Пользовательский поиск

Книга Благородная разбойница. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

— Нет, для меня слишком опасно уезжать отсюда.

— Кроме того, здесь у меня есть все, что мне нужно, чтобы чувствовать себя довольной.

Чейз придвинулся к ней:

— Мне ты кажешься не более довольной, чем Летняя Луна. Ты знаешь, что она презирает тебя?

Айвори продолжала глядеть на звезды:

— Конечно. Она не может вынести того, что мой отец любит меня, а не ее. Я не принимаю это близко к сердцу.

— С его любовницами это часто бывает.

— Как ты можешь оставаться такой спокойной? Не ужели ты не боишься, что она может навредить тебе?

— Каким образом? Она не имеет надо мной никакой власти, и она не может ничего сказать или сделать, что могло бы разрушить любовь отца ко мне.

Чейз почувствовал, что его маневр с Летней Луной не достигает цели. Он вернулся к первоначальной тактике.

— Твой отец приглашает удивительных гостей, но самого его похоже, это развлекает гораздо больше, чем тебя. Как ему удается завлечь таких уважаемых людей к себе, в свое логово?

Айвори незаметно искоса взглянула на Чейза:

— Могущественные люди умеют почти гипнотически притягивать других. Наши гости хотят понять, насколько близко они могут приблизиться к нему; их прельщает опасность, которая его окружает. Он к тому же очень щедр и покровительствует большинству гостей, которые были здесь сегодня вечером, одаряя их через престижные денежные фонды.

— А они отдают себе в этом отчет?

— Конечно, но они приходят сюда получить удовольствие от общества моего отца, а не из благодарности. Понимаешь, он по-настоящему свободный человек, это мало кому удается. Это и привлекает к нему философов и поэтов.

— Но он говорит, что для тебя слишком опасно уезжать отсюда? Он сделал из тебя пленницу, — возразил Чейз. — Ты это понимаешь?

— Ты заблуждаешься, — сказала Айвори тихо. — Он ограждает меня от тех, кто мог бы причинить мне вред, но меня никто не запирает в моей комнате.

Чейз протянул руку и провел по ее волосам. Мягкие пряди вились вокруг его пальцев, как живые.

— Ты же художник, тебе нужно оценить красоту Земли, а ты никогда ее не видела. Даже если ты и не заперта в клетке, все равно — что это за жизнь.

Айвори повернулась к нему:

— Отличная жизнь, потому что она позволяет мне ощутить внутреннюю свободу и находить красоту в себе самой. Одиночество питает мое искусство, а искусство — это моя страсть.

Чейз взял ее лицо в свои руки:

— Теперь у тебя будет еще одна, другая страсть, — пообещал он, прежде чем его губы коснулись ее. Он чувствовал, как она дрожит, и сделал поцелуй более глубоким.

Он обнял ее за талию и притянул ближе. От нее шел сладостный аромат, и ее губы казались лучше, чем тот десерт, который она с таким воодушевлением ела.

Воздух садов был напоен первобытным желанием, и множество поцелуев не могли насытить его.

— Я никогда не встречал никого, похожего на тебя, — прошептал он ей на ухо. — Это какое-то волшебство. Такое, как описывал Эвери, но даже его талант не в силах выразить словами то, что ты делаешь со мной.

Его губы касались ее губ, и Айвори прекрасно чувствовала, что она делает с ним. Но ее душу гораздо глубже опаляло сознание того, что он делает с ней.

— Нет, — выдохнула она, упершись ему в грудь. — Мой отец убьет тебя, если застанет нас вот так.

Айвори не могла знать, что Чейзу грозит смерть, если, наоборот, он не будет с ней, и этой тайной он никак не мог с ней поделиться. Он приподнял ее голову за подбородок, так что его взгляд встретился с ее.

— Я ему нравлюсь, Айвори. Иначе меня бы не было на этом вечере сегодня.

Айвори нахмурилась: то, что сказал Чейз, было правдой. Однако она все же боялась того невыносимо сладостного чувства, с каким ее тело отзывалось на его ласки. Это могло привести в ярость ее отца. Пытаясь призвать на помощь все свои силы, она схватила Чейза за руки и почувствовала, какой он сильный.

— Нет, оставь меня. Я прошу тебя.

Она вырвалась из объятий Чейза, прежде чем он успел ее задержать, и убежала, предоставив ему самостоятельно искать выход из этих садов. Но вряд ли это было труднее, чем найти путь в загадочных лабиринтах ее сердца.

Глава 4

Чейз спустился в «Алмазную шахту», выбрав на этот раз угол, где стояла палатка с напитками, и заказал себе свой любимый марсианский эль. Он был теплым и густым, именно таким, как он любил, но мало остудил тот жар, который вызвала в нем Айвори. Он жалел, что у него не было времени отправить послание Шефу через Ейла Линкольна, однако он все равно не знал, как передать свою ситуацию на том сжатом коде, которого требовал Шеф. Он подумал/ это даже лучше, что у него не оказалось такой возможности. Как бы он объяснил, что Спайдер Даймонд действительно предложил ему испытание, о котором предупреждал Шеф, но такое необычное, какого никто не мог предвидеть. Он чувствовал себя героем какой-то сказки, перед которым поставлена самая сложная задача, которая только может стоять перед простым смертным. Герои сказок всегда невредимыми выходили из своих приключений и в конце концов получали награду. Однако здесь даже несколько лихорадочных поцелуев повергали Айвори в состояние паники — и он не представлял себе, как он сможет получить ее согласие и жениться на ней.

То, что Айвори оказалась такой загадочной женщиной, было только частью проблемы. Чейз был отлично обученным агентом, но обольщение не входило в курс его подготовки Ему не представляло труда рассказывать любые самые странные, хотя и убедительные истории, чтобы завоевать доверие пирата, но использовать подобные методы против Айвори — одна только мысль об этом вызывала в нем угрызения совести. Он не привык к этому чувству, и оно ложилось на его душу дополнительным грузом. Его собственный кодекс чести позволял лгать преступникам, но до этого момента он был честен даже в мелочах со всеми остальными — и мужчинами, и женщинами.

Потягивая марсианский эль, чтобы успокоить больную совесть, он потерял счет времени и вернулся в свою комнату после полуночи. Открыв дверь, он увидел Спайдера, растянувшегося на его кушетке. Неподходящее время он выбрал, чтобы напиться! Не желая рисковать и нарываться на ссору в таком уязвимом состоянии и на ограниченном пространстве, он оставил дверь открытой.

Спайдер уже сменил балахон мага на обычную темно-синюю пилотскую форму и вновь стал самим собой — опасным и жестоким пиратом.

— Я думал, что ты ушел с приема, чтобы побыть с Айвори, — заявил он, вставая с кушетки. — Мне не нравится, что она провела весь вечер одна в своей студии. Если ты не собираешься принимать всерьез наше соглашение, я немедленно покончу с ним и заодно с тобой.

Чейзу было нетрудно понять угрозу Спайдера. Он поднял руки в примиряющем жесте.

— Поверьте, я серьезно отношусь к нашей сделке. Вы должны отчитывать только Айвори, а не меня. Она до смерти боится, что вы убьете меня, если застанете нас вместе. Чем больше она в меня влюбляется, тем больше пугается, и так я ничего не смогу добиться.

Чейз принялся расстегивать свой китель. Он обратил внимание на странные взгляды внизу, в баре, и только теперь понял, что великолепная форма была тому причиной.

— Ваша дочь так жаждет привязанности, что вся трясется, когда я прикасаюсь к ней. Кто ее воспитывал? Няня-робот?

Оскорбленный, Спайдер Даймонд приблизился к нему вплотную, его лицо перекосилось от бешенства.

— Я не терплю подобной грубой наглости ни от кого, — заметил он мрачно. — И не собираюсь терпеть ее от тебя. Каким образом я предпочел воспитывать Айвори — это тебя не касается, ты должен просто стать ее мужем. И не думай, что я буду брать на себя роль Купидона. Если ты не в достаточной степени мужчина, чтобы заставить ее полюбить тебя, тогда просто скажи мне об этом, и я найду кого-нибудь получше.

Признать такое было равносильно самоубийству, и Чейз не собирался этого делать.

— Айвори уже влюблена в меня, — уверил он. — Она просто боится вас, и этот страх нам мешает.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru