Пользовательский поиск

Книга Превратности любви. Содержание - Благодарность

Кол-во голосов: 0

Фабио

Превратности любви

Моим родителям, научившим меня отличать добро от зла, и всем женщинам —благодаря вам этот мир становится лучше.

Благодарность

Выражаю признательность Венди Корси Стауб, без которой эта книга не появилась бы на свет.

Выражаю особую благодарность моему суперагенту Мелу Бергеру из «Уильям Моррис Эдженси», который помог мне обрести мой новый литературный дом.

Также большое спасибо Уолтеру Закариесу, Полу Динасу и Линн Браун из «Зебры» за то, что они облегчили мне этот «переезд».

Как всегда, спасибо моему другу и деловому партнеру Эрику Эшенбергу из «Глобал Энтертейнмент Менеджмент» за его дружбу и деловые советы. Никакие слова не способны выразить степень моей признательности.

Спасибо Джанин Трэнсон и Барри Ситнеру из «Си-эм-ай» за их помощь в разрешении моих профессиональных проблем.

Выражаю благодарность Бонни Кулман, замечательному человеку и лучшему президенту «Клуба поклонников». Не жалея сил, она великолепно руководит Международным клубом поклонников Фабио – P.O. Box 827, Dubois, Wyoming, 82513, USA.

Выражаю особую признательность моим поклонникам за поддержку и доброту.

Да блпгословит всех вас Господь.

Пролог

– О Боже, помоги мне… пожалуйста… я умираю…

– Вы не умираете, – возразила акушерка, симпатичная, но строгая темнокожая женщина с неизменно поджатыми губами. – Вы рожаете. Сосредоточьтесь на дыхании, и вам станет гораздо легче.

Лекси Синклер, корчась в муках на кровати, выкрикнула крепкое широко известное ругательство.

Она проклинала деловитую акушерку, которая сновала по палате, словно не замечая Лекси; анестезиолога, занимавшегося в приемном отделении жертвами дорожных аварий и не спешившего дать роженице обезболивающее; доктора, забывшего о ней и принимавшего роды в соседней палате; женщину, которая рожала там, крича во весь голос и вселяя в Лекси страх перед грядущим. Но сильнее всего она проклинала Эммета. Эммета Брадигана.

Отца того самого ребенка, который сейчас выбирался из раздувшегося неподатливого тридцатилетнего тела Лекси.

– О нет… неужели снова…

Она всхлипнула, когда нестерпимая боль снова захлестнула тело и ее чрево сжал мучительный спазм.

– Дышите! – рявкнула акушерка.

– Я… не могу, – выдохнула Лекси. – Мне нужен… Эммет…

– Послушайте! – Акушерка села на кровать и посмотрела Лекси в глаза. – Его здесь нет. А я есть. Я помогу вам… если вы больше не будете пинать меня ногой.

«Неужели я действительно ударила ее?»

Лекси схватила акушерку за рукав и вспомнила, что так оно и было, когда та перед началом ужасных схваток отказалась дать ей обезболивающее. И все же…

– Извините, – пробормотала Лекси. – Я больше не ударю вас. Обещаю.

– Хорошо. Делайте то же, что и я.

Медсестра начала ритмично дышать – так, как Лекси и Эммета учили на курсах Ламаза.

Пытаясь ей подражать, Лекси вспомнила, как изумилась несколько месяцев назад, когда Эммет согласился ходить с ней на курсы. По вторникам они встречались вечером возле офиса врача с другими беременными женщинами и их встревоженными спутниками.

В первый день, когда собравшиеся познакомились, оказалось, что все остальные женаты. Представившись, Лекси проговорила:

– Это мой первый ребенок, я должна родить в День святого Патрика, а это… Эммет.

В отличие от прочих женщин, она не добавила: «Мой муж!» – и сразу подумала, не смутило ли это Эммета.

Но он, как всегда, сохранял полную невозмутимость и, поднявшись, сказал:

– Здравствуйте, я – Эммет, отец ребенка.

Не считая этой неловкости, все шло гладко. Лекси даже ждала этих вечерних занятий, и ей казалось, что Эммету они тоже нравятся.

– О!.. О!.. – застонала она. Схватки следовали одна за другой почти беспрерывно.

– Дышите, Лекси! – распорядилась акушерка. – Сосредоточьтесь!

Лекси сосредоточилась на Эммете, вспомнив, как на занятиях он учился массировать ей поясницу в нужном месте и считал до десяти с постоянной скоростью, чтобы подсказать Лекси, когда придет время выталкивать ребенка. Скрестив ноги, Эммет сидел на полу с другими будущими отцами, держа голову и плечи Лекси у себя на коленях, и даже смеялся над пошлыми шутками инструктора.

И когда они смотрели видеозапись родов, сделанную в семидесятых годах, Эммет, в отличие от других мужчин, не отпускал саркастических замечаний по поводу давно вышедшей из моды одежды и дряблых тел.

Напротив, он просмотрел фильм молча, а потом с изумленным лицом повернулся к Лекси:

– Это действительно чудо, а, Лекс?

Заметив в его глазах слезы, она впервые подумала, что все может сложиться хорошо и он, возможно, изменится, поскольку уже готов стать отцом семейства. Похоже, она ошиблась.

– Где он, черт возьми? – сквозь зубы спросила Лекси, почувствовав новые схватки.

– Не думайте сейчас о нем. Вы почти готовы вытолкнуть ребенка, а для этого нужна предельная концентрация сил.

– Но он обещал быть здесь! – жалобно пробормотала Лекси. – Обещал.

Акушерка, пожав плечами, надела резиновые перчатки, подошла к кровати и наклонилась над роженицей.

Пальцы темнокожей женщины мягко, но решительно проникли в Лекси. Та вскрикнула, затем повторила, словно обращаясь к самой себе:

– Он обещал. Эммет не из тех, кто дает обещания.

– Я не даю обещаний и никогда не лгу, – честно сказал он ей в начале их отношений. – Таковы мои правила.

Но недавно он нарушил свое правило, когда они после занятий любовью лежали ночью в ее постели. Эммет положил руку на огромный живот Лекси и ощутил, как их ребенок повернулся в чреве.

– Смотри, Лекс! Смотри! – воскликнул он, словно Лекси не испытывала этого уже много раз. Словно сам Эммет впервые заметил это. – Он повернулся! Он такой сильный! Это будет один из малышей, которые уже ходят в то время, когда их ровесники еще только учатся сидеть! – с гордостью воскликнул Эммет.

– Неизвестно, кто родится – мальчик или девочка. – Лекси неоднократно повторяла это, не желая, чтобы Эммет был потом разочарован.

– Если родится мальчик, назовем его в честь отца. Э. М. Эммет-младший. Верно, малыш? – Он похлопал Лекси по животу.

– А если девочка?

– Тогда в честь тебя – Александрой.

Лекси скорчила гримасу.

– Нет.

– Александра-младшая. А. М. Как тебе это нравится?

– Нет, – повторила она и, увидев выражение его лица, улыбнулась.

– Тогда как?

Она пожала плечами.

Обсуждая это несчетное количество раз, они так и не могли выбрать имя для девочки. Эммет предлагал назвать дочь Дебби, Сьюзи или Линда, но эти имена больше ассоциировались у Лекси с пышногрудыми болельщицами пятидесятых годов. Она предпочла бы Эмили, Викторию или Карлотту. Но, по мнению Эммета, они больше подходили восьмидесятилетней старой деве с белым кружевным воротничком.

Что ж… если родится мальчик, они назовут его Э. М., а если девочка… О нет, только не это, ведь они так и не выбрали женского имени.

– Если девочка родится в твое отсутствие, я назову ее сама, – предупредила Лекси.

– Исключено. Я буду рядом с тобой. Отец не может пропустить такой момент.

– Ты уже давал обещания, – печально заметила Лекси.

– Сейчас все иначе, – возразил Эммет. – В этот раз я буду с тобой.

Почему-то Лекси поверила ему. Эммет никогда не расставался с пейджером, и она неоднократно посылала ему сообщения – когда стали отходить воды, когда ехала в машине по Вест-сайдскому шоссе и даже когда заполняла бумаги в больнице. Лекси набирала на своем сотовом телефоне номер его пейджера до тех пор, пока не усилились схватки. Но Эммет не отвечал. И его не было здесь.

Сейчас, ощутив нестерпимо острую потребность разрешиться от бремени, Лекси жалобно, умоляюще позвала Эммета, надеясь, что он появится.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru