно поднял брови.

– Здравствуйте, мистер Брадиган. – Мередит протянула ему руку так, словно их связывали только деловые отношения.

– Этот спектакль ни к чему, Мередит, я здесь один. – Он засунул руки в карманы бежевых вельветовых брюк. В толстом свитере цвета слоновой кости, Йейл казался еще более широкоплечим.

– Тогда, – игриво ответила она, – я хочу, чтобы меня поцеловали.

Он удовлетворил ее желание, но его поцелуй был коротким и небрежным.

– Ты называешь это поцелуем?

– Я называю это рабочим днем, к тому же весьма напряженным.

Мередит с сомнением обвела взглядом пустую галерею.

– Я по уши завален бумажной работой, – сухо заметил Йейл. – Что ты здесь делаешь?

– Я звонила тебе в субботу вечером. Где и с кем ты был?

– Один. – Йейл невозмутимо посмотрел ей в глаза, и Мередит поняла, что он врет.

Йейл Брадиган, конечно, искусный лжец, но ее трудно провести.

– Неужели? – спокойно спросила она. – Куда же ты отправился один?

– Я пообедал, потом сходил в кино.

– О? В каком ресторане ты был, какой фильм видел?

– Ты на редкость любопытна.

– Я просто интересуюсь.

– Я был в «Трибека-гриль». Потом посмотрел «Гражданина Кейна» в Уэст-Виллидже. Мередит не могла отказать ему в изобретательности. Йейл, разумеется, знал, что ее не было в «Трибека» в субботу вечером и она не слишком любила современные фильмы, а тем более классику. Мередит не могла доказать, что он солгал, но не сомневалась в этом. Почему он врет ей?

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru