Пользовательский поиск

Книга Алмазный тигр. Содержание - Глава 32

Кол-во голосов: 1

— Ну уж нет, благодарю покорно.

— Не волнуйся. Когда ты приготовишь мясо, оно будет исключительно белым и по вкусу напоминающим…

— Куриную грудку, — с издевкой сказала Эрин. Он удивленно вскинул брови.

— Неужели ты на Аляске и змею успела отведать?

— Нет, но мне доводилось слышать подобные сравнения, когда речь шла о лягушачьих лапках, жареных гусеницах и прочих так называемых деликатесах, которые мне доводилось пробовать. Все это чушь собачья. Только цыплячья грудка имеет вкус цыплячьей грудки.

— Но все равно змея — это лучше, чем ничего.

— Если змеиное мясо хоть чуточку вкуснее мяса тюленя, это уже превосходно.

Коул едва заметно улыбнулся.

— Кажется, мне уже доводилось говорить, что ты отличный компаньон! Готов повторить.

Без лишних слов Коул принялся потрошить змею. Он делал это быстро и ловко, как человек, изрядно в том поднаторевший. Эрин, прищурившись, наблюдала за ним. Змея оказалась не такой много кровной, как иные рыбы, и даже не такой мерзкой, как мясо тюленя.

— Разводи костер, — сказал Коул, разделывая добычу. — Пока ты жаришь мясо, я погляжу, что там в наших дистилляторах. Если сейчас не сможешь, съешь после. Хотя я думаю, что после того, как мы прошагали всю ночь, у тебя желудок, наверное, прилип к позвоночнику, и поэтому змея покажется тебе не хуже осетрины.

Она ему не поверила, хотя спорить не стала. Когда подойдет время завтрака, она будет есть, так как нужно поддержать силы.

Пока Эрин разжигала костер из эвкалипта и поджаривала на огне мясо змеи, Коул опорожнил устроенные им резервуары для воды. Всего набралось около галлона жидкости. Коул разделил добытую воду поровну, разлив ее по двум флягам.

— Это твоя, — сказал он, протягивая Эрин одну из фляг. — Пей.

Вода имела столь же необычный привкус, что и мясо змеи: то и другое пахло эвкалиптом и акацией. Несмотря на сильнейшую жажду, Эрин смогла выпить не более трети фляги. Затем, взяв у Коула оловянную кружку, она налила туда половину всей оставшейся воды.

— Это тебе, — сказала она. — Пей!

— Не смеши.

— Ты вдвое больше меня, и, значит, тебе нужно вдвое больше воды.

— Эрин…

— Нет, — оборвала она его. — Если уж ты несешь весь груз и выполняешь вдвое больше работы, то и пить-есть должен соответственно. Так справедливо.

Коул внимательно посмотрел в прекрасные зеленые глаза Эрин.

— Выпей-ка ты все это сама, — сказал он.

— Знаешь, я щепетильна в таких делах. Ты больше работаешь — тебе больше и полагается. Если мы оба хотим выжить, то и вести себя должны разумно, не так ли?

После некоторого колебания он начал пить воду с сильным эвкалиптовым запахом. Это утолило жажду, перестало саднить его пересохшее горло. Выпив всю воду, он легким поцелуем стер капли с губ Эрин.

— Ты редкостная женщина, Эрин Шейн Уинд-зор.

— А ты редкостный мужчина, — прошептала она. — Если уж мне суждено будет здесь умереть, по крайней мере я буду до последнего надеяться на спасение, и за это я так тебе благодарна, Коул. В одиночку я бы не смогла ничего сделать.

Он нежно погладил ее по щеке, затем отвернулся и принялся укладывать вещи в рюкзак. Покончив с укладкой, он взял компас, представил себе карту, сориентировался на местности и протянул руку Эрин.

— Пойдем, что ли? — спросил он.

Она невесело улыбнулась.

— «Пора не пора — идем со двора». Так?

— Ну да, что-то в этом роде. Я понимаю, ты очень устала, но засветло мы еще можем одолеть немалое расстояние. Да и много проще идти при свете.

Эрин ухватилась за его протянутую руку, и они тронулись в путь под палящим солнцем Кимберлий-ского плато. Коул предусмотрительно выбрал такой маршрут, чтобы обойти участок, где рано утром, пока Эрин спала, он обнаружил человеческие следы. Незачем ей догадываться, что за их унылым передвижением следят. Узнай о том Эрин — она принялась бы гадать, зачем да почему с ними играют в кошки-мышки, а не разделаются прямо тут, вдали от посторонних глаз.

Впрочем, последний вопрос действительно оставался без ответа. Коул и сам спрашивал себя «Почему?» и не находил объяснения.

Глава 32

На четвертую ночь путешествия жажда стала невыносимой. Она проникала повсюду, охватила мозг и тело, действовала сильнее жары. Все их мысли были о воде. Чем отчаяннее Эрин старалась прогнать их от себя, тем больше она думала только об одном — о воде. Коул, не оборачиваясь, размеренно вышагивал впереди. Казалось, ни жажда, ни усталость его не брали.

Но Эрин отлично понимала, что он просто не подавал вида. Когда Хоул ел мясо змеи, Эрин заметила, что у него дрожат руки. Несмотря на влажный воздух и ежедневные порции экзотически пахнущей воды, его организм час за часом терял влагу и обезвоживался.

Сквозь плотные облака проглядывало звездное небо. Изредка по небосклону прочерчивала прихотливый зигзаг очередная молния, в этот час неспособная, впрочем, осветить окрестность. Несмотря на обилие звезд, лунный свет и случайные молнии, ночь казалась черной и очень длинной по сравнению с ночами в Арктике. На горизонте края самых высоких облаков вдруг высветлились, затем побледнели и те, что висели почти над землей. При вспышке молнии Эрин увидела, что Коул, обернувшись, протягивает ей руку. Его лицо было хмурым, под стать ночи. Когда она взяла его за руку, он привлек Эрин к себе. Коул понимал, что если они сделают привал, то уснут мертвым сном и потеряют несколько драгоценных часов. Они стояли в обнимку, давая себе возможность немного передохнуть.

На горизонте вспыхивали молнии, но раскатов грома было почти не слышно.

— Если нам немного повезет, — сказал Коул, тяжело переводя дыхание, — через день-другой пойдет дождь.

Эрин кивнула, чтобы избавить себя от необходимости говорить.

Коул порывисто обнял ее, прижался щекой к ее щеке, затем разжал объятия. Сверившись со стрелкой компаса, он оглядел начинавший светлеть ландшафт, затем двинулся в сторону хребта, который казался то пологим и близким, то крутым и далеким. Точнее определить это не удавалось. Как бы то ни было, но этот хребет необходимо было преодолеть на пути к Джибб-роуд.

Хребет казался столь же неопределенно далеким, как и небосвод, который на востоке уже стал из черного серым. Коул подождал, пока Эрин догнала его. Сняв с пояса флягу, он сделал два глотка и протянул ее Эрин.

— Допивай, — распорядился он.

— Нет, это твое.

Коул глотнул еще раз, затем привлек к себе Эрин и поцеловал ее так, как не целовал с тех пор, как они жили на ферме. Когда губы Эрин приоткрылись, он выпустил ей в рот воду, которую Эрин отказалась выпить из горлышка фляги. От неожиданности Эрин проглотила влагу. Он улыбнулся и поцеловал ее так, что на какое-то мгновение оба позабыли об усталости, жаре и жажде. Затем Коул обнял Эрин, словно прощался с ней навеки.

Коул разжал объятия, и почти сразу же горизонт осветился первыми лучами солнца, которое бесшумно, уверенно и властно взбиралось на небосвод. Пробившиеся сквозь просветы в облаках, его лучи почти мгновенно изменили ландшафт, превратившийся в причудливое скопление ярких красок.

— Я вот думаю, черт с ними, с этими алмазами, — произнесла шепотом Эрин, глядя на великолепное, необъяснимое в своей прелести чудо явления дня из ночи. — Сейчас бы что угодно отдала за камеру и несколько неотснятых пленок.

Коул чуть улыбнулся.

— Верю. — Он убрал прядь волос с ее порозовевшего от солнечных лучей лица. — Для тебя фотография то же, что для меня поиск алмазов: нечто вроде ключа, открывающего дверцу в иной мир. Верь мне: если бы прямо сейчас мне удалось отыскать алмазный рудник Эйба, я не задумываясь обменял бы его на чистую пленку и подарил тебе.

Увидев крайнее изумление в ее глазах, Коул почувствовал, что Эрин буквально сражена его признанием. Она отстранилась и посмотрела ему в глаза.

— Ты и вправду бы так поступил? — прошептала она.

— Я всегда говорю только правду. — Он привлек Эрин к себе, загородив своим телом ее изумрудные глаза от солнечных лучей. — Когда я впервые увидел «Арктическую одиссею», у меня было чувство, будто я нашел месторождение алмазов. Я почувствовал трепет, кровь вскипела у меня в жилах, восторг охватил мое тело.

71

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru