Пользовательский поиск

Книга Темный соперник. Страница 36

Кол-во голосов: 0

– Ты можешь рассказать мне о ней? Кстати, как она встретилась с моим отцом? Они ведь такие разные, такие непохожие, как небо и земля.

Мысль о браке родителей вызвала у Элли странное чувство. Подумать только, мать прожила много веков и из всех мужчин выбрала того, кто фактически не придерживался никакой веры!

Ройс заговорил, отвлекая ее от нехороших мыслей:

– Она была большой красавицей, как и ты, только волосы у нее были светлые. И она всегда была готова поделиться своим живительным светом с теми, кто в нем нуждался. Будь она жива, то сегодня наверняка не отказала бы в помощи старому Коиннеаху.

Элли улыбнулась.

– Как же, помню. Мы не могли зайти даже в кафе-мороженое и не облить при этом кого-нибудь целительным светом. Мама ушла из жизни, когда мне было всего десять лет. Не знаю, почему она оставила меня так рано. – Элли вытерла со щеки слезы. – Неужели пришло ее время, Ройс? Она умерла во сне. Неужели дочери бога было предначертано расстаться с жизнью именно так и никак иначе?

– Если Эласед умерла во сне, значит, такова была воля Древних. Возможно, она просто исчерпала свой век. Магистры тоже смертны, Эйлиос, хотя порой кажется, что это не так. Твоя мать не была бессмертной.

Элли грустно улыбнулась. Почему-то в эти мгновения ей сильно не хватало Элизабет.

– Я не слишком горевала после того, как она умерла. В ту ночь она явилась ко мне во сне, чтобы утешить. И это был не последний ее визит, пока я была ребенком.

Ройс молчал.

– В ту ночь, когда мы с тобой встретились, она вновь явилась ко мне и велела мне довериться тебе.

Ройс вздрогнул:

– Ты видела ее? Слышала?

Элли кивнула:

– Я сильно встревожилась. До этого она целых двадцать лет не являлась ко мне. Она сказала мне, что я должна довериться золотоволосому Магистру. И в ту ночь появился ты.

– А что, если она пришла не из царства мертвых, а явилась тебе из прошлого?

– А разве мать умела путешествовать во времени?

Ройс кивнул. Неужели мать явилась к ней из далеких веков прошлого, а не из того царства, откуда нет возврата? Элли почувствовала, что вся дрожит.

– В моих снах мать была в белых ниспадающих одеждах. Но как она могла явиться ко мне из прошлого? Как? Откуда ей знать обо мне? Или у нее тоже было Видение?

– Эласед не обладала даром Видения, и у меня нет ответов на твои вопросы, красавица, – произнес Ройс.

Как же он все-таки добр с ней в эти минуты!

– Она могла прожить намного дольше, как и ты. – Элли взяла руки Ройса в свои. – Если бы я перенеслась в нужное время, то могла бы найти ее, верно? Она была бы жива там, в прошлом. Ты знаешь, где ее искать?

Ройс встал из-за стола.

– Совершать скачки во времени ради личной корысти запрещено.

– А что, если она пыталась связаться со мной из прошлого, потому что знала, что вот-вот должно произойти нечто особенное? Когда она явилась ко мне в Саутгемптон и велела довериться тебе, в ее глазах читалась тревога. Я сразу заподозрила неладное.

Ройс молча смотрел на нее.

Элли обхватила себя за плечи. В ее планы не входило возвращаться к матери в прошлое, по крайней мере пока. Ибо какой в этом смысл? А может, наоборот, это исполнено высшего смысла? Трудно сказать.

– Когда ты видел ее в последний раз? – поинтересовалась она у Ройса.

– В тринадцатом веке, – ответил тот. – С тех пор я ее больше не видел.

Элли выпрямилась. Что же из этого следует?

– Как ты думаешь, она могла перенестись из тринадцатого века в мое время?

– Не исключаю такой возможности, – уклончиво ответил Ройс и отвел глаза в сторону.

– Что с тобой? – встревожилась Элли.

Ройс ответил не сразу, и это еще больше ее обеспокоило.

– Ее муж Уильям Маклеод и его старший сын от первого брака были убиты. После этого никто не видел Эласед, даже ее сын, твой брат.

Элли испуганно ахнула. Подумать только! Ее мать вышла замуж в тринадцатом веке. Если предположить, что у Элизабет мог быть другой муж или даже мужья, принимая во внимание ее долгую жизнь, то удивляться нечему. Наверняка у нее есть сводный брат. И вот еще что – никто не видел Элизабет с тринадцатого века, то есть вот уже двести лет, если вести отсчет времени от того года, в котором она сейчас находится.

Неужели мать совершила скачок во времени сразу после убийства мужа и пасынка? Прямо в двадцать первый век?

– Есть ли какие-нибудь свидетельства? Кто именно убил ее мужа и его сына?

– Надежных свидетельств нет, – ответил Ройс. – Тогда нашли лишь тела Маклеода и его наследника. В тот же день Эласед исчезла. Силы зла не были причастны к убийству, скорее оно было делом рук соперников из другого клана, продолжением пограничных стычек. Сначала мы решили, что она бросилась в погоню за убийцами, но Эласед так больше и не объявилась.

– Если она стала свидетельницей преступления, то после этого ей повсюду грозила опасность, – сказала Элли, рассуждая вслух. – Возможно, она скрылась в моем времени, где встретила моего отца и родила меня. – Но что заставило Элизабет выйти замуж за Уильяма Монро? Только сейчас Элли бросилось в глаза, насколько необычны совпадения – оба мужа Элизабет имели одинаковые имена. – Скажи, моя мать любила своего мужа Маклеода?

– Еще как любила! Но даже такой могущественный английский барон, как Уильям-Лев был смертным человеком. А Эласед не была предназначено любить простого смертного. Как и ты, Эйлиос, ей было самой судьбой предначертано служить Древним и всему человечеству.

Неожиданно перед Элли раскрылась вся сила материнской любви к Маклеоду. То было великое, всепоглощающее чувство, какое приходит в жизнь только раз, но остается навсегда.

– Только не говори мне, что боги жаждали смерти Маклеода в наказание за его попытку обрести любовь дочери бога. Не забывай, Элизабет ведь любила и моего отца, – с жаром произнесла Элли.

И тотчас поняла, что не способна вспомнить даже самый пустячный пример в подтверждение своих слов. Единственное, что врезалось ей в память, – это горе отца, когда неожиданно мать ушла из жизни. Элли задним умом понимала: эта любовь была лишь бледной тенью той любви, которую Элизабет питала к английскому барону из далекой эпохи.

Господи, как болит голова! Элли потерла виски. Ее мать так никогда и не оправилась после смерти Уильяма Маклеода. Сомневаться в этом не приходилось.

– Пожалуйста, расскажи о моем сводном брате.

– Его имя Гай Маклеод. Он также известен как Черный Маклеод. На многих он наводит жуткий страх.

Элли обратила внимание, что Ройс говорит в настоящем времени.

– Знаю, мой рассказ стал для тебя потрясением, – сказал он и обнял ее за плечи.

Элли слегка поежилась.

– У меня нелады с математикой, но, насколько я понимаю, Гай Маклеод родился двести лет назад, если вести отсчет от сегодняшнего дня. Если он до сих пор жив, то он тоже подобен богу!

– Он Магистр, красавица.

Значит, у нее есть брат! Такой же святой воин, как и Ройс.

– Я бы советовал тебе пойти спать, – посоветовал ей он.

Но до сна ли ей? Хотелось как следует обо всем поразмыслить. Оказывается, у нее есть еще один брат, а ее мать – дочь бога, в тринадцатом веке вышедшая замуж за барона-горца, мужчину, которого она очень любила. После убийства мужа Элизабет, по всей видимости, поспешила скрыться в двадцатом веке. Где встретила ее отца и родила дочь, то есть ее, Элли.

Всего несколько дней назад мать попыталась связаться с ней. Что же все это значит? От этих мыслей голова разболелась еще сильнее.

– Что же мне теперь делать? – в отчаянии спросила Элли, прильнув к крепкому телу Ройса.

– Не надо ничего делать, – решительно ответил тот. – Прежде всего тебе нужно отдохнуть. Ты слишком много думаешь, Эйлиос. Давай я отведу тебя в спальню.

Их взгляды встретились. Исходившая от него сила была самым надежным пристанищем, ее щитом, ее опорой.

– Почему ты вдруг стал так добр ко мне? – наконец осмелилась она задать вопрос. Собственный всплеск эмоций поверг ее в растерянность. Но может ли быть иначе, если ее мир только что перевернулся с ног на голову. Куда подевался прежний мистер Мачо? К чему проявлять доброту, если не собираешься совершать добрых поступков?

36

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru