Пользовательский поиск

Книга Благородная разбойница. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

Андре вернулся, неся белые свечи и серебряный канделябр. Он не заметил неуловимых перемен, которые Летняя Луна произвела с цветами, поставил возле них канделябр, начал ставить свечи и зажигать их.

— По-моему, замечательно, — пробормотал он, отступая. — Вы попросили кого-то быть вашим шафером, мистер Данкан?

Шафер — еще одна принадлежность свадьбы, о которой Чейз забыл.

— Еще нет. Ты занят следующие полчаса, Андре?

Андре покачал головой:

— Нет, и я сочту это за большую честь. Как я понимаю, мне полагается держать кольцо.

Чейз полез в карман и подал кольцо Андре. Он знал, что нет необходимости предупреждать этого женственного парня не потерять его. Чейз огляделся, чтобы убедиться, что больше они ничего не забыли.

— Похоже, у нас есть все, кроме невесты и брата Сэмюела. Где он?

Летняя Луна провела рукой по рукаву Чейза:

— Он со Спайдером. У него оказалась с собой книга, описывающая разные варианты церемоний, и Спайдер выбирает подходящую.

— Чудесно. А что за священник этот брат Сэмюел?

Луна на какой-то момент показалась озадаченной, потом ее черты разгладились и стали прежней безмятежной маской.

— Я не слышала, чтобы он рассказывал о себе. Если это для вас важно, я могу пойти и спросить.

— Нет, на самом деле все равно. Мне просто было любопытно.

— Уже начало восьмого, — обеспокоенно заметил Андре. — Я пойду посмотрю, что их задерживает.

Чейз остановил его:

— Нет. Если Айвори хочет наряжаться еще час, я не возражаю. Кроме того, у нас нет причин спешить.

— Вы держитесь удивительно невозмутимо для жениха, — заметила Луна.

Чейз был слишком хорошо натренирован и мог оставаться невозмутимым, даже пробираясь сквозь огонь. Свадьба вовсе не была для него испытанием.

— Вы действительно так думаете? — спросил он. — Я не знал, что у вас так много опыта касательно свадеб.

Задетая его насмешкой, Летняя Луна резко повернулась и пошла к музыкантам, которые были готовы начать играть. Она высказала несколько пожеланий, и они пообещали включить ее любимые вещи в программу этого вечера. Она знала их всех, потому что они были частыми посетителями ее борделя. Те, которые играли на гобое и кларнете, имели удручающе примитивные вкусы, но тот, что играл на фаготе, обладал удивительным набором извращенных привычек, и она наградила его долгой улыбкой.

Спайдер вошел в комнату и подошел к Чейзу.

— Костюм выглядит хорошо. Как ты в нем себя чувствуешь?

Чейз не хотел болтать об одежде, но постарался быть вежливым:

— Он удобный, сидит как влитой. Мы готовы?

— Думаю, да. Андре, притуши немного свет, чтобы создать более романтическую атмосферу.

После нескольких попыток, кончавшихся полной темнотой, тот наконец достиг идеального освещения. Вошел брат Сэмюел, одетый в серый балахон с капюшоном и выглядевший совсем по-средневековому. Несколькими властными жестами он распорядился о последних приготовлениях. Он подал знак Андре и Чейзу встать справа от алтаря и сам встал посередине. Летняя Луна была скорее гостем, а не свидетельницей со стороны Айвори, и она отошла к стене, где в приглушенном свете ее присутствие могло быть незаметным.

Удовлетворенный приготовлениями, брат Сэмюел подал знак музыкантам, и они ответили начальными аккордами традиционного свадебного марша. Тогда Спайдер ввел в комнату Айвори. Она была одета в золотое платье, которое привезла домой из «Райского приюта», дополненное такого же цвета туфлями и прелестными серьгами в виде раковин. Она была далеко не так серьезна, как другие, и подмигнула Чейзу. Когда он сделал шаг и взял ее за руку, она ответила ему таким же крепким пожатием.

— Дорогие возлюбленные, — начал нараспев брат Сэмюел.

Из-за низко надвинутого капюшона Чейз не мог видеть его лица, и до этого момента он не слышал его голоса, но первых двух слов было достаточно, чтобы узнать этого человека. Если бы его поразила молния, он и то не почувствовал бы более жестокого удара. Все, что он мог сейчас сделать, это не показать той паники, которая его охватила. Он смотрел на орхидеи, на мерцающие свечи, на музыкантов, которые приостановили игру для того, чтобы он и Айвори могли обменяться брачными клятвами.

Эта церемония оказалась такой же липой, как и он сам, потому что брат Сэмюел был священником не больше, чем Спайдер. Это был Ян Сент-Ив, агент, которого послал Шеф, — его последняя надежда спасти операцию, которая, как он думал, была близка к провалу. Чейз слышал в ушах удары собственного сердца и едва различал слова, которые произносил Ян, но ухитрялся давать правильные ответы. Он смотрел на Айвори, и его обещания были искренними, несмотря ни на что, даже если вся церемония был не такой, как он ожидал.

Он не знал, что хуже: что Шеф послал Яна, или то, что свадьба не будет законной. Обе ситуации были катастрофическими. Он старался следовать за молитвами «брата Сэмюела», одновременно пытаясь придумать способ дать знать Яну, что нет нужды в его вмешательстве.

Когда подошло время надеть золотое обручальное кольцо на руку Айвори, Чейз улыбнулся, как если бы это действительно был самый радостный момент в его жизни, но был готов убить Яна Сент-Ива за то, что тот превратил в пародию святой обмен клятвами. Согласно своему положению, Ян вел себя чрезвычайно убедительно, увещевая их позволить Божьей любви озарить путь их брака, чтобы принести им безграничную радость. Готовый убить Шефа за то, что тот вмешался в его задание, Чейз поцеловал Айвори и даже приподнял ее в воздух в бурном объятии.

Опустив ее, он повернулся к Яну:

— Я не знаю, как благодарить вас, брат Сэмюел, но, поверьте, я найду способ, прежде чем вы покинете нас.

— Благослови тебя Бог, сын мой. Пусть твой брак будет долгим и плодотворным.

Андре зажег свет и подал шампанское, но Чейз не слышал ни слова из произносимых тостов. Может быть, он казался рассеянным, но никто не обратил на это внимания. Кипя от негодования, он был полон решимости найти способ поговорить с Яном с глазу на глаз, прежде чем отправиться с Айвори в постель, потому что иначе он будет не в настроении завершить их свадьбу соответствующим образом.

Глава 16

После того как были произнесены тосты, Андре принес фотоаппарат и сделал несколько снимков. Чейз изо всех сил старался улыбаться, но боялся, что вместо улыбки у него получаются гримасы. Айвори была ослепительна, как и надлежит быть невесте, и он молил небо, чтобы она никогда не узнала о том, что вместо законной церемонии они стали участниками жестокой мистификации. Айвори захотела сфотографироваться вместе с братом Сэмюелом, и монах подошел к ним.

— Не могли бы вы снять капюшон, брат Сэмюел? — попросила Айвори. — Иначе, я боюсь, вы получитесь на наших снимках только бесформенной тенью, а я хочу хорошо запомнить ваше участие в церемонии.

— Как пожелаете, моя дорогая, — ответил брат Сэмюел. Быстрым движением он откинул капюшон, и тот свободными складками упал ему на плечи, однако его хорошо сложенное тело оставалось скрыто просторной серой рясой. Его очень светлые волосы были не стрижены, казалось, не меньше года, и это придавало ему какой-то первозданный вид. Его глаза были янтарного оттенка, и черты лица так тонко прорисованы, что могли бы показаться женственными, однако все его манеры были настолько очевидно мужскими, что даже с длинными волосами он не мог бы сойти за женщину.

Немного удивленная тем, как красив этот клирик, Айвори не отрывала глаз от него какое-то долгое мгновение, потом спохватилась и занялась составлением следующей группы для фотографии. Решив наконец, что у них уже достаточно снимков, она предложила начать обед. Музыканты уже перешли из зала в столовую, и Андре поспешил уйти, чтобы приглядеть за последними приготовлениями к столу.

— Вы отобедаете с нами, брат Сэмюел, не так ли? — спросила Айвори.

— Да, мне было очень приятно принять приглашение вашего отца.

— Это уж точно, — пробормотал Чейз себе под нос.

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru