Пользовательский поиск

Книга Благородная разбойница. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Корпорация Аладо обладала такой прочной репутацией по части мирных исследований, что Чейзу понадобилось время, чтобы перестроить свои мысли в соответствии с ее взглядами.

— Ну, я думаю, что с историческими фактами не поспоришь, а люди никогда не умели хорошо ладить между собой Большинство супружеских пар в конце концов расходятся, так что нет ничего странного в том, что столько раздоров происходит между целыми странами, или в том, что земные колонии ведут себя так же. Мир — это просто прекрасная мечта, но не более того, просто мечта.

— А любовь ты тоже помещаешь в эту категорию?

— Ведь ты никогда не влюблялся, так что не можешь сказать, существует она или нет, верно?

Чейз открыл рот, чтобы ответить, и только тогда понял, как умно она повернула разговор.

— Что же это ты делаешь? Ты меняешь тему только потому, что я согласился с тобой? Ты предупреждала меня, что твой отец любит споры Ты тоже их любишь?

Айвори уселась поглубже в своем кресле — элегантная женщина, казалось, совершенно не замечающая собственной красоты.

— Вовсе нет. Мне нравится, когда меня оставляют в покое, чтобы я могла работать и меня никто не отвлекал .

Чейз провел пальцем по ее щеке.

— Ты считаешь, я очень тебя отвлекаю?

— Ужасно.

— Это хорошо.

— Нет, это совсем не хорошо.

На выразительном лице Айвори отразилось отчаяние. Чейз не понимал толком, как они перешли от обсуждения военных роботов к разговорам о любви, но он был благодарен ей за эту возможность поговорить о чем-то, кроме широкомасштабных разрушений.

— Все зависит от угла зрения, — мягко заметил он. — Существует время для того, чтобы посвятить себя серьезной работе, и время для того, чтобы вкушать удовольствия любви. Эти потребности не должны мешать друг другу, и нам с тобой нет нужды постоянно враждовать.

Айвори перевела взгляд на него, потом вновь на приборную доску. «Радуга» вела корабль с приятным гулом, но Айвори хотелось остаться одной в тишине своей студии.

— Если мы сможем выполнить это поручение, отец поставит тебя на более ответственную работу. Он будет посылать тебя, чтобы ты сам заключал сделки, а я тогда смогу остаться дома, целыми днями рисовать и лепить своих игуан. Я очень на это рассчитываю, так что, пожалуйста, не разочаруй нас сегодня: и моего отца, и меня.

Чейз смотрел на ее профиль и жалел, что у него нет способностей к живописи, иначе он нарисовал бы ее портрет в сотнях самых различных ракурсов, потому что она была неизменно великолепна.

— Я с радостью предвкушаю этот момент. Может быть, тогда ты больше будешь рада меня видеть, когда я буду возвращаться домой.

— Не рассчитывай на это.

Чейз усмехнулся ее вызывающему ответу, наклонился и поцеловал ее. Она не оттолкнула его тут же, и он поцеловал ее снова и снова. Он понимал, что не должен допустить, чтобы Спайдер продал хотя бы одного из своих «серебряных парней», не говоря уже о целом полке роботов, но даже эта мысль не могла затмить в нем стремления к Айвори. Он желал ее так сильно, что не хотел воспринимать ее как часть подпольной империи ее отца. Он прикоснулся к ее металлическим кудрям и пожалел, что это не ее собственные шелковистые волосы.

Первый поцелуй Чейза застал Айвори врасплох, но от третьего она уже получала слишком сильное наслаждение, чтобы воспротивиться. Она не собиралась позволять ему заходить слишком далеко, но целовать его было так приятно, что ей захотелось провести всю ночь в его объятиях. Может быть, так и произошло бы, если бы офицер из навигационной башни вновь не связался с ними. Чейз с огорченным вздохом уселся на место, а Айвори заговорила так, как будто все это время только и делала, что с нетерпением ждала разрешения на посадку.

— Нам предложили четвертый док. Если он выглядит нормально, иди на посадку.

Чейз знал несколько пословиц о том, что все хорошо вовремя, но ни одна из них не подходила к настоящему моменту. Он был зол, что его прервали прежде, чем он успел показать Айвори, как сильно он ее любит. Он выпрямился и вновь взял на себя управление кораблем. Ожидающий их док был так же хорошо освещен, как и в день своей постройки, и Чейз мягко посадил корабль.

— Сколько времени ты хочешь здесь оставаться? — спросил он. — Я думаю, что, если ты сейчас назначишь время отлета, это может сказаться на переговорах.

— Нет, мы не будем себя ограничивать и посмотрим по ситуации.

Чейза, похоже, гораздо больше занимала продажа оружия, чем то, что только что происходило между ними. Айвори укрепилась в своем подозрении, что, какие бы чувства по отношению к ней он ни питал, все они определенно не поднимались выше простого секса. Боль, которую она испытала при этой мысли, открыла ей что-то новое, чего она не знала о самой себе. Она поняла, что жаждет любви. Вскочив с места, она прошла в пассажирский отсек и взяла свой плащ и «астральную пушку». Да, теперь она сконцентрирует все свои мысли на Мордекае Блэке. С Чейзом Данканом она разберется позже.

Глава 7

Чейз никогда не работал телохранителем, но защищать Айвори было его естественным стремлением. Сходя вниз по трапу, он с легкостью напустил на себя соответствующий грубовато-недружелюбный вид.

Внизу он ненадолго остановился, убеждаясь, что трое невооруженных людей, встречающих их, не представляют опасности, и только тогда махнул рукой Айвори, чтобы она спускалась. Он был удивлен тем, что Мордекай Блэк не встречает их лично, и понимал, что Айвори может воспринять это как еще одно оскорбление. Однако трое встречающих были так приниженно вежливы, что он вздохнул с облегчением, когда она не стала выплескивать на них свой гнев.

Они были одеты в серую форму, одинаково подстрижены и напоминали скорее старших кадетов военной академии, чем личную охрану начальника колонии. Они шли таким же широким строевым шагом, как и «серебряные парни» Спайдера, и застыли, вытянувшись, в ожидании лифта. У Чейза появилось отчетливое ощущение, что Мордекаи Блэк управляет своей колонией на строгий военный манер.

Поднявшись на лифте, они очутились в баре, где было так же шумно и разнузданно, как Чейз в свое время ожидал увидеть в «Алмазной шахте». Он был не столько поражен, сколько разочарован. Музыка орала так, что чуть не лопались барабанные перепонки, совершенно пьяные посетители громко и одобрительно что-то выкрикивали, подбадривая обнаженных женщин, танцевавших на сцене, которая тянулась вдоль всего переполненного народом зала. По трем другим стенам висели огромные экраны. На них мелькали человеческие тела, парами и целыми группами сливаясь в диких сексуальных оргиях.

Возмущенный до глубины души, Чейз немедленно нажал на кнопку, закрывая двери лифта. Принимая во внимание, во что Айвори была одета под плащом, его слова могли показаться немного странными, но ему это было безразлично.

— Мисс Даймонд не собирается идти через бар, где с женщинами обращаются таким вульгарным образом. Если нет никакого другого способа попасть в офис Мордекая, тогда пусть он сам приходит к нам на корабль, пока мы будем готовиться к отлету.

Их спутники были обучены подчиняться, а не проявлять инициативу, и предложение Чейза повергло их в состояние, близкое к паническому. Они смотрели друг на друга, не в силах отыскать подходящий выход из ситуации. На их замешательство было больно смотреть.

— Есть еще один проход в офис, с другой стороны, но Мордекай не позволяет проводить по нему гостей.

Позиция Чейза произвела впечатление на Айвори, и она подкрепила ее со своей стороны, направив «астральную пушку» на их испуганных провожатых.

— Можете сказать Мордекаю, что у меня нашлись полномочия, чтобы пройти через частный вход. А теперь ведите.

Трое молодых людей заторопились, сталкиваясь друг с другом и натыкаясь на стенки лифта. Мучительно ловя ртом воздух, они подняли руки вверх и, казалось, были готовы упасть на колени.

— Как прикажете, мисс Даймонд, — сказал один из них. Он перегнулся через Чейза и нажал на кнопку следующего уровня. На этот раз за открывшимися дверями они увидели пустынный коридор.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru