Пользовательский поиск

Книга Алмазный тигр. Содержание - Глава 32

Кол-во голосов: 0

Эрин чуть опустила бинокль и вдруг заметила едва уловимое шевеление. Подкрутив винт резкости, она уставилась на предмет, оказавшийся ярдах в тридцати от нее.

— Коул!

В ответ из-под днища автомобиля донеслось неопределенное ворчание.

Голова Коула тотчас же появилась из-под машины. Затем показался и его перепачканный торс. Его шорты и ноги были в земле. В правой руке он сжимал кусок черного шланга. Он посмотрел на Эрин, которая, усевшись по-турецки на запасном колесе, разглядывала в бинокль окрестности. Проследив за направлением ее вытянутой руки, он увидел на земле змею, светло-коричневую сверху и чуть голубоватую на брюхе. Сверкая в лучах солнца, словно ее пятифунтовое тельце было только что отполировано, змея, явно привыкшая к здешним условиям, плавно и красиво передвигалась.

— Да, некоторые ядовитые змеи выгладят именно так.

— Она опасна?

— Чертовски опасна.

— Вот дьявольщина. А я-то хотела подкрасться к ней поближе и сфотографировать.

— Зачем?

— Посмотри, какой контраст между серой землей и переливающейся чешуей… Как плавны ее волнообразные движения в мире угловатых очертаний, где ничего нет, кроме пыли и камня… — Эрин пожала плечами. — Словом, это очень красиво.

— Это королевская малга — одна из наиболее ядовитых змей на земле. Остерегайся встречи с ней, — сказал Коул. — Красиво… Черт бы тебя побрал! Впрочем, чего еще от тебя ожидать. Восторженные дамочки вроде тебя примерно так и должны реагировать.

Эрин взглянула на черный шланг, который Коул сжимал в руке.

— После того, что я сейчас от тебя узнала, я бы назвала эту змею просто ужасной.

— Правильнее было бы назвать ее смертельно опасной, — сказал Коул, пытаясь размять занемевшие руки. — Когда неподалеку от Фитцрой-Кроссинг мы с тобой попытались штурмовать термитник, с тех пор у нас подтекает тормозная система.

— Ну и что теперь делать? — спросила она. — Помолиться и двигаться на максимально низкой скорости, да?

— Зачем же. Я заменил патрубок, и шланг больше не подтекает. Долью тормозной жидкости, и преспокойно двинемся дальше.

— Слава Богу. А то я боялась, что отсюда нам придется выбираться пешком.

— Это в такую-то жару? Знаешь, немного было бы у нас шансов на спасение. Мили две, может, и прошагали бы, да и то вряд ли.

Коул открыл багажник и вытащил канистру с тормозной жидкостью. Емкость была почти полной. Вспомнив, как обнаружил в вертолете загрязненный бензопровод, Коул вылил каплю жидкости на палец, и растер ее. Вроде никаких посторонних примесей, никакой грязи нет.

Но через несколько секунд пальцы стало жечь. Коул понюхал канистру с тормозной жидкостью. К сильному характерному запаху примешивался ка-кой-то незнакомый.

— Проклятие! — сказал Коул.

Он вытер пальцы о землю, затем вылил на обочину все содержимое канистры.

— Ты что?!

— Кто-то подмешал к тормозной жидкости сулемы. Долей я этой гадости, у нас разъело бы все шланги.

Эрин уныло посмотрела на пустую канистру в его руках.

— Как далеко мы могли бы уехать без тормозов?

— С тормозами мы уехали бы дальше.

Коул порылся в грузовом отсеке и вытащил большую бутыль с жидким мылом.

Эрин с недоумением наблюдала за тем, как Коул перелил довольно много мыла в канистру. Закончив, Коул завинтил крышку и улыбнулся Эрин.

— Жидкость — она жидкость и есть. Мыло потяжелее тормозухи, но на худой конец и оно сойдет. — Он хитро усмехнулся. — В этом даже есть определенный изыск: у нас будет самая чистая в Кимберли тормозная система.

— И насколько этого хватит?

Он пожал плечами.

— По крайней мере мы будем первыми, кто это узнает.

Глава 30

На следующий день они отправились в местность, отстоящую сравнительно далеко от «Собаки-IV». Там Коул рассчитывал обнаружить карстовые пустоты, воронки и ходы. По мере того, как день клонился к вечеру, облаков становилось все больше, и они увеличивались в размерах. Казалось, вот-вот разразится гроза. Однако ее все не было. Эрин с надеждой посматривала наверх, ожидая в нагромождении туч и ярких проблесков молний отыскать хоть какие-нибудь признаки приближающегося дождя, который мог бы уменьшить зной и сделать жизнь более сносной.

— Дождик, дождик, ну начнись, черт тебя побери, — вполголоса умоляла Эрин.

— Не сегодня, — сказал Коул. — Наверное, сушь продержится еще с неделю.

Она вздохнула.

— Сейчас так хочется дождя и чтобы он лил, лил и лил не переставая.

— Интересно, что ты скажешь в январе. Посмотрю я, как ты будешь себя чувствовать, когда дождь будет лить четыре месяца кряду.

— Все обещания, обещания… — Эрин оттянула майку на груди, пытаясь немного освежить грудь. — Неудивительно, что в таком климате люди не выдерживают и сходят с ума.

Коул отвел глаза, чтобы не видеть, как оттягиваемая рукой Эрин майка обнажает ее грудь, к которой затем снова послушно прилипает ткань. Оттого, что у них давно не было близости, Коул стал куда более раздражительным, чем от жары.

— По крайней мере мы опять в районе залегания известняков, — сказал он.

— Ну и что? — спросила она.

— Я хочу тут кое-что посмотреть. Пройтись вверх по течению.

— По течению? Да кроме моего пота, тут на многие мили вокруг нет ни капли воды. Ну, и еще твоего пота, — прибавила она, заметив, как под волосами на груди Коула сверкнули бисеринки влаги. Пока она смотрела, капля пота стекла по груди и животу Коула и скрылась в шортах. Эрин поспешила отвести взгляд.

— Не забудь про фляги с питьевой водой, — напомнил он ей.

— Разве об этом можно забыть? Фляги весят больше, чем все мои сумки с фотокамерами.

— Вряд ли. Хотя у тебя одних только пленок фунтов пять, не меньше.

— И все отснятые. Остались лишь три кассеты. Правда, в «ровере» у меня еще есть некоторый запас, — сказала она. — Но туда идти никак не хочется. В этом и нет необходимости. Солнце уже слишком высоко. Тени длинные. А на закате небо затянется тучами.

Эрин хотелось пить: ее рука уже потянулась было к фляге, но девушка пересилила себя. Коул сказал, что всякий раз, покидая автомашину, следует брать с собой питьевую воду. Тем более, когда Эрин собиралась фотографировать. Впрочем, все требования, адресуемые ей, Коул выполнял и сам. Он всегда брал с собой большую флягу и рюкзак, небитый изыскательским снаряжением.

Эрин удивляло, что в рюкзаке Коула постоянно находился револьвер и несколько коробок с патронами.

— Попей воды, — сказал Коул. — В желудке ее не так тяжело таскать, как на поясе.

Эрин покорно отвинтила крышку фляги и сделала несколько глотков. Вода была с затхлым вкусом и теплая — проку от нее не было никакого. Эрин почему-то подумала о ледниках, сползающих в теплый океан, и представила, как от них отделяются огромные льдины.

— Снимать еще будешь? — спросил Коул.

— Разве ты сам не видишь?

Коул оглядел ее и улыбнулся.

— Действительно, глупый вопрос.

Эрин посмотрела на почти обнаженного Коула. Его нагота в сочетании с застенчивой улыбкой заставили сильнее забиться ее сердце. Волна желания пронзила тело девушки. Но нахлынули воспоминания, как Коул и Лай стояли вплотную друг к другу, — и от этого Эрин стало жарче, чем от солнца.

— Давай вместе пройдем немного вверх по течению, — предложил Коул. — Чтобы не потеряться, о'кей?

Эрин согласно кивнула.

— Скажи, не обнаружил ли ты что-нибудь интересное?

— Чуть выше может находиться русло бывшей реки или даже береговая отмель. — Коул пальцем указал на два высоких холма, меж которыми шло сухое русло. — Образцы гальки, что я нашел здесь, обкатаны больше, чем камни, которые находил прежде. Вполне вероятно, что их обкатала вода.

— Значит, тут могут быть алмазы?

— Тебе бы только алмазы… На границе песчаника, где подводная река проложила себе русло, возможно, имеются пещеры.

— Правда?

— Там, где песчаник размывает вода, всегда могут быть пещеры, — авторитетно заявил Коул. — Большинство пещер образуется там, где вода входит в породу, как нож в масло.

67
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru