Пользовательский поиск

Книга Ночь со звездой гламура. Содержание - Эпилог

Кол-во голосов: 0

– Знаешь, Руслан… Дело в том, что мои мужчины никогда не интересовались мною как человеком, и я… честно говоря, думала, что у вас так принято…

– У кого это «у нас»?

– Ну… у мужчин…

– А я, знаешь ли, последнее время все больше убеждаюсь в том, что это у вас так принято!

– У кого это «у нас»? – оторопела Лена.

– У вас – это у женщин!

Лена опять обняла его и прошептала в ухо:

– Ну… прости меня, Руслан… Мне действительно жилось несладко… И я еще никак не могу поверить в то, что с тобой у меня все… не так… по-другому… Ты… прости…

Он прижал ее к груди и сказал:

– Я люблю тебя, и для меня очень важно, чтобы ты стала… женой… Я хочу семью, Лена… Я хочу приходить домой, где меня ждут… И сам хочу… ждать тебя с работы… чтобы мы вместе ужинали… чтобы я мог рассказать тебе, что со мной произошло за день… и чтобы ты тоже… рассказывала… Понимаешь?

– Я не умею рассказывать, Руслан… – усмехнулась Лена. – Я уже… закоренелый холостяк… одиночка… Я давно никому ничего не рассказываю…

– Я научу тебя… Ты только не отказывайся стать моей женой… если, конечно, действительно меня любишь…

– Я… я люблю тебя… я так тебя люблю… – с трудом пробормотала она и вдруг неожиданно даже для себя залилась слезами.

Это были слезы освобождения от того напряжения, в котором Лена жила последние годы после развода со вторым мужем. Она чувствовала, что ей больше не нужно будет держать круговую оборону, что она наконец может стать обыкновенной слабой женщиной. Такой, какой ее сотворила природа. Она будет любить Руслана изо всех сил. Она будет собственноручно лепить для него пельмени и печь пироги. Она все это умеет, только никому и никогда не было нужно это ее умение. Руслан будет возвращаться домой, где его ждут. Она всегда будет его ждать…

Эпилог

Красивый мужчина с глянцевыми черными волосами так долго и решительно тряс за ручку стеклянную дверь, на которой была вывешена табличка «ЗАКРЫТО/CLOSED», что за ней наконец появилась молодая женщина с очень рассерженным лицом. Она хотела еще раз указать мужчине на табличку, но, увидев, кто перед ней стоит, приветливо улыбнулась и открыла дверь.

– Мне, пожалуйста, пятнадцать самых красивых роз! – сказал он.

– Инне? – спросила женщина.

– Да.

– Есть повод?

– Конечно. Я люблю ее, Лена.

– Повод очень серьезен, – согласилась владелица магазина «Цветущий сад». – Но почему именно пятнадцать?

– Так… Хочется большой букет…

– Каких тебе, Берт? Винно-красные – очень красивые, но и белые тоже… Посмотри, какие нежные!

– Давай, пожалуй, нежных.

Лена принялась составлять букет. Соколовский некоторое время наблюдал за ловкими движениями ее рук, а потом сказал:

– Как все-таки здорово, что мы тогда встретились с тобой у табачного киоска! Не находишь?

– Нахожу, – согласилась она, смущенно улыбнувшись.

– А знаешь, кто нам все это устроил?

– Что значит устроил? – удивилась Лена и даже опустила обратно в вазу только что вытащенную оттуда чудесную белую розу.

– Не пугайся ты так! – рассмеялся Берт. – В тот день, когда мы с тобой первый раз встретились, я как раз ехал в редакцию «Ягуара». Жанна позвонила мне на трубку и попросила привезти блок сигарет. Я остановился у первого же попавшегося киоска, а там – ты!

– Значит, ей обязаны, – улыбнулась и Лена, повернулась к вазе, снова достала из нее розу, устроила ее в букете и сказала: – Не представляю, как сосуществует с Жанной Антонов. Он ведь не курит. Даже запаха не переносит!

– Вот уж за него тебе беспокоиться не стоит! Он в своей новой семье установил такую мужскую деспотию, что Жанна даже в редакции не курит. Похоже, бросила.

– Женька и деспотию? – удивилась Лена. – Что-то с трудом верится… Он же такой мягкий человек…

– Ну… это у них такие игры… Похоже, Жанне нравится изображать из себя слабую женщину, которой муж вертит, как хочет. Кстати, насчет этого мягкого человека… Как бы он не сел в редакторское кресло вместо Жанны!

– А она позволит?

– Все возможно. Она сама говорит, что так истосковалась по обыкновенной бабской доле, что гораздо с большим удовольствием готовит дома фаршированную яблоками утку, нежели занимается делами «Ягуара». А что касается Евгения, то он уже предложил несколько дельных проектов. Может быть… под это дело… Руслан вернется к нам?

Лена расхохоталась.

– Вот, значит, зачем ты покупаешь у меня кучу белых роз! Чтобы я замолвила за тебя словечко, да?

– Не надо смешивать личное со служебным, то есть божий дар с яичницей! – улыбнулся Соколовский. – Розы – Инне! Руслан Доренских – журналу!

Лена упаковала цветы в прозрачный пакет с золотым кантом поверху и сказала:

– Я поговорю с мужем, но никаких гарантий дать тебе не могу.

– Трудно тебе с ним, Лена? – сочувственно спросил Соколовский.

– С чего ты взял? – вскинулась она.

– Хотя у Руслана в руках не кисть, а цифровой фотоаппарат, он – художник. А все творческие люди очень нелегки в общении… Руслан не исключение. Я же его хорошо знаю…

– Я люблю его, Берт…

– Ну… тогда все в порядке!

– В порядке. – Лена вручила Соколовскому букет и спросила: – А как Дашка?

– Нормально. То у Женьки с Жанной живет, то у нас… Умудрилась принять в сердце все наши заморочки… Я ей за это бесконечно благодарен.

– А как дела у Верочки? Те лекарства, про которые вы с Жанной говорили в тот раз…

– Не надо никаких лекарств… – опустив голову, глухо проговорил Соколовский.

– Не надо… – насторожилась Лена.

– Не надо. Она умерла… две недели назад…

Лена сочувственно дотронулась рукой до его плеча и сказала:

– Может быть, там… где она сейчас находится… ей лучше…

– Наверно, – тряхнул головой Берт и, спасаясь от мгновенно закипевших в глазах слез, сунул лицо в розовый букет.

– А у тебя теперь есть Инна и… Дашка… – сунулась с неловкими утешениями Лена.

– Да-да… конечно… Ну… – Альберт с уже почти спокойным лицом посмотрел на хозяйку магазина. – …я пойду, пожалуй…

– Что-то не пойму, закрыто или нет? – неожиданно раздался молодой мужской голос, а в щель двери просунулась голова в темно-синей фирменной кепке с большим козырьком. – Ватрушку-то заказывали?!

– Ой! Да! Конечно, заказывала! Заходите! – крикнула посыльному Лена, а потом предложила Берту: – Чайку не хочешь? Этот парень такие знатные ватрушки приносит!

Альберт отрицательно покачал головой, потом повнимательней всмотрелся в посыльного и удивленно воскликнул:

– Ба! Какие люди! Никак сам Вадик Кудеяров?! Какими судьбами?!

– Вашими стараниями, – буркнул Кудеяров и стащил с головы фирменную кепку. – Думал, не узнаете…

– Как можно! Я ж тебя, братец, чуть не удушил! Такое не забывается!

Лена с таким удивлением смотрела на Берта с Вадимом, что Соколовский вынужден был пояснить:

– Ты вот, Леночка, небось думала, что это просто рассыльный ватрушечник, а на самом деле – сам Вадим Кудеяров!

– Кудеяров? – переспросила она, явно не понимая, что происходит.

– Конечно! Помнишь, не так давно со всех сторон неслось:

«Ты – моя луна, ты мой свет в ночи,
Лучше говори, лучше не молчи…»

И далее в таком же идиотском духе. А потом еще припев такой дебильный: «Шула-була-ла-ла-ла!»

– А-а-а… «Фабрика звезд»… – догадалась Лена. – Так это тот самый…

– Ага! Дашкин обидчик! Паршивец!

– Между прочим, я не просто рассыльный ватрушечник, как вы очень остроумно изволили выразиться, – заявил Кудеяров, пропустив «паршивца» мимо ушей. – Между прочим, это я придумал ватрушки печь, потому что вовсе не все любят пиццу.

– Да ну?! – снисходительно улыбнулся Берт.

– Вот именно! Я, например, не люблю. И вот… гражданочка из «Цветущего сада» всегда только ватрушку заказывает. Да и многие другие тоже… А рецепт, между прочим, моей мамы! А я не просто рассыльный, а, между прочим, совладелец пекарни. Мы просто лишних людей не держим. К чему бездельников плодить?!

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru