Пользовательский поиск

Книга Превратности любви. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

– Знаю.

К ее удивлению, он сказал это без сарказма.

Когда-то давно, услышав от Лекси, что она хочет стать знаменитой художницей, Йейл засмеялся ей в лицо. Он уже тогда изучал искусство, а сейчас профессионально разбирался в нем и занимал пост управляющего в одной из наиболее процветающих галерей.

– Не сомневаюсь, что у тебя есть данные для этого, Лекси. Но согласись, у тебя нет репутации ответственного, зрелого человека.

– Если не хочешь помочь мне… – начала она, но Йейл остановил ее:

– Успокойся. Я хочу помочь тебе. Эмма Роза – моя племянница.

Лекси с удивлением заметила, что его голос дрогнул, когда он произнес имя ее дочери. Неужели холодный, бессердечный Йейл Брадиган полюбил кого-то, кроме себя? Неужели смерть Эммета сотворила чудо и сердце его брата потеплело?

– Говоря, что хочешь помочь мне, ты имеешь в виду финансовую сторону дела? – спросила Лекси.

– Конечно.

– Кроме денег, Йейл, мне ничего не нужно, – резко бросила она, надеясь, что это была правда. Лекси не желала его помощи в бизнесе, дружбы, а более всего участия в жизни Эммы Розы.

Она не хотела мечтать о его объятиях, как было когда-то, о прикосновениях его теплых губ…

– Лекси?

– Что?

– Я спросил, что тебе нужно?

Она вспыхнула.

– О какой сумме идет речь?

Лекси на секунду задумалась:

– Разве все так просто? Я называю тебе сумму, а ты выписываешь чек?

– Не совсем. Я готов дать тебе кое-что сегодня, если хочешь. Детали перевода основной суммы следует оговорить в контракте, и я составлю его.

– Не беспокойся, Йейл, – холодно проговорила Лекси. – Я верну все до последнего цента с процентами.

– Знаю. Однако пойми – мои финансовые дела весьма сложны, и мне не под силу мгновенно достать тысячи долларов.

Она кивнула, мучительно переживая сложившуюся ситуацию. Уж лучше бы он отказал ей, не скрывая, что ему нет дела до нее и девочки.

«Нет, – возразила себе Лекси, – это не было бы лучше. Я нуждаюсь в нем. Нет, не в нем, а только в его деньгах…»

Во второй половине вторника в этот час дня на Хатчисон-Паркуэй было мало автомобилей. Сидя за рулем своего элегантного черного «лексуса», Йейл предавался размышлениям.

Он договорился встретиться с Лекси за ленчем в пятницу в городе. Только с ней… без Эммы Розы.

Йейл проглотил подступивший к горлу комок, вспомнив нежный запах малышки, ее шелковистые волосы и то, как детская щечка прижималась к его шее. Она заснула у него на руках так же, как у матери…

Лекси.

О Господи! Лекси.

Увидев ее, он оторопел. Когда она вышла на крыльцо в мужской фланелевой рубашке и слишком широких для ее миниатюрной фигуры джинсах, а ее длинные черные волосы засияли на солнце, у него перехватило дыхание, а ноги подкосились.

Ему хотелось броситься к Лекси и заключить в объятия, погладить по голове, сказать, чтобы она ни о чем не тревожилась, ибо он готов заботиться о ней и ребенке и постарается всеми силами утешить и успокоить ее.

Но, верный себе, он позаботился только о бизнесе.

При этом Йейл осознал, что жаждет стать частью жизни девочки и ее матери.

Однако Лекси держалась так холодно, что это казалось ему маловероятным. Она смотрела на него пристально и настороженно. В ее глазах не было и намека на теплоту и нежность.

Впрочем, ни на что другое не приходилось рассчитывать. Лекси ничего не прощала и не забывала.

Йейл вздохнул и посмотрел на автомобильные часы.

Стрелки приближались к половине первого. В час ему предстояло встретиться с Джастин за ленчем в «Плазе».

Йейл нажал на педаль газа, посмотрел в зеркало заднего вида и убедился, что полиции нет. Если его остановят, он опоздает еще больше, и Джастин разозлится.

Господи, как он устал от нее! От капризного голоса с бруклинским акцентом, от неуместных в общественных местах ласк, от стереотипного имиджа в стиле «мисс Америка», элегантных нарядов, роскошных драгоценностей, безупречной прически и макияжа.

Джастин ди Пьерро была диаметральной противоположностью Лекси Синклер.

В День святого Валентина Йейл собирался жениться на Джастин.

Глава 2

– Здравствуй, папа.

– Лекси!

Скотт Синклер оторвал взгляд от перца, который резал на кухонном столе, и поспешил к двери.

Лекси вошла в родной дом и, как всегда, ощутила покой в скромной, но уютной обстановке. Кухня с накрахмаленными занавесками на окнах, сине-желтыми металлическими контейнерами на столе и скатертью в голубую клетку была ее любимой комнатой в доме.

Отец явно занимался приготовлением ленча. Теперь, когда у него появилось много свободного времени, он стал отличным кулинаром. Коронным блюдом Скотта был омлет по-мексикански. Судя по тому, что лежало на столе, сейчас он готовил именно его.

– Здравствуй, Эмма Роза. – Скотт поцеловал внучку, одетую в джинсы и бейсболку. – Леке, да ведь так ходят только мальчики!

– Папа, все девочки носят джинсы и бейсболки, – возразила Лекси, передавая дочь отцу. Сняв с плеча сумку с пеленками, она бросила ее на стул.

– Но у нее еще мало волос. Люди подумают, что это мальчик, – не сдавался Скотт. – Она похожа на сорванца.

Лекси считала, что Эмма Роза в таком костюмчике восхитительна, а к тому же не собиралась объяснять отцу, откуда он у нее.

Рождественским утром, за несколько месяцев до появления Эммы Розы, Лекси нашла эту одежду под новогодней елкой и вопросительно взглянула на Эммета.

– Это для ребенка, – ответил он. – От отца. Ведь сейчас все-таки Рождество. Вот я и подумал, что малыш должен получить подарок. А если родится девочка… ей, думаю, это тоже подойдет.

Лекси обняла его, и по ее щекам покатились слезы. В ту пору она плакала по малейшему поводу. Независимо от повышенной эмоциональности беременной женщины Лекси глубоко тронул поступок Эммета и даже вселил в нее надежду, что этот человек меняется. Может, после рождения ребенка он женится на ней и возглавит семью, думала Лекси.

– Александра, ты выглядишь превосходно. – В кухню вошла мать.

– Кэтлин, зачем ты встала с кровати? – спросил Скотт.

– Хотела поздороваться с дочерью и внучкой.

Она запахнула коричневый халат.

Лекси поцеловала бледную щеку матери.

– Как ты, мама? – спросила Лекси, заметив, что волосы матери еще больше поредели, глаза запали, а черты лица заострились.

– Слава Богу, я чувствую себя лучше, чем выгляжу, – ответила Кэтлин, перехватив взгляд Лекси. – После химиотерапии у меня всегда слабость и головокружение, но со временем это пройдет.

– А пока тебе следует лежать в кровати. – Скотт с укором покачал головой.

– Сейчас лягу. Лекси, тебе подошло это платье?

– Отлично.

Лекси разгладила руками черный креп и бросила на мать настороженный взгляд, опасаясь, что та взволнуется, увидев это платье на ней. Кэтлин купила его незадолго до болезни, и Лекси помнила, как смутилась мать, потратив на себя такую сумму.

Именно Лекси уговорила ее взять это платье, и Кэтлин очень радовалась обновке, когда примерила ее дома, посмотрела в зеркало и решила, что деньги израсходованы не зря.

Спустя неделю Кэтлин обнаружила под мышкой первую шишку.

Через месяц, после радикальной мастэктомии, Кэтлин отдала платье Лекси.

– Теперь оно мне ни к чему, – сказала она, – а на тебе оно будет сидеть идеально.

Лекси приняла подарок, желая порадовать мать и еще не зная, что беременна.

Только сейчас она смогла снова надеть это платье, единственное, что подходило для ленча с Йейлом Брадиганом в Манхэттене.

– Когда отходит твой поезд? – спросила Кэтлин, посмотрев на часы.

– У меня в запасе двадцать минут, но лучше я пойду сейчас. Мне надо купить билет и газету в дорогу.

Надо хотя бы выяснить, что происходит в мире, чтобы обсудить с Йейлом не только вопрос о ссуде. Не говорить же с ним о том, какие пеленки лучше – матерчатые или бумажные! А в последнее время она способна только на это.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru