Пользовательский поиск

Книга Королевская кровь. Содержание - 26. План «Б»

Кол-во голосов: 0

— Слушай, футболист, а почему бы тебе самому не придумать для меня подходящую карьеру? Что-нибудь такое, что позволило бы мне самостоятельно зарабатывать деньги и давало уверенность в себе.

Тревор открыл ноутбук. Я бросила взгляд на монитор и увидела уже заполненные разделы теста.

— А что плохого, если о тебе позаботится мужчина? — спросил он. — Обеспеченный и сильный.

— С этим у меня уже все в порядке, — отрезала я.

— Да еще и блондин.

— Предпочитаю брюнетов.

— Причем популярный.

Тут он меня уел. Популярностью Александр не пользовался, как и я сама. Совсем не то что Тревор Митчелл, король школьных балов с первого класса.

— Хотела бы ты прославиться? — спросил он, подаваясь ближе. — Чтобы твое имя было широко известно?

— Думаю, меня и так все знают.

— Но по другой причине, — усмехнулся он.

— Меня не интересует известность. Мне важно быть самой собой.

Тревор покачал головой и вбил несколько строк в ноутбук.

— Итак, что у нас осталось?.. Ага!.. Желают ли твои родители, чтобы ты повторила их жизненный путь?

— Нет. Это, надеюсь, все? — простонала я.

— Что ты любишь делать в дождливые дни? — спросил он.

— Сидеть под дождем.

— А в солнечную погоду?

— Спать.

— Ты считаешь себя творческой натурой?

— Нет.

— Серьезно? — удивился он. — Это при твоей манере одеваться и макияже? По-моему, в этом есть творческий подход. Клоунада.

— Ты хочешь, чтобы я тебе врезала прямо сейчас или перед всем классом?

— Не заводись. Твой любимый наряд?

— Хм. Бальное платье.

— Когда ты закрываешь глаза, кто тебе представляется?

— Александр.

— Если бы тебе пришлось выбирать, с кем в нашей школе поцеловаться, кто бы это был?

Он подался ко мне.

— Никто. И вообще это не из анкеты… да и не только это! Ах ты, осел!

Честно говоря, имея дело с Тревором, порой трудно понять, кто над кем издевается.

— Я просто проверял тебя на внимательность. Ладно, опрос закончен. Теперь осталось составить письменный отчет.

— Значит, нам больше не нужно встречаться?

— Ты не врубилась. Это я закончил. — Он подал мне заполненный лист. — Теперь твоя очередь спрашивать.

Бланк с вопросами, адресованными Тревору, был девственно пуст. Я быстро, по своему разумению заполнила нужные графы и вручила ему листок.

— От руки написано, — заметил он. — На высший балл не потянет.

Мы с Тревором поднялись и отряхнули джинсы.

— Наше следующее свидание состоится перед всем классом, — сказал он.

Я поймала себя на том, что не испытываю к нему неприязни. Ведь как бы то ни было, это он, пусть невольно, поспособствовал тому, что Александр задержался в особняке.

— Мне надо встретиться с отцом, — сказал Тревор, садясь в свой «камаро». — Может, слышала? Он собирается купить особняк.

Я застыла на месте.

— Что ты сказал?

Он противно ухмыльнулся.

— Не хотел тебе говорить до того, как мы закончим собеседование. Вчера вечером, за ужином, у нас зашла речь об особняке, который никто не покупает из-за того, что это негодная развалюха. Так вот, отец сказал, что земля под домом сама по себе имеет немалую ценность, так что участок можно купить, а постройки снести бульдозером. На расчищенной территории появится новый торговый центр.

Я испытала страшный удар. Мне и в голову не приходило, что собственный план сработает против меня. Конечно, Тревор был для этого самой подходящей персоной.

— Ты не можешь это сделать! — в ярости прошипела я. — Купить и снести!..

— Конечно не могу, чудище. Куда мне? Но вот мой отец, он очень даже может.

Папаша Тревора владел половиной Занудвилля. Мне совсем не хотелось, чтобы к его недвижимости присоединился Бенсон-хилл.

— Я сказал отцу, что нужно будет сохранить несколько кирпичей, когда он станет сносить руины. Пригодятся на сувениры. Я с тебя много не запрошу, хоть они и бесценны, — заявил Тревор напоследок, тут же тронул машину с места и укатил.

26. План «Б»

Я нетерпеливо ждала у ворот особняка и, как только Джеймсон открыл их, с ходу выпалила:

— Мне срочно нужно поговорить с Александром.

— Он еще спит, мисс Рэйвен.

Надо думать, Александру, как накануне мне, спалось хорошо. Только мне ночью, а ему — днем.

— Дело срочное, — заявила я, как могла властно и настойчиво. — Отлагательства не терпит.

— Сделаю, что смогу. Подождите в студии.

Я расположилась в старой пыльной комнате, полной книг.

Через несколько минут появился Александр, в джинсах и футболке.

— Что-то не так? — спросил он.

— Все. — Я бросилась к нему. — Нам нужно поговорить наедине.

— В беседке, — предложил он.

— Нужно такое место, где никто не сможет нас подслушать.

Александр припарковал «мерседес» напротив ворот кладбища, и мы поспешили к могиле его бабушки. Единственными посторонними звуками было стрекотание сверчков.

— Нашелся покупатель на особняк, — выдала я, едва мы добрались до могилы.

— Шутишь!

— Мне не до шуток. Хуже всего то, что это папаша Тревора Митчелла.

— Ужас! Я думал, наш план сработал…

— Я тоже. Но этот деятель вознамерился снести дом и построить на его месте торговый центр.

— Вот как!

В карих глазах Александра вспыхнуло алое пламя гнева.

— Именно. Это ужасно. Мы проделали огромную работу, убеждая людей в том, что особняк непригоден для проживания, и добились своего. Никто не захотел покупать дом. Но мы забыли, что земля, на которой он стоит, тоже имеет ценность, и теперь особняк снесут. Это я виновата. Мне следовало подумать лучше. Я все погубила!

Я села на кладбищенскую скамейку и закрыла лицо руками.

— Это не твоя вина, Рэйвен, — попытался утешить меня Александр, и лицо его просветлело. — Отец Тревора еще не совершил покупку. Значит, не все потеряно, у нас еще есть время.

— Если ты скажешь родителям, может, они откажутся от продажи?

— Отец серьезно настроен на продажу. Я спорил с ним, мы даже поругались. Он считает, что новый владелец вправе делать со своей собственностью все, что ему заблагорассудится. Но откуда ты все это узнала? Отец говорил, что домом никто не интересовался.

— Узнала, можно сказать, из первых уст. От Тревора.

— Но должен же быть какой-то выход. Я не хочу уезжать и не могу допустить, чтобы особняк погиб.

Я повернулась к надгробию, словно спрашивая совета у покойной.

— Нам необходимо остановить его. Отец Тревора не должен купить участок. Никто не должен! Это твой дом, наш, а прежде всего — твоей бабушки.

Я встала и подошла к памятнику.

— Она строила этот дом с любовью, для себя и своей семьи.

— Я знаю. От всего этого у меня сердце рвется на части.

Александр тоже подошел к памятнику.

— Это бабушкин дом… и должен всегда им остаться.

— Ты единственный, кого это волнует. Представь себе, что значила бы для твоей бабушки продажа особняка чужаку, тем более его снос. Ведь на свете нет покупателя, для которого этот дом значил бы больше, чем для тебя и ее.

Александр обернулся ко мне.

— Ты молодец!

— Ты о чем?

— Как же я раньше это не сообразил! — возбужденно воскликнул Александр, крепко поцеловал меня, обнял и закружил.

— Да что происходит?

— Особняк продается, — промолвил Александр с ухмылкой. — Я знаю, кому до смерти хочется его приобрести.

Я никак не могла сообразить, кого же Александр имел в виду в качестве покупателя особняка. В любом случае это должен быть человек состоятельный и такой, чтобы его появление в бабушкином доме не вызвало неприятия у возлюбленного. Да и как это могло помочь ему остаться в Занудвилле? Но он так ничего и не открыл, пообещав посвятить в детали своего плана при следующей встрече.

Она состоялась на закате следующего дня, в товарном вагоне.

— Я спать не могла, — нетерпеливо пожаловалась я, едва оказавшись внутри.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru