Пользовательский поиск

Книга Алмазный тигр. Содержание - Глава 27

Кол-во голосов: 0

— Готова? — спросил Коул.

Его голос четко прозвучал в наушниках. Эрин снова кивнула. Видя, что она не расположена с ним разговарить, Коул непроизвольно скривился, но вслух ничего не сказал.

Он взял штурвал на себя. Вертолет задрожал всем корпусом, подобно гончему псу, рвущемуся навстречу зверю. А еще через секунду, мягко оторвавшись от земли, машина взмыла в воздух.

— Сначала мы слетаем к восточной границе фермы, — сказал Коул, нарушив молчание. Он швырнул карту на колени Эрин. — Затем полетим на север. «Собака-I» как раз расположена вблизи северной границы земель Эйба. У меня прежде не было возможности взглянуть на них с высоты, — продолжал Коул, стараясь избегать раздраженных интонаций. — Когда смотришь сверху, есть шанс увидеть то, чего с земли не увидишь никогда. Пока мы летим, постарайся ориентироваться по карте.

Эрин кивнула, давая понять, что так и сделает, разложила карту и попыталась сосредоточиться на ее изучении. Куда лучше было заниматься картой, нежели терзаться мыслями о мнимом предательстве Коула.

Вертолет одолевал воздушное пространство, а Эрин внимательно наблюдала за меняющимся ландшафтом. После утомительного однообразия равнин сегодня пейзажи были довольно разнообразны. На земле, принадлежавшей Эйбу, имелись невысокие каменные гряды и остроконечные черные утесы, а между ними причудливо располагались островки травы и редкие деревья. Вокруг поросших травой участков были хорошо заметны многочисленные следы животных.

— Они приходят на водопой к ручейкам и родникам, — объяснял Коул, заметив явный интерес Эрин. — А вот эти черные вершины — выходы на поверхность древнего, со времен мезозойской эры, известняка.

Эрин рассеянно кивнула, разглядывая проплывавший внизу ландшафт.

Когда Эрин вновь ему не ответила, Коул обернулся и пристально посмотрел на нее. Явно, она уже не очень сердится, как тогда, когда устраивалась в вертолетном кресле. Да и ее губы уже не такие злые. Гнев прошел, и теперь она попросту увлечена красотами здешней местности.

Эрин показалось, что прошла уйма времени, прежде чем вертолет Достиг границы фермы и повернул на север, чтобы облететь восточную границу земель Эйба. Она замечала все новые каменные гряды и лощины, выплывавшие из-за горизонта. Красно-коричневые холмы, небрежно разбросанные тут и там, напоминали скомканные и брошенные за ненадобностью скатерти, на которых отобедали участники неких пикников. Дорог здесь не было и в помине. Не было даже следов автомашин. Не было видно ни построек, ни каналов, ни ветряных мельниц — ничего, что указывало бы на присутствие цивилизованного человека в здешних местах.

Время от времени Эрин удавалось разглядеть одинокого кенгуру или коров местной короткоро-гой породы. Как коровы, так и кенгуру в ужасе разбегались при виде тени вертолета, стремительно скользящей по земле. Однажды Эрин заметила внизу небольшой темный круг, окруженный какими-то сверкающими на солнце белесо-серебристыми блестками.

— А это что такое? — спросила Эрин.

Коул проследил за направлением взгляда Эрин.

— Это бывший лагерь аборигенов, — сказал он. — Черное пятно — кострище.

— А что там сверкает?

— Осколки бутылок и пустые банки из-под пива.

Возле костра, где вчера, или неделю, или месяц назад сидели аборигены, сейчас не было ни души. После них осталась лишь загаженная земля.

— Где же аборигены? — поинтересовалась Эрин.

— Ушли. Может, вчера, а может, год назад. Отсюда не могу сказать более точно.

— А где их жилища?

— В сухой сезон они спят под открытым небом. С началом дождей аборигены прячутся под каменными навесами. Те же, кто живет в резервациях, в прямом смысле получают крышу над головой: правительство строит им дома.

Вертолет летел вдоль северной границы обширных прямоугольных владений Эйба. Они уже давно находились в воздухе, но не облетели еще и половины его земель. Чем дальше, тем больше удивляли Эрин размеры фермы. Она подумала о том, каких чудовищных усилий потребует эта земля от того, кто решится на ней хозяйствовать.

Эрин медленно, но верно падала духом. Несмотря на все, что ей говорили, она до самого последнего момента не принимала близко к сердцу предупреждения о том, что здешний климат весьма коварен, не менее коварен, чем климат Аляски. Ей трудно было поверить в то, что обработка небольшого клочка земли под названием «Ферма Уиндзора» потребует неимоверных затрат человеческих сил.

Эрин не понимала, какой иссохшей была вся земля, как негостеприимна встречала она любого желавшего поселиться в этих краях. На Аляске, например, был океан, реки, кишащие лососем и дававшие обильную пищу местным жителям. Здесь же, на Кимберлийском плато, не было ни океана, ни настоящих больших рек. Не паслись стада кочующих с места на место животных, не летали стаи годных в пишу птиц. Не было и богатой флоры с разнообразными ягодами и съедобными плодами.

Но самое главное, на плато не было постоянных источников питьевой воды.

Чем дальше наблюдала Эрин за расстилавшейся внизу фермой Уиндзора, тем больше приходила в уныние. Она поняла, что была слишком наивна.

— Господи Боже мой, — воскликнула она. — Как вообще люди могут жить в этих краях?

— Если соблюдать осторожность, то жить можно.

Она недоуменно покачала головой.

— Все не так трагично, как может показаться поначалу, — заметил Коул. — Тут есть небольшие ручьи с пресной водой, а также большие змеи, которых можно употреблять в пишу.

Эрин с горечью усмехнулась.

— Когда ты объяснил мне, что до прихода сюда белых древняя культура аборигенов оставалась практически нетронутой, я тебе не верила. А теперь верю безусловно.

Он с некоторым удивлением взглянул на нее.

— Когда ты рассказывал, что австралийские аборигены в течение сорока тысяч лет топтали землю, в недрах которой находились громадные залежи железной руды, но не умудрились открыть железа, я спрашивала: «Как же так?» Когда ты говорил, что они буквально ходили по золоту, но так и не научились делать золотых украшений или статуэток, я тоже думала: «Как же так?» Не понимала я также, почему они не научились приручать животных, плести себе обувь, не изобрели письменности. Теперь я не задаю подобных риторических вопросов. Аборигены могут считаться счастливыми людьми хотя бы потому, что умели рожать детей, которые, в свою очередь, оказывались способными производить потомство и так далее, и так далее.

— Судя по твоим словам, на тебя уже подействовала жара, — заметил Коул, посмотрев на пылавшие щеки и потное лицо Эрин. — Когда так жарко, кажется, что и жить-то не стоит. Но начнутся дожди, и ты сразу же изменишь свое мнение о Кимберли.

Эрин перевела взгляд с земли на небо. Наползавшая со стороны Индийского океана гряда облаков становилась темной низкой тучей, которая, все увеличиваясь в размерах, постепенно превратилась в сплошной свинцового цвета полог, затянувший горизонт. Без сомнения, надвигалась гроза. Белые сверху и грязно-серые снизу тучи обещали покончить с невыносимой жарой и влажностью.

— Скорее бы тучи перестали бесцельно кочевать по небу и начался бы дождь, — мечтательно произнесла Эрин.

Коул криво усмехнулся в ответ.

— Напрасно торопишь события. Как только начнутся дожди, нам придется свернуть поиск. Будем дни напролет торчать в доме.

С этими словами Коул внимательно посмотрел на приборную доску. Нахмурившись, он ткнул указательным пальцем в прибор, показывающий уровень топлива в баках. Стрелка поднялась, потом резко опустилась, затем вновь поднялась, указывая на почти полные баки.

— Какие-то проблемы? — спустя некоторое время поинтересовалась Эрин.

— Пилот предупреждал, что прибор работает паршиво. Не проверь я вручную уровень горючего, сейчас пришлось бы возвращаться. Когда стрелка у верхней отметки, начинаются какие-то странные колебания.

— А когда стрелка внизу?

Коул бросил взгляд на Эрин.

— Ты только не беспокойся, детка. Вертолет вполне надежен, я бы даже сказал, работает как часы.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru