Пользовательский поиск

Книга Фантом страсти, или Шестьдесят оттенков синего. Содержание - 21. Боевая готовность

Кол-во голосов: 0

Улыбнувшись своему довольному силуэту, оккупировавшему настенное зеркало, Диана, не суетясь, открыла душевую кабину.

Нет, больше никогда не вернусь в ту квартиру, насквозь пропитанную тоской и досадой.

Она настроила воду на оптимальный режим.

Никогда.

Намыливая нежную губку, предназначенную для ухоженной кожи, Диана бдительно прислушивалась сквозь ровный лепет тугих струй к посторонним звукам.

А вдруг за незапертой дверью послышатся шаги Томаса, ее Томаса?..

Она провела губкой между грудей с набухшими огрубевшими сосками.

А вдруг Томас, внезапно охваченный узаконенной страстью, овладеет новобрачной прямо здесь?

Диана переместила губку на живот – упругий и гладкий, с маленьким пупочком, напоминающим крошечную, едва распустившуюся розочку.

Как это делал непутевый бойфренд из рекламного агентства.

Диана тщательно проработала бедра и все, что ниже копчика.

Все-таки под горячим душем гораздо лучше заниматься любовью, чем на заднем сиденье еще не отремонтированного автомобиля, да еще с механиком, провонявшим бензином и маслами.

Диана раздвинула колени.

Утихомирив губку, она вновь прислушалась, но шагов Томаса, ее Томаса, не было и в помине.

Диана вылила на голову полбутылки шампуня, способствующего росту волос.

Да, во всем, что касалось здоровья, Томас, ее Томас разбирался гениально.

Она промассировала душистой пеной ушные раковины и мочки, так и не проколотые под сережки.

Вот если только Томас, ее Томас раскошелится на бриллианты…

Она смыла шампунь.

Какая же я дура!

Диана вырвалась из душевой кабины на оперативный простор.

Тактичный муж просто стесняется вторгнуться в интимную гигиену еще не объезженной супруги.

Она торопливо промокнулась гигроскопичным полотенцем.

Тебе, дура, не бриллианты полагаются, а дешевые стекляшки.

Диана накинула махровый халат, похожий на тот, что был у нее дома.

Вперед, в атаку!

И она небрежно затянула пояс.

Кто не рискует – тот не пьет шампанское, а тем более не получает в подарок замков, оснащенных полным набором встроенной техники.

Не скрывая желания, Диана ворвалась на половину пожилого джентльмена.

Кабинет пуст.

Спальня тоже.

Значит, остается или туалет, или ванная комната.

Она подкралась к двери туалета.

Нехорошо получится, если помешать супругу во время… как ее…

Диана с трудом вспомнила это забавное словечко – «дефекация».

Покойная мамаша злоупотребляла специфическим термином, постоянно мучаясь то поносами, то запорами.

Диана легонько тронула позолоченную ручку.

Но туалетная дверь, как и дверь кабинета и спальни, легко подалась.

Скорее всего, Томас, ее Томас нежится в ванне с хвойным экстрактом и морской солью, чтобы выглядеть хотя бы на пару лет моложе.

Диана продолжила интервенцию.

Но дверь в ванную комнату оказалась заперта изнутри.

Диана энергично подергала витую ручку.

Пусть законный супруг вспомнит о своих обязанностях.

Диана прислушалась.

По доносившемуся плеску можно было понять, что, по крайней мере, с ванной угадала.

Диана энергично постучала.

Совокупляться в ароматной горячей пенной воде – это так гигиенично и весело…

Диана приложила ухо к дверной панели.

По ту сторону Томас, ее Томас приближался, что-то недовольно ворча.

Диана отпрянула и, отступив на шаг, начала поспешно развязывать пояс увлажнившегося халата.

Ну, мужчина же он, в конце концов…

Диана поспешно распахнула халат, чтобы продемонстрировать что надо во всей красе.

Рекламный агент всегда после совместного душа предпочитал этот… как его…

Она наскоро отыскала в обыденном лексиконе словечко, которое обожал ее незадачливый бойфренд, – «кунилингус».

Диана приняла вызывающую позу женщины, готовой на все и желающей только одного – немедленного и безоговорочного… как там его…

В памяти само собой возникло еще одно забавное словечко – «коитус».

Механик из авторемонтной мастерской употреблял в общении «коитус» не менее часто, чем «карбюратор» или «карданный вал».

Диана закинула руки за голову – напрягая груди и живот.

Но дверь лишь чуть-чуть приоткрылась, и Томас, ее Томас спросил ровным голосом с едва заметным оттенком домашнего юморка:

– Милая, ты что, заблудилась?

Диане захотелось выпалить в узкую дверную щель, источающую травяные ароматы, пару криков отчаяния: «Старый дуралей, я просто хочу трахаться!»

Впрочем, новоиспеченная хозяйка баварского замка сумела совладать и с рефлексами, и с эмоциями.

– Дорогой, я лишь хотела спросить, когда ты навестишь меня.

– Скоро, милая, совсем скоро.

– Я сгораю от нетерпения.

– Взаимно, милая.

– Буду ждать хоть до утра.

Многозначительной паузой она аккуратно передала инициативу пожилому джентльмену.

– Все будет нормально, милая.

– Не сомневаюсь.

Диана хотела еще добавить, что, как ни крути, а четвертая жена – это не первая.

Но вслух выдала банальщину:

– Я никогда не была так счастлива.

– Немного терпения, милая.

Диана театрально промолчала.

Томас, ее Томас постепенно начинал походить на полноценного мужа.

– Милая, эротическим утехам можно предаваться без соблюдения жесткого графика.

– Да, это не в метро кататься.

– А вот регулярность в приеме пищи – основное правило для достижения максимального долголетия.

– Мне еще рано думать об этом.

– Зато для меня – в самый раз.

– Извини, дорогой.

– Милая, запомни, что я никогда, подчеркиваю трижды, никогда и ни при каких обстоятельствах не нарушаю графика своего питания. И тебе не советую!

– Учту на будущее.

Диана запахнула халат, прикрыв так и не пригодившиеся прелести.

– Обязательно учту.

– Надеюсь!

Диане захотелось снова прокричать в узкую дверную щель, благоухающую травами, язвительную колкость насчет того, что первая брачная ночь несовместима с излишним педантизмом и пунктуальностью.

Однако новоиспеченная хозяйка баварского замка ограничилась кратким:

– Так я буду ждать.

– Только, пожалуйста, в своей спальне.

– Я поняла.

– Но твое нетерпение меня радует.

Диана не успела ответить аналогичным комплиментом.

Дверь ванной комнаты закрылась, и резкий лязг внутренней задвижки дал понять настырной супруге, что своеобразная аудиенция закончена.

– Что же, Томас, милый Томас, – еле слышно прошептала супруга, не допущенная к гигиеническо-лечебному таинству. – И на этом спасибо.

Диана завязала махровый пояс.

Лишь одно оставалось загадкой: будет ли брачная ночь иметь хоть какое-нибудь приемлемое в смысле регулярности продолжение.

Кутаясь в халат, Диана направилась в свою, еще не обжитую, спальню.

Сколько раз в неделю будет наведываться супруг?

Фосфоресцирующие рыцари не выдавали общую мужскую тайну.

А то, чего доброго, будет исполнять свой долг разве что раз в месяц.

Диана присела на край своего ложа – увы, обреченного на отсутствие постоянного мужского пребывания – с заката до рассвета.

Или все ограничится первой брачной ночью, которая станет и последней?

Диана прилегла.

Вдруг Томас, ее Томас – хронический импотент, и замок в подарок – лишь жалкая компенсация за сексуальное бессилие?

Диана обняла подушку.

Но, несмотря ни на что, я должна сделать Томаса, моего Томаса, вполне счастливым.

Диана покрепче сжала веки.

А с регулярным сексом или без него – не имеет никакой разницы.

Засыпая, хозяйка крепостных стен, дюжины рыцарей, ухмыляющихся горгулий, зимнего сада, угрюмой библиотеки, великолепной кухни, совмещенной с роскошной столовой, желала хотя бы во сне получить или кунилингус на могильной плите, или коитус под чириканье кладбищенских птичек.

Молодой Ральф не подведет по сексуальной части.

Живой Ральф, а не призрак…

21. Боевая готовность

Диана, стоя обнаженной перед старинным трельяжем, решала трудную задачу: в каком нижнем белье встретить законного супруга.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru