Пользовательский поиск

Книга Фантом страсти, или Шестьдесят оттенков синего. Содержание - 7. Встречное признание

Кол-во голосов: 0

7. Встречное признание

Когда принесли фисташковый пломбир в хрустальной вместительной широкой вазочке и серебряное ведерко с бутылкой шампанского во льду, то возникла забавная ситуация.

Пожилой джентльмен обрел полную уверенность в окончательной победе, не учитывая, что невеста может проявить строптивость и перейти в атаку.

– Теперь понятно, милая, почему я собирал о тебе самую подробную информацию?

– О да.

– Я знаю почти все!

В голосе пожилого джентльмена чувствовалось удовлетворение, что суммы, потраченные на частного детектива, принесли ожидаемый результат.

– Прекрасный уживчивый характер.

Диана хотела добавить, что иногда в ней просыпается несносная привереда, которую раздражает даже сморщенный чулок или слишком тесные неразношенные туфли.

Но Томас Джон Крейг-младший не любит, когда его перебивают.

– Ты, милая, увлекаешься чтением псевдоготических романов, и это приемлемее, чем бездумное времяпровождение перед телевизором.

Диана хотела добавить, что еще в детстве прочитала уйму дешевых страшилок про зомби и прочую нечисть, а также – что еще до первой менструации обожала смотреть по «ящику» раунды с боксерами-тяжеловесами.

Впрочем, об этом, наверное, лучше вспомнить как-нибудь потом.

– Но самое главное, милая, – ты следишь за своим здоровьем.

– Да, я еще ни разу в жизни ничем не болела. – Диана не удержалась от задорной похвальбы. – Вот у мамы всегда были проблемы с почками, селезенкой, горлом и сердцем.

– У тебя отличная кардиограмма, а последние анализы крови меня просто восхитили.

Пожилой джентльмен потянулся к шампанскому.

В данный момент он почему-то напомнил Диане, лакомящейся двойным пломбиром, обыкновенного дряхлеющего вампира, жаждущего свеженького гемоглобина.

Вероятно, это все из-за странноватой улыбочки, когда узкие строгие губы Томаса Джона Крейга-младшего расходились, обнажая великолепные зубы.

Пожилой джентльмен, осознав, что переборщил с комплиментами относительно содержания эритроцитов, вдруг заявил, что Диане очень пойдет свадебное платье.

Кандидатка в невесты, еще не давшая окончательного положительного ответа, хотела тут же ляпнуть, что и в супружеской постели в первую брачную ночь она тоже будет смотреться неплохо, пусть и совершенно обнаженная.

Но сказала совсем другое:

– Я всегда мечтала о немного старомодном платье – пышный подол, небольшой шлейф, широкие буфы, глубокое декольте…

Пожилой джентльмен оценил направление, заданное молодой особой.

– Мне тоже больше нравится прежний стиль.

Томас Джон Крейг-младший придал физиономии чуть-чуть самоуверенной повелительности, которая состарила его лет на пять, если не на десять.

– Так что я наверняка угадал с выбором.

Пожилой джентльмен хищно показал идеальные клыки.

– Осталось примерить.

– Так что, свадебное платье на меня действительно уже готово? – спросила Диана, недоуменно моргая. – Готово?

– А еще и туфельки!

Лицо Томаса Джона Крейга-младшего чуть-чуть помолодело, благодаря немаскируемой хвастливости.

– Твои любимые лодочки на высоком каблуке, но только белые и с бантиками.

Пожилой джентльмен, похоже, ринулся в последнюю и решительную атаку.

– Все это, милая, ждет тебя в салоне «Гименей».

Диана хотела чуть язвительно добавить, что Томас Джон Крейг-младший забыл упомянуть о ее пристрастии к исключительно голубеньким трусикам с вышитыми алыми розочками.

Но промолчала – пусть хотя бы розочки окажутся для супруга в первую брачную ночь приятной неожиданностью.

– В «Гименее» все делается как в лучших европейских домах моды.

Диана хотела уточнить про трех предыдущих невест, которых наверняка тоже экипировали в этом самом изысканном и благородном салоне.

Но нарочно задала абсурдно-юморной вопрос:

– Дорогой, это, надеюсь, не в Париже?

– Нет, конечно нет.

Томас Джон Крейг-младший снова нацепил маску серьезной деловитости.

– В пяти минутах езды от «Донжона».

– Да, совсем недалеко.

– Одно твое слово, милая.

Пожилой джентльмен явно устал от упорного и нежданного сопротивления молодой особы.

– Одно слово…

И тут Диана Лумбер осознала, что именно сейчас, до того, как Томас Джон Крейг-младший окончательно признает ее невестой, надо сделать одно, пусть и самое неприятное заявление.

– Томас, дорогой, я оценила твою откровенность про слежку за мной…

– Не надо так говорить, милая, – не слежка, а просто сбор информации.

– В свою очередь, я хочу тоже быть совершенно, совершенно искренней.

– Не возражаю, милая.

– Дело в том… в том…

Пожилой джентльмен терпеливо ждал, когда же она четко сформулирует откровение.

– У меня было два бойфренда… Правда, довольно давно и недолго… Механик из автосервиса и рекламный агент…

Пожилой джентльмен молча разлил шампанское по бокалам.

– Так что, дорогой Томас, и я, к сожалению, не девственница.

– Увы, милая, но ты вряд ли этим огорчишь меня. – Жених поднял бокал. – Правда, этот гинекологический факт обошелся мне в круглую сумму.

Диана на мгновение представила себе жуткую по цинизму сцену. Она, раскоряченная в гинекологическом кресле. Сволочной доктор, не снимая хирургических перчаток, тщательно пересчитывает наличные. А детектив сквозь инфракрасную оптику заглядывает в раздвинутую как можно шире промежность.

– Томас, я потеряла невинность в антисанитарных условиях. Там воняло бензином и маслом. – Диана решила отыграться на всезнайке натуралистическими подробностями. – На заднем сиденье машины, которую ремонтировали.

– Милая, оставим интимные детали.

– А рекламный агент за две недели нашего сожительства приучил меня к…

Диана оборвала фразу, поняв женской интуицией, что Томас Джон Крейг-младший обидится, но совсем не на порнографические эпизоды, а на то, что все-таки его хваленый детектив явно недоработал.

– К мороженому с цукатами.

Пожилой жених облегченно улыбнулся тактичной невесте.

– Как я понимаю, можно выпить за наше сегодняшнее бракосочетание.

– Сегодняшнее, дорогой?

– Да, я заранее все предусмотрел.

– Вот это сюрприз так сюрприз!

Молодая особа, получившая наконец статус невесты, принялась торопливо доедать фисташковый пломбир.

– Платье ждет тебя в ближайшем салоне.

– Вау!

– Свидетели, нотариус и все прочее, необходимое для торжественного, хотя и весьма скромного ритуала, готово и ожидает здесь неподалеку.

– Значит, Томас, ты был уверен, что я соглашусь?

– Почти уверен.

– Ох, если бы ты знал, дорогой, как я устала от этого затянувшегося одиночества…

– Теперь у тебя начнется совершенно другая жизнь.

– Хочется верить…

– Совершенно другая.

Единственное, о чем умолчала Диана, – это о мойщике надгробий, который наверняка позвонит, чтобы сообщить о провале своих наблюдений.

Так влюбленный Томас и не узнал о близком присутствии Ральфа, юного соперника.

Но жизненный опыт подтолкнул жениха к профилактическим мерам – Крейг-младший не хотел быть украшенным на старости лет развесистыми рогами.

– Милая, у меня к тебе всего одна просьба.

– Слушаю дорогой.

– Выкинь поскорей свой мобильник.

– Ты ревнуешь к старым связям?

– Нет, милая. Мобильный телефон очень плохо влияет на функционирование мозга.

– Да, мозг надо беречь.

– И остальные органы тоже.

Довольные благополучным исходом затянувшегося ланча, обрученные отведали шампанского.

Невеста простила жениху излишнюю мнительность, подлую слежку и пристальное внимание к ее здоровью.

Жених простил невесте обоих бойфрендов и даже заднее сиденье неработающего автомобиля.

Шампанское, которое обычно за обедом употребляли французские короли, оказалось чудесным и оставило прелестное послевкусие…

8. Прощальная эйфория

За скоропалительной помолвкой последовало недолгое расставание.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru