Пользовательский поиск

Книга Алмазный тигр. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

На другом конце линии молчали, затем послышался громкий, но совсем не веселый смех.

— А ты ничуть не изменился.

— Такой уж я… Главное, Уинг, что я выжил, что за все эти годы меня не смогли задавить.

— Скажи, а что именно ты рассчитываешь найти на ферме Эйба?

Коул принял такой резкий поворот разговора.

— Мне будет нужен вертолет, чтобы сделать фотографии. Радар мне также понадобится, кроме того, результаты магнитных исследований земельных участков, принадлежавших Эйбу. Работы слишком много, я один со всем скоро не управлюсь.

— У нас тут есть подходящие специалисты, которые вполне могли бы… — предложил было Уинг.

— Нет, это слишком увеличит возможность утечки информации.

Уинг на это ничего не ответил. Коул, пожав плечами, предложил:

— А нельзя ли обеспечить спутниковую связь прямо на земле Уиндзора? Это позволило бы напрямую получать от тебя информацию, не боясь ее разглашения.

После непродолжительной паузы Уинг сказал:

— Через несколько дней я смогу, тебе ответить. И сам буду заниматься вводом информации.

— Отлично, — сказал Коул. — А как насчет остальной техники, которая мне понадобится?

— Не переживай, мои люди позаботятся.

— Надеюсь, им можно доверять?

— Они из семейства Чен.

Коул удовлетворенно улыбнулся. Ему было ясно, что Уинг понимает под словом «доверие». Доверие для него — чувство взвешенное и выверенное самым тщательным образом.

— В таком случае остается едва ли не главная проблема — вертолет.

— Что же касается вертолета, я готов немедленно навести справки. Тебе понадобится пилот?

— Нет, я буду вести машину сам. Хорошо бы иметь под рукой еще и специалиста, который мог бы все наладить, подключить и охранять, когда меня на ферме не будет. Ведь я же специалист по Добыче, а не электронщик. И кроме того, большую часть времени я буду в разъездах.

— Об этом не беспокойся. Что-нибудь еще?

— Ну, неплохо было бы иметь самые минимальные удобства. У Эйба были несколько странные, мягко говоря, представления о том, какой должна быть в доме мебель.

— Сделаем. Тебе как, обычную постель или супружескую?

Ничего не ответив, Коул положил трубку, но тут же набрал номер Мэтью Уиндзора.

Самое время было узнать, что же именно отец Эрин намерен предпринять для защиты собственной дочери.

Глава 13

— И ради этого нужно было укладывать чемоданы и пересылать все вещи в Лондон?! — возмущенно спросила Эрин.

— Нет, — ответил Коул, не отрываясь от изучения карт. — Ты сделала это для того, чтобы Конмин подумал, будто ты клюнула на их приманку. Сбить с толку, направить по ложному следу, заморочить голову — вот наш девиз. Только так и можно выжить.

— Прочитаю «Заморочку» еще разок, и мне будет уже решительно все равно, выживу я или нет, — парировала она.

Эрин в сердцах швырнула листки с виршами Эй-ба. Она сидела у окна в номере отеля «Дарвин». Порой поднимая голову, она любовалась роскошным тропическим ландшафтом. Ни стихи, ни вид за окном — ничто не могло привлечь ее внимание.

Коул поднял голову. Кальки топографических и геологических карт Австралии лежали перед ним на столе, в гостиной номера на двоих. Поверх были разостланы кальки Кимберлийского плато и Западной Австралии. Компас, линейка и карандаш находились тут же, под рукой. Рядом лежал и блокнот.

Собственно говоря, Коул и не рассчитывал вот так, за рабочим столом, разрешить загадку рудника «Спящая собака». Но, разглядывая карты, Коул получал пищу для размышлении, — не слушать же ему было, что болтает Эрин, комментируя его действия.

— Да это и неудивительно, — сказал Коул. — «Заморочка» — она такая, кого хочешь вывернет наизнанку.

— А я-то, дура, считала, что ты расцениваешь стихи моего дядюшки Эйба как высокую поэзию.

Легкая улыбка Коула была ей ответом. «Заморочка» — это самое мягкое слово из тех, что обычно употреблял старина Эйб. Имей Эрин хоть самое отдаленное представление об австралийском сленге, а, стало быть, о том, что там, в виршах Эйба, которые она уже несколько раз перечитывала вслух, то, как пить дать, покраснела бы до корней волос. Эйб оставался циником до своего последнего вздоха.

— Который час? — спросила она.

— Пора на боковую.

— Черт возьми…

Широко зевнув, Эрин поднялась с мягкого кресла, подошла и встала рядом с Коулом, стараясь заглянуть через его плечо, что же именно он так внимательно изучает.

— А почему бы тебе не рассказать мне, что изображено на этих картах? — Она наклонилась, положив одну руку ему на плечо. — На сей раз я уж не стану зевать тебе в ухо, будь уверен.

— Садись, пока не упала, — мягко сказал Коул, усаживая Эрин себе на колени.

Эрин сразу напряглась. Спокойным деловым тоном Коул принялся объяснять ей условные значки на верхней карте. По мере того как он говорил, Эрин расслабилась, чувствуя тепло, исходившее от Коула. И хотя Коул наслаждался подобием близости, говорил он исключительно о карте и об условных обозначениях.

— Я немного разбираюсь в топографических картах, — сказала Эрин. — А на эту смотрю — и ничего не понимаю.

Коул подался вперед, к столу: Эрин чуть поерзала у него на коленях, отчего член Коула вздыбился и дыхание участилось. Чертыхнувшись по поводу того, что его тело живет своей собственной жизнью, Коул попытался сконцентрировать все свое внимание на кальке, которая вдруг заинтересовала Эрин. Прозрачная пластиковая копия размером четыре фута на четыре, в точности сохраняющая масштаб топографической карты, была разрисована во все цвета радуги, и неискушенный зритель мог подумать, что цветовые пятна нанесены как попало.

Обхватив Эрин за плечи, Коул свободной рукой наложил прозрачную пластиковую пленку на топографическую карту. При этом он задел предплечьем ее сосок. От прикосновения Эрин резко вздохнула. Дыхание ее, совсем недавно такое ровное, участилось, но она и не подумала отодвинуться. Он еще раз поправил карты, и опять его рука дотронулась до ее соска. Объясняя Эрин смысл значков, он водил по карте пальцем.

— Синие линии — это песчаник. В Кимберли песчаника полным-полно. Желтые диагональные линии — это вулканические породы. Розовые точки — границы водоемов. Белые точки — ветры. Особенно важны для нас водоемы, ведь именно на их берегах обычно находят россыпи алмазов.

Когда глаза Эрин привыкли смотреть и на кальку, и сквозь нее на карту, она увидела, что границы водоемов почти всегда соответствуют рекам или береговым линиям, изображенным на топографической карте. Но были и такие участки, где розовые точки виднелись вдали от реки, океана или даже озер.

— Это что, подземные воды? — спросила она. — Странно, что на поверхности нет никакого водоема.

Коул посмотрел на ее красивый палец с чистым, без всяких следов маникюра ногтем. Как только он сообразил, что именно она имеет в виду, то сразу же мысленно похвалил ее за острый глаз.

— Это то, что геологи называют палео-водоемами. Когда-то там протекали полноводные реки и образовали наносы. Рек в тех местах давно уже нет, но под землей, в толще наносов, остались внутренние водоемы.

— Означает ли это, что в таких местах можно найти алмазы?

— Если древняя река протекала через алмазоносный грунт, то да.

— А вот, например, в этом месте?

— Здесь, думаю, вряд ли. Тут древняя река не пересекала никаких вулканических пород.

Эрин чуть нахмурилась.

— А я и не знала, что на Кимберлийском плато есть вулканы.

— Вулканы Кимберли очень древние. Они давно уже почти сровнялись с землей, а в последующие эпохи их еще и порядком позасыпало сверху. И сегодня там ничего не найти, кроме разве что отдельных фрагментов некогда живой и яростной природы. Когда начинаешь вгрызаться в землю в поисках алмазов, зачастую копаешь сам себе могилу. Так-то, дорогая.

— Изумительное сравнение, — проворчала Эрин. Коул протянул руку, взял еще одну кальку и положил ее поверх остальных карт. На сей раз Эрин никак не отреагировала на его прикосновение к ее соскам.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru