Пользовательский поиск

Книга Темный соперник. Страница 10

Кол-во голосов: 0

Сердце в его груди ухало, как кузнечный молот, разгоряченная кровь, пульсируя, мчалась по жилам к чреслам. Он поспешил напомнить себе, что девушка без сознания и слаба – по крайней мере, в данную минуту. Но ведь рано или поздно она придет в себя. Он просто обязан взять себя в руки, и, когда она очнется, он будет уже далеко.

Усилием воли Ройс заставил себя оторвать взгляд от ее сочных губ, и в этот момент впервые обратил внимание на портрет, стоящий на столике рядом с кроватью. Сходство было поразительным!

Он взял со стола небольшую рамку – не может быть! Он узнал самого себя! Рядом с ним был его племянник Малькольм с супругой Клэр и Эйдан. Несколько мгновений он внимательно рассматривал собственное изображение. Ройс отметил про себя, что почти не изменился – такой же загорелый и мускулистый, за исключением волос – они были коротко острижены, как у монаха, наложившего на себя епитимью. Кроме того, одет он был в современный костюм – черную бесформенную куртку и черные, такие же бесформенные, чулки. Лицо его было серьезно.

Ройс пригляделся внимательнее – глаза на портрете были непроницаемы, и невозможно было предположить, что он думал и чувствовал в эти мгновения. И хотя на вид ему было около сорока, все в нем выдавало человека, готового в любой миг ринуться в бой. Даже несмотря на неброский современный наряд, от него исходило ощущение опасности.

Похоже, жизнь его почти не изменилась. Он оставался священным воином богов.

Ройс внимательнее присмотрелся к племяннику с супругой и сводным братом. Все трое сияли улыбками. Все как один были счастливы – спустя пятьсот семьдесят семь лет! И он был рад за них.

Ройс поставил портрет на место – слегка раздраженный тем, что он сам на нем присутствует. Будущее не сулило ничего хорошего, – мрачное, растянутое до бесконечности. Все дни похожи друг на друга. Ничего нового, никаких перемен. Добро и Зло, кровопролитие и смерть. И место каждого убитого демона займет новый. И так без конца.

Он медленно обернулся и посмотрел на женщину. Нет, как он может так думать! Изменилось буквально все!

Он привык брать женщин в постели быстро и бездумно, лишь бы только не вмешалось сердце. В это мгновение пол словно покачнулся под ним, ушел из-под ног и так и остался наклонным. Ройс вновь перевел взгляд на портрет. Изображенный на нем мужчина, – которому, между прочим, более тысячи четырехсот лет, – производил впечатление человека сильного, решительного; рыцаря без страха и упрека. Этот мужчина привык воевать, вся его жизнь прошла в сражениях. Именно поэтому Ройс не мог прочесть в его глазах никаких эмоций. Значит, и в будущем он также сможет брать к себе в постель женщин, чтобы на следующий день с ними распрощаться. А еще он посвятит всю свою жизнь очаровательной целительнице – будет оберегать ее как зеницу ока.

Как ни странно, он испытал нечто вроде удовлетворения. Рядом с ним она в безопасности.

И через пятьсот семьдесят семь лет он возьмет ее к себе в постель, возьмет, чтобы снова и снова дарить ей наслаждение, чтобы наблюдать, как она извивается в экстазе, и снова и снова изливать в нее горячее семя – и так до бесконечности.

Он давно научился терпению. Ему хватит сил подождать.

Посмотрев на прощание на девушку еще раз, Ройс прыгнул назад, в пятнадцатый век, где ему было место.

* * *

Элли проснулась, словно в кокон укутанная в пуховое одеяло. Она лежала в кровати, на редкость удобной. Судя по всему, она спала так крепко, что, проснувшись, долго не могла стряхнуть с себя сон. За окном на разные голоса пели птицы. Боже, где она? Ей в глаза били солнечные лучи, и она растерянно заморгала и прислушалась, пытаясь уловить знакомые звуки прибоя, доносившиеся в ее спальню со стороны океана, но не услышала.

Наконец, окончательно проснувшись, Элли обвела глазами незнакомую комнату – взгляд ее упал на бежевые шелковые складки балдахина над кроватью. И балдахин, и кровать она видела впервые в жизни. Сердце екнуло в груди, и она резко села в постели. Ее взору предстал коричневый пододеяльник с восточным рисунком и простыня в бежево-коричневую полоску. Наволочки несли на себе изображение королевских лилий. У самого изголовья кровати были еще подушки, большие, обтянутые коричневым бархатом. Взгляд Элли заскользил выше, и к ее великому изумлению ее взору предстала незнакомая комната. Каменные стены, минимум мебели. И тогда она все поняла. Нет, она не дома, она где угодно, но только не у себя дома в Саутгемптоне.

На ней было вчерашнее вечернее платье, однако серебристые босоножки стояли на полу.

И в следующее мгновение она вспомнила события вчерашнего вечера. Из другого времени ей на помощь в схватке с демонами явился воин, получивший благословение богов. Мать велела ей покориться судьбе и довериться золотому Магистру. Табби почувствовала, как он спешил к ней из прошлого, сильный и благородный. Значит, слухи в ЦИТСе оказались правдой. От волнения Элли охватила дрожь. Ей не терпелось поделиться новостями с Табби и Бри.

Держись за меня крепче.

Элли вздрогнула – последнее, что она помнила со всей очевидностью, – это то, как невидимая сила подбросила ее над лугом, на котором паслись лошади, и подбросила так, что тело ее едва не разорвало на части.

Так где же она? Судя по всему, это какой-то замок или поместье. Ей не раз случалось путешествовать по Европе и Великобритании, и она с первого взгляда могла определить, где и в каком доме находится. Отбросив в сторону одеяло, Элли выбралась из постели и подошла к окну. Стекла в нем были полупрозрачные, золотистые. Она дернула задвижку и распахнула окно. В комнату тотчас ворвался порыв воздуха – свежего и бодрящего. Такой ни с чем не спутаешь. Так вот, значит, куда ее занесло! На Северное нагорье, в горную часть Шотландии.

Элли в немом изумлении обвела взором открывшийся вид. Комната располагалась на верхнем этаже, слева внизу виднелись стены замка, а дальше еще одна башня. Сам замок гордо высился на вершине горы над сверкающими водами горного озера или реки, по другую сторону которой простирались голые, каменистые холмы. А еще дальше маячили другие горы, чьи вершины были укутаны облаками.

Мысли вертелись в голове с бешеной скоростью. В Шотландии она не в первый раз. Ее мать была родом из Кинтайра, родители отца – из Глазго и Абердина. Так что любопытство не раз приводило ее на землю предков. Нет, никаких сомнений нет и быть не может: она перенеслась в Шотландию, вот только в какую ее часть? Этого Элли с уверенностью сказать не могла.

Спокойствие, не нервничай, велела она себе. Впрочем, трезво рассуждать мешал отнюдь не страх. Мешало волнение.

Сюда ее принес золотой воин. К тому же на плече у него был плед – еще один признак того, что он горец.

Элли как завороженная любовалась открывавшимся из окна видом – горами и озером, а может быть, речкой. Однако уже скоро благоразумие взяло верх. Она поняла, что взор ее обращен на юг. Элли осторожно высунулась из окна, чтобы посмотреть на запад.

У нее тотчас перехватило дыхание. В магнетическом притяжении, которое она ощутила, было нечто знакомое и неподвластное времени.

Древние были близко – к западу от нее.

Элли охватила дрожь. Всякий раз, когда ей доводилось бывать в Шотландии, ее безудержно тянуло на небольшой, пустынный остров Айона – так притягивает к себе железные гвозди магнит. Там она, бывало, бродила среди руин средневекового аббатства и бенедиктинского монастыря, прекрасно зная, что земля под ее ногами была освящена самим святым Колумбой. Именно ему обязан своим возникновением первый монастырь в этих суровых краях. Элли бродила по острову, не замечая толп туристов. Погруженная едва ли не в транс, она шла вперед, и земля, казалось, подрагивала у нее под ногами, а над головой слышался шепот минувших столетий, иного времени, иной эпохи, которая манила и притягивала к себе. Ощущение было такое, что стоит ей потянуться к небу, и ее рука непременно нащупает кого-то и потянет вниз, чтобы этот некто встал рядом с ней. А если она дотронется до земли, то поднимет с нее и поставит рядом с собой в полный рост кого-то из прошлого.

10

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru