Пользовательский поиск

Книга Фантом страсти, или Шестьдесят оттенков синего. Содержание - 14. Досадное обстоятельство

Кол-во голосов: 0

Постоянный геронтологический мотив, звучащий в речах пожилого дженльмена, походил на бесконечную молитву.

Но спальня, в которую торжественно распахнул двери супруг, напрочь отмела все уныния и подозрения.

Посреди круглой просторной комнаты, затянутой золотистым бархатом с вытканными богатыми цветочными орнаментами, на постаменте возвышалось белоснежное ложе под темно-красным балдахином, с миллионом подушек и перин.

В изножье супружеской кровати приютилась очаровательная длинная банкетка, обитая тем же золотистым бархатом.

Диана завороженно млела от интимного зрелища, предвкушая брачную ночь.

Среди утонченной мебели времен трубадуров.

Среди китайских ваз.

Среди тяжелых гардин и персидских ковров.

Крепким упругим задом она опробовала пружинность широченного матраса, спрятанного под кружевным покрывалом и тонкими простынями.

– Будет где порезвиться!

Томас, ее Томас равнодушно и спокойно созерцал борьбу молодой супруги с пуховыми подушками.

Ложе страсти наверняка смотрелось впечатляюще.

Провести первую брачную ночь – сегодня, здесь, в альковном шике – казалось Диане запредельным чудом, постепенно приобретающим черты реальности.

Неудовлетворенная жена представила, как будет ежечасно соблазнять мужа и трахаться, трахаться, трахаться от заката до зари, ночь напролет.

Но Томас, ее Томас нарушил семейные грезы.

Оказалось, все это роскошество предназначено исключительно Диане.

Сам Крейг-младший собирался почивать в другой спальне.

Миновав довольно мрачный и длинный коридор, супруги оказались в аскетически обставленной комнате с узкой односпальной кроватью.

Сообразительная молодая особа конечно же поняла, что пожилой джентльмен намерен лишь посещать сексодром под балдахином и удаляться к себе после исполнения супружеского долга.

Одиночное коротание ночей показалось Диане вопиющей несправедливостью.

Только это обстоятельство портило ощущение сбывшейся сказки.

Только это…

Продолжение экскурсии по замку оказалось недолгим.

Осмотр владения завершился на верхней площадке донжона, самой высокой башни замка.

Диана моментально забыла все огорчения, связанные с наличием индивидуальных спален. Она буквально обомлела от пейзажа, окружающего крепость.

Бесконечность гор и лесов в донельзя перенаселенной Европе.

Заповедная баварская глушь.

– Поразительный вид.

– Смешанный лес, перманентная тишина и воздух, насыщенный фитонцидами, – вот истинное сокровище этих мест и главное целительное средство.

– Вау!

– Милая, городской шум укорачивает жизнь.

– Без сомнения, – поддакнула Диана. – Я глаз не могу оторвать от чарующего вида.

– И заметь, ни одного населенного пункта в радиусе трех километров.

– Невероятно.

– Излишне частое общение с себе подобными укорачивает жизнь, – веско заявил Томас. – Особенно одолевают энергетические вампиры.

– У нас в офисе старший менеджер по персоналу отличался тем, что разрушал ауры претендентов на работу.

– Забудь, навсегда забудь это мерзкое слово «работа». Задача женщины – ублажать мужа.

– Средневековому замку – средневековые порядки! – воскликнула Диана. – Полная изоляция от цивилизации.

– Современная архитектура угнетает, – заметил муж. – Геометрические монстры из стекла и стали негативно воздействуют на мозжечок, что, в свою очередь, ведет к преждевременному дряхлению.

– Ты прав, дорогой, прав!

Диана наградила разговорившегося экскурсовода нежным поцелуем.

После донжона супружеская чета отправилась в боковое крыло, где располагалась кухня.

Но хозяйственным инстинктам новоиспеченной владелицы замка не удалось реализоваться.

Перед кухней экскурсия внезапно оборвалась.

– Погуляй, милая, немного, а я пока приготовлю скромный ужин.

– Может, этим заняться мне?

– В следующий раз.

– Тогда я вернусь на донжон.

– Только осторожней, пожалуйста, – там же нет заградительных барьеров.

– Обещаю не подходить к самому краю.

– Когда будет готово, услышишь обеденный гонг.

– Хорошо, дорогой.

– Надеюсь, ты не заблудишься.

– Нет, я запомнила маршрут.

Диана неторопливо поправила свадебное платье, изрядно помятое за время экскурсии.

– Дорогой, если хочешь, можешь звать меня Крошкой.

Диана игриво прикрыла лицо голубым шарфиком.

– Нет, милая! Давай не будем превращать наши отношения в этакую вульгарность. «Крошка»? Фи. Не очень аристократично.

– Я поглупела от избытка сюрпризов? – Шарфик вернулся на плечи. – Поглупела?

– Чуть-чуть.

– Значит, надо срочно проветриться на свежем воздухе.

– И улучшить аппетит.

Диана хотела сказать, что никогда не страдала отсутствием аппетита, – скорее наоборот. Но промолчала.

Томас, ее Томас заперся в кухне.

Диана незамедлительно отправилась к центральной винтовой лестнице с надеждой встретить по пути беспечно разгуливающего призрака.

Ведь за все время долгой экскурсии не обнаружилось и намека на привидения.

14. Досадное обстоятельство

Диана в ожидании ужина терпеливо пребывала на самой высокой башне замка.

Излишне багровый закат упорно портил вечернюю небесную синь.

Диана вспомнила, как приняла свой любимый голубой шарфик за синюю хищную пиявку. Пиявку, готовую обвиться вокруг шеи и высосать из счастливой жизнерадостной новобрачной кровь, всю кровь, до капельки.

И невинный шарфик покорно спланировал вниз, в мрачную тень крепостного двора, зажатого крутыми стенами.

Диана не жалела о последней вещи, связывающей ее с вульгарным прошлым.

Она вообще ни о чем не жалела.

Ни о сломанном на кладбище каблуке.

Ни о потерянной связи с Ральфом: у могильного психотерапевта найдется много безутешных вдовушек для тренировочных сеансов.

Ни о проклятущем, однообразном, как пустыня, офисном быте.

Ни о квартире, слышавшей не одно истеричное рыдание.

Она воспринимала этот длинный-предлинный судьбоносный день как закономерную компенсацию за сиротскую долю.

Диана считала, что внезапной переменой участи она обязана исключительно собственной натуре и характеру.

Окружающая атмосфера полностью соответствовала настроению молодой жены пожилого мужа.

Ветра не было.

В мрачной цитадели не раздавалось ни звука.

Но вот кухонный гонг позвал к ужину.

Эхо еще долго бродило по замку, напоминая затаенному призраку, что живому человеку надо есть, спать и, желательно, совокупляться.

Кому – по любви.

Кому – по расчету.

Кому – забавы ради.

А кому – по супружескому долгу…

Диана вернулась к оскаленным горгульям, крутым лестницам, узким коридорам. Надо поторапливаться. Ее пожилой супруг закончил кулинарить. И она поспешила отведать вечернее угощение.

Наверняка что-нибудь вроде овсяной каши без масла и мяса.

Или бледный омлет на пару.

В общем, с гарантированным отсутствием холестерина и прочих вредных составляющих.

Диана представила на мгновение, как кладбищенский психолог Ральф, устроившись среди роскошных могил, поглощает гамбургер за гамбургером. И пустые банки из-под пива гулко падают на траурный гранит, веселя покойников.

Но вдруг некорректное сопоставление крепыша-обжоры с хилым стариканом было прервано самым грубым способом.

Кто-то сердито ухватил Диану за подол свадебного платья. Раздался отчетливый треск рвущейся ткани.

Неужели призрак тоже среагировал на призывные удары гонга и решил побезобразничать?

Диана, стараясь не спугнуть хулиганствующую тень прошлого, медленно попятилась.

Но, увы, это оказалось не проделкой наглого привидения. Фосфоресцирующий рыцарь зацепил платье шипастой палицей.

Освободившись из внезапного плена, ретивая Диана щелкнула железное чучело по забралу:

– Тебе, братец, не понравилось, что я слишком быстро двигалась? Но это мое хозяйское право! Хочу – бегу, хочу – крадусь!

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru