Пользовательский поиск

Книга Благородная разбойница. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

— Конфедерация никогда не пойдет на это.

— Уже пошла, — сообщила Айвори. — Ты проспал два дня. Нам еще нужно проработать детали, но я думаю достигнуть соглашения уже в ближайшее время.

Дрю не видел для Айвори способа уцелеть при таком обмене пленниками.

— Ничего не выйдет, Айвори. Может, они и согласились на твои предложения, но это будет просто ловушкой. У них там будут снайперы или агент, загримированный под Спайдера, но они никогда не позволят тебе и твоему отцу остаться на свободе.

Он не сказал ей ничего, чего бы она сама не знала.

— Мне нечего терять в конце концов. Я не представляю себя, рисующей фрески на тюремной стене в течение пятидесяти лет, и было бы нечестно оставлять отца, чтобы он предстал перед судом один, теперь, когда ты освободил меня.

Распростертый на спине, Дрю пытался собрать в кулак весь остаток своего хладнокровия, чтобы спорить с ней.

— Почему ты не спала, когда мы пришли за тобой? У тебя все еще повторяется этот жуткий сон? Ты думала, это предостережение, но он был не про меня, Айвори. Он был про Спайдера. Заставь себя досмотреть до конца, и ты убедишься.

Айвори поднялась на ноги:

— Очень соблазнительная идея — отрезать тебе язык. Но я обещала вернуть тебя в достаточно хорошем состоянии. Я развяжу тебя и позволю выйти в туалет, но Конрад пойдет с тобой. Ты был прав насчет наших «серебряных парней». Они могут гораздо больше, чем просто таскать ящики и считать деньги. Не пытайся перехитрить его. У него есть приказ целиться тебе в колени, но, даже если его «пушка» будет на минимальной мощности, ты больше никогда не сможешь ходить.

— Конрад, — повторил Дрю. — Звучит так же плохо, как Рекс! — Но никто из них не засмеялся.

— Где ты достаешь свежую еду? — Дрю взял тарелку, которую Айвори подсунула под дверь его клетки. От нее исходил соблазнительный аромат. Это был толстый кусок жареного мяса, вареная картошка, посыпанная сыром, и горка ярко-зеленого гороха. Вместо того чтобы дать ему нож и вилку, она сама порезала мясо на небольшие куски. На вкус оно было так же замечательно, как и на вид.

Скрестив ноги, Айвори села на пол возле клетки.

— Мы на Флер-де-Ли. Это домашняя планета одной аграрной колонии, которой часто требовались ссуды для расширения. Мой отец был чрезвычайно щедр, и они были так благодарны, что не возражали, когда он построил здесь маленький склад.

Дрю попытался вспомнить, где находится Флер-де-Ли. Как он припоминал, эта маленькая планета была у самой границы.

— Мы поблизости от «Шахты», так ведь?

— В опасной близости, даже можно сказать, но в этом-то вся и прелесть. Ее всегда считали совершенно безобидной, в то время как «Шахта»… ну, ты знаешь, что все думают об «Алмазной шахте».

Дрю чувствовал себя так, будто он не ел несколько дней, и это действительно было так.

— Можешь дать мне еще вот этого? — спросил он, отправляя в рот большой кусок картошки.

— Не похоже, чтобы ты все еще рос.

— Нет, я просто хочу есть. А ты нет? Ты похудела, и это неудивительно, если ты питалась только тюремной едой.

Айвори смотрела, как он ест, и не могла припомнить, когда она сама в последний раз была голодна. Она знала, что он делает: ведет себя так, как будто они все еще любовники, пытаясь усыпить ее бдительность и тут же использовать это против нее. Опять.

— Да, я могу принести тебе еще, но это будет тебе кое-чего стоить.

Дрю огляделся в своей клетке:

— Не похоже на то, чтобы я имел возможность тебе в чем-то отказать.

— Хорошо. Я рада, что наконец-то мы понимаем друг друга.

Дрю учили справляться со всякими безнадежными ситуациями, но ему не преподали ни одного урока относительно того, как отговорить женщину, которую он обожал, от самоубийственной миссии. Он продолжал незаметно клонить к этому:

— Мое имя Эндрю Джордан, но меня всегда звали Дрю. Я из Ванкувера. Я на четверть индеец хейда, и в лесу я чувствую себя так же, как и на космическом корабле. Я окончил Летную академию Аладо, когда мне был двадцать один год, и летал, пока мне это не надоело, а потом вступил в отделение разведки. Я верю в мир, справедливость и особенно в равенство. В нас я тоже верю. — Он отставил в сторону тарелку, сунул руку под рубашку и вытащил золотую цепочку. На ней висели ее кольца. — Я хочу снова жениться на тебе. В первый раз я настаивал на законной церемонии, и я собираюсь снова просить тебя выйти за меня замуж. Айвори подобрала соломинку со своего ботинка и вертела ее в руках.

— Ты меня просто удивляешь. Ты так гладко врешь, ложь льется из тебя потоком, прямо как пузыри в шампанском. Ты, несомненно, соблазнял женщин от одного края Галактики до другого, но можешь мне поверить: второй раз тебе не поймать меня на ту же удочку.

Дрю поднял тарелку, чтобы продолжить свою трапезу.

— Я никогда не ловил тебя ни на какую удочку.

— Почему это звучит как эпитафия?

— Ну хорошо, значит, я похоронил все, что было между нами, — наконец признал Дрю. — Для меня это так же больно, как и для тебя, но я не позволю тебе просто так потерять свою жизнь во время этого обмена заложниками, когда тебя просто убьют. Оставь меня здесь на Флер-де-Ли и спасайся, Айвори. Уезжай немедленно, пока у тебя еще есть шанс уехать. Твои бриллианты под пакетами с пайками среди аварийных запасов. На них ты сможешь еще долго протянуть.

Отбросив соломинку, Айвори ухватилась за решетку, которая их разделяла:

— Зачем ты меня спас?

Дрю отставил в сторону пустую тарелку и встал, глядя ей в лицо:

— Потому что я должен был это сделать!

Айвори изучала выражение его лица, вновь изумляясь, как убедительно он говорит, хотя знала, что он не может быть искренним.

— А я должна спасти отца. Я принесу тебе еще еды, но тогда ты тоже должен будешь кое-что для меня сделать.

Она повернулась, но Дрю окликнул ее:

— Подожди, чего ты хочешь?

Айвори вернулась и приникла к прутьям:

— В последнюю ночь, когда мы были вместе, мы слишком устали и могли только спать, и я не хочу напрасно терять шанс заняться любовью, тем более что, возможно, он для меня последний.

То, что она понимала, на какой невероятный риск идет, разбивало Дрю сердце. Он обхватил ее руки своими:

— Забудь о еде. Просто выпусти меня.

Айвори отпрянула назад, отняв руки.

— Позже. Мне еще нужно кое-что сделать. Конрад составит тебе компанию, пока я не вернусь.

Дрю слышал, как робот придвинулся ближе, но не сводил глаз с Айвори, пока она не ушла. Радужная пилотская форма подчеркивала ее роскошную фигуру, и она никогда еще не была для него такой желанной, как сейчас. Он был уверен, что они родились, чтобы быть вместе, и если у него есть только одна ночь, чтобы убедить ее никогда не расставаться, он не имеет права проиграть.

Глава 21

Подземный бункер был обставлен так, будто Спайдер никогда не собирался им воспользоваться. Клетка находилась в последней из трех прямоугольных комнат. Туалет, кровать, стол, стулья и крохотная кухня занимали среднюю комнату, а в первой был устроен ремонтный док для срочной починки кораблей. Не было сделано никакой попытки приукрасить маленькое жилище с тем вкусом и стилем, как это было сделано на «Шахте». Дрю видал армейские казармы более уютные, чем это помещение, но Айвори, похоже, этого не замечала, и скудная обстановка не могла его сильно заботить.

Туалет был маленьким, и, когда Конрад блокировал выход, стоя в дверях, Дрю едва мог повернуться. Он принял душ, побрился и натянул свои брюки, но не потрудился надеть что-нибудь еще.

— Пусти меня, Конрад. Мне нужно поговорить с твоей хозяйкой.

Робот отступил в сторону, но проследовал за Дрю до стола, где сидела Айвори. Она рисовала в альбоме, и, когда Дрю заглянул ей через плечо, он с удивлением увидел странный узор, заполняющий всю страницу. У нее всегда было чутье к необычным сочетаниям, но, как правило, она предпочитала рисовать реальные вещи, а не мрачные абстракции, подобные этим. Линии были угловатые, темные, и ему они показались глубоко тревожными.

76
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru