Пользовательский поиск

Книга Молот ведьмы. Страница 17

Кол-во голосов: 0

Внизу, под нами, на лужайке за длинными деревянными столами сидели слуги из дома и еще много народу. Все громко пели сильными голосами, но, что удивительно, при этом успевали поглощать в громадных количествах еду и вино. И хотя ни я, ни Ричард не понимали ни единого слова, мы нашли пение изумительным, необыкновенным и наслаждались каждой минутой праздника. Единственно, что меня не устраивало в этот момент, это то, что Шерил кокетничала с Ричардом.

Я повернулась к ней с улыбкой, чтобы отвлечь ее внимание от Мэнсфилда на себя.

— Шерил, откуда взялись все эти люди? Их здесь не меньше сотни не считая детей. Ведь в доме работают не более двадцати.

Она рассмеялась:

— Они пришли из деревень, Саманта. Ты еще не видела эти деревни, а их в поместье целых две, они находятся на расстоянии около двух миль друг от друга. Я тебя свожу туда как-нибудь. Тебе эти деревни покажутся интересными. Дома там точно такие, как были в матушке России.

— Я хотел бы сделать фотографии, если это возможно, — вмешался Ричард.

— Конечно! Вы ездите верхом?

— Лошади? Разумеется.

Шерил прекрасно знала, что я не езжу верхом.

— Боюсь, не смогу вас сопровождать. И, по-моему, Ричарду будет неудобно на лошади со всем его оборудованием, — быстро проговорила я.

— Сделаем так, Шерил, — предложил Питер, — если хочешь прокатиться верхом, вы с мистером Мэнсфилдом поскачете, а мы с Самантой поедем на машине.

Но Шерил это не понравилось. Она ни за что на свете не могла допустить, чтобы мы вдвоем с Питером поехали по лесной дороге на машине.

— О, мы все поместимся в фургоне, — с видимой досадой сдалась она. — Я совсем забыла, что Саманта — городская девушка.

Атмосфера за столом стала натянутой, и я заметила, что Питеру это не нравится.

— Становится холодно, — сказал он. — Не перейти ли нам в гостиную? Туда подадут кофе и ликеры.

Мы поднялись со своих мест — праздник все равно подходил к концу — и последовали за Питером внутрь.

— Надеюсь, вам поправилось наше представление, мистер Мэнсфилд? — поинтересовался Питер, когда все расположились у камина, попивая кофе с бренди. — Все было экспромтом, разумеется. Мы с Шерил называем такие вечера маскарадами. Но наши люди наслаждаются такими праздниками, они обожают посидеть вот так все вместе за вкусной едой и песнями.

— Я потрясен, — признался Ричард. — И часто вы устраиваете такие представления?

— Когда есть настроение и позволяет погода. Может случиться, что два раза в неделю, а иногда один раз в несколько месяцев. Это происходит импульсивно. Вдруг все мы чувствуем приближение такой ночи и готовимся к ней. Тогда все получается успешно.

— Понимаю. Костюмы — точная копия подлинных, верно?

— Разумеется. Среди наших женщин много искусных мастериц. — Питер самодовольно оглядел себя. — Этот военный мундир — точная копия парадного военного мундира моего деда, который он надевал при дворе его величества в Санкт-Петербурге.

— А у меня точно такое же платье, как у бабушки — графини Лары Зиндановой, — сообщила Ричарду Шерил.

— Вы выглядите в нем настоящей красавицей, Шерил.

— Благодарю вас! — Мне показалось, что в ее взгляде, брошенном на меня, мелькнуло мстительное выражение. — Но мы стараемся разнообразить наряды.

— Наверно, это требует большого труда?

Она пожала плечами:

— Не особенно. Видите ли, на меня шьет моя горничная, Параша. А все украшения подлинные. Это паши фамильные драгоценности. Иногда мы проводим наши праздники в одной из наших деревень. И мне больше правится, когда праздник переносится туда. Мы с Питером едем вместе со слугами верхом. Некоторые наши слуги прекрасные наездники. Обычно мы поем песни, когда едем, это так прекрасно!

— Могу себе вообразить, — отозвался Ричард. — Удивительно, что вы не подумали съездить в турне с таким представлением. Это имело бы грандиозный успех.

Питер засмеялся:

— Нет уж, спасибо! Одна только мысль об этом меня ужасает. Я покончил со сценой и никогда туда не вернусь. Больше никаких спектаклей.

Он лгал, конечно. Возможно, играть на сцене Питер действительно больше не хотел, но сейчас, например, играл в честь приезда Ричарда. Впрочем, подумала я, он играет все время и для него это так же естественно, как дышать.

Питер встал.

— Вы простите меня? Я хочу поговорить с моими людьми, прежде чем они разойдутся.

— Конечно.

— Может быть, Ричард тоже хочет пойти с нами и побеседовать с крестьянами? — спросила Шерил. — Ричард, вам это будет интересно.

— Я бы с удовольствием, Шерил, — ответил тот. — Но мне еще надо показать Саманте снимки, те, что я сделал сегодня.

— О, в этом нет никакой спешки! Если хотите идти, идите. — Я постаралась сказать это искренне, втайне надеясь, что он останется.

Но Шерил уже крепко схватила его под руку:

— Ну вот! Видите! Но я думаю, что и Саманта пойдет. Ведь мы привыкли считать ее членом семьи.

Я покачала головой, поднимаясь с места:

— Нет, не могу. Мне надо еще поработать. И уже поздно.

— Вы уверены, что вам не потребуется помощь? — с надеждой в голосе спросил Ричард.

— До завтра — нет. Но спасибо за предложение.

Питер пошел к дверям, Шерил двинулась за ним, но остановилась и подождала Ричарда.

— Предательница! — прошипел мне Ричард, проходя мимо. — Разве вы не поняли, что я хотел поговорить с вами?

— Развлекайтесь! — откликнулась я весело.

* * *

У себя в комнате я переоделась в ночную рубашку и халат, потом стала просматривать снимки Ричарда. В Ширклиффе он времени даром не терял — переснял все свидетельские показания, взятые во время следствия по делу о гибели Терезы, и даже положил для меня в пакет лупу. Следователь Генри Джордж Самнер и один из свидетелей уже умерли, но остальных Ричард сфотографировал.

Я подвинула стул поближе к камину, в котором горел огонь, и начала читать. И сразу же мне пришла в голову мысль, что неплохо было бы сравнить эти свидетельские показания, добытые Ричардом, с публикациями того времени в газетах и журналах, которые у меня уже были.

Я поднялась с места и вздохнула. Потом, застегнув на все пуговицы халат, закрыла за собой дверь спальни и пошла наверх в комнату-башню.

После теплой спальни огромная комната-башня показалась мне особенно холодной и неуютной. Я взяла несколько поленьев из медного ящика для топлива и разожгла в камине огонь. Потом придвинула поближе к нему маленький столик и приступила к работе.

Все казалось предельно просто. Питер работал в своем кабинете со Сью Марсден. Из показаний служанки следовало, что он позвонил ей и попросил ее приготовить пятичасовой чай для троих, потому что ожидал миссис Кастеллано, которая должна была приехать через несколько минут.

Служанка, открыв дверь миссис Кастеллано, когда та прибыла, пошла на кухню за подносом. Вернувшись, она услышала сердитый, громкий голос миссис Кастеллано. Но постучала в дверь, вошла, сервировала чай и снова ушла. Вот как это излагалось в протоколе допроса:

"Вопрос: Миссис Кастеллано выглядела разгневанной, мисс Бронсон?

Ответ: Нет, сэр. Тогда еще нет.

Вопрос: Вы заметили что-нибудь необычное в поведении миссис Кастеллано?

Ответ: Она плакала, сэр".

После того, что мне раньше рассказал Игорь, это меня не удивило. Но зато удивило следователя.

"Вопрос: Вы не слышали что-то такое из разговора, что указало бы на причину — почему плакала миссис Кастеллано?

Ответ: Нет, сэр.

Вопрос: Вы можете сказать, что покойная была ревнивой женщиной?

Ответ: Да, сэр, могу. Каждый раз, когда миссис Кастеллано приезжала в дом, она расспрашивала нас о мисс Марсден и мистере Кастеллано. А если не о мисс Марсден, то о какой-нибудь другой женщине. Одной из тех, что гостили у мистера Кастеллано. Она нас сильно смущала своими вопросами.

Вопрос: Она подозревала об особых отношениях между мисс Марсден и мистером Кастеллано?

17

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru