Пользовательский поиск

Книга Фантом страсти, или Шестьдесят оттенков синего. Содержание - 4. Сладкая башня

Кол-во голосов: 0

– Хороший ответ.

– Побывав хоть раз в женихах, мужчина убеждается не только в своих достоинствах, но и в своих недостатках.

– Значит, Томас должен быть весьма умудренным человеком.

– Да, Крошка, есть пара нюансов насчет любвеобильного вдовца, – проговорил могильный психолог, окатывая из шланга скорбный медальон и позолоченную эпитафию. – Ни одна из жен Крейга-младшего ни разу ему не родила.

– Невезучий он какой-то, ты не находишь?

– Может, и невезучий…

– Жизнь покажет. – Диана застегнула верхние пуговицы блузки. – Тем более я ему ничего конкретно и не обещала.

– Трудно будет устоять перед старческой щедростью.

– Да, я обожаю подарки.

– А если тебе подарят на свадьбу старинный замок?

– Хорошо, что не небоскреб.

– Я серьезно: замок с инфернальной репутацией и кровавой историей.

– Это было бы очень романтично.

– А привидения?

– Сказки, просто сказки.

– Крошка, с потусторонними силами надо держаться осторожно.

– Знаю, знаю. Особенно с красавицами, погибшими от любви.

– Все-то Крошка знает, – усмехнулся парень. – И о привязчивых сентиментальных призраках, и о замужестве не по любви, а по расчету за мерзким стариком…

– Вот только не надо снова читать мне мораль!

Диана гордо повернулась спиной к излишне навязчивому работнику кладбища и двинулась в обратный путь, стараясь как можно элегантнее опирать стопу на сломанный каблук.

Пребывание среди покойников явно провоцирует на глупые диалоги с мистической подоплекой.

– Ах да, Крошка, совсем забыл! – крикнул вслед неунывающий парень. – Меня зовут Ральф!

Диана замерла, не оборачиваясь, дожидаясь продолжения, но мойщик надгробий не произнес больше ни слова.

Будущая невеста Томаса Джона Крейга-младшего, выдержав гордую паузу, подходящую для уязвленного самолюбия, глянула через плечо.

Могильный психолог исчез вместе со шлангом для полива и жесткой намыленной щеткой.

Исчез, как привидение.

Диана повнимательней всмотрелась в ближнее надгробье, поблескивающее после мытья в лучах робкого солнца, ослабленного перистой облачностью.

Нет, этот Ральф явно не призрак.

Покидая кладбище, она испытывала некоторую досаду.

Ну почему ею серьезно заинтересовался пожилой джентльмен, похоронивший трех бесплодных жен, а не этот бодрый холостяк?

Диана улыбнулась озорной мысли.

Если бы хамоватый красавец Ральф пригласил ее на завтрашний ланч, она бы точно не отказалась…

4. Сладкая башня

Вечером, лежа в постели и листая каталог встроенной бытовой техники, Диана Лумбер долго раздумывала о словах кладбищенского смотрителя.

Что могло скрываться за несчастьями, постигшими трех жен мистера Томаса Джона Крейга-младшего?

Она еще раз внимательно изучила шикарную визитку, весь длинный и одинокий вечер служившую ей закладкой для каталога.

Весьма и весьма солидный человек.

Она припоминала негромкий, сдержанный, серьезный голос, вспоминала устремленный на нее внимательный, проницательный взгляд из-под очков, и ей стало жаль этого загадочного, немолодого мужчину, которому, видно, много чего пришлось пережить.

В конце концов, он действительно мог оказаться просто закоренелым неудачником, такое бывает.

Может быть, именно ей, Диане, одинокой сироте и тоже неудачнице в личной жизни, предназначено наконец-то сделать этого тройного вдовца истинно счастливым.

А заодно и себя.

Диана спрятала визитку между глянцевых страниц каталога.

Хватит мыкаться…

Диана взбила подушку.

Хватит зря надеяться…

Диана расстелила постель.

Хватит томиться в бездействии…

Диана сменила пижаму на голубую прозрачную ночную рубашку, которая могла возбудить не только пожилого джентльмена, предлагающего скучный ланч, но и могильного красавчика, исчезнувшего, как привидение.

И тут всполошился телефон.

Никто и никогда не тревожил Диану так поздно. Все подруги, коллеги и дальние родственники знали о ее привычке рано ложиться спать.

Полузнакомый тихий, приятный и необычайно вежливый голос извинился за бесцеремонный звонок.

Диана поняла, что это не кто иной, как сам Томас Джон Крейг-младший.

Она, конечно, простила настойчивого джентльмена, но все же спросила, откуда он узнал ее телефонный номер.

Томас Джон Крейг-младший пообещал объяснить это на завтрашнем ланче.

– А я, знаете, еще не решила.

– Ничего, запишите на всякий случай адрес.

– Минуточку. – Диана послушно вынула из тумбочки еще не начатый тюбик помады. – Минуточку.

– Не торопитесь, я подожду.

– Диктуйте. – Диана приготовилась записывать прямо на зеркале, в которое любила смотреться по утрам и причитать: «Ну кто на такое добро позарится, кто?»

Но портить зеркало помадой не пришлось. Томас Джон Крейг-младший назвал самое престижное кафе города: «Донжон».

Диане давно хотелось побывать там, среди рыцарских доспехов и щитов, развешанных по стенам, и отведать знаменитое печенье «Руаяль», изготовленное по секретному рецепту средневекового повара, сожженного инквизицией на площади за слишком вкусные блюда.

– Донжон – это, кажется, что-то, имеющее отношение к архитектуре крепостей?

– О Диана, вы разбираетесь даже в оборонительных сооружениях?

– Помню, читала в одном историческом романе, как любовники ночью, в грозу и ливень, уединялись на самом верху донжона.

– Ну, наш донжон будет куда уютней, – усмехнулся Томас Джон Крейг-младший. – Поверьте.

– А печенье «Руаяль»?

– Вы к тому же и сладкоежка?

– Немного.

– Ну, тогда приятных снов.

– Спокойной ночи, сэр, – ответила она, пожалуй, слишком поспешно и ласково, во всяком случае, уж точно с большим энтузиазмом, чем требовалось, и сама испугалась, не покажется ли ее тон чересчур вульгарным новому знакомому.

– Зовите меня Томас, – сказал он одобрительно и после короткой паузы добавил: – Диана, вас ждет маленький сюрприз…

– Сюрприз?

Но на бесхитростный, наивный и глуповатый вопрос молодой особы пожилой джентльмен ответил безапелляционно и сухо:

– До встречи!

Вот была бы умора, если бы теперь позвонил тот парень с кладбища…

Однако призрак по имени Ральф так и не удосужился прочитать очередную предостерегающую мораль. Да, именно призрак: явился ниоткуда и ушел в никуда, только подразнив.

А Томас-то, Джон Крейг-младший, неплохо сохранился для своего довольно солидного возраста.

Интересно, когда Ральфу стукнет лет семьдесят – восемьдесят, он будет так же хорош?

Чтобы избавиться от морока, навеянного этими двумя странными и совсем противоположными мужчинами, Диана принялась листать глянцевый каталог.

Посудомоечное чудо с полным автоматическим циклом.

Широкоформатный телевизор с плазменным экраном диагональю пятьдесят дюймов.

Микроволновая печь с грилем, работающая в ста двадцати режимах.

А ловко Томас Джон Крейг-младший придумал с ланчем в «Донжоне»…

Величественный чайно-кофейный супер-агрегат.

Вообще-то красиво звучит полное имя пожилого джентльмена, и особенно: Крейг-младший.

Стиральная машина, умеющая функционировать в ночном бесшумном режиме.

Диана, закончив беглый смотр хай-тековской бытовой гвардии, сунула пухлый каталог под угол подушки.

Кладбищенский Ральф не пойдет в «Донжон», а будет старательно надраивать мраморную стелу с грустным ангелом, печалящимся о супруге Томаса.

Диана погасила бра в изголовье.

Надо было уточнить у Ральфа, которая это жена Крейга по счету – первая, вторая или третья.

Диана коротко зевнула.

Впрочем, какая теперь разница? Надо постараться заменить несчастному вдовцу всех трех.

Диана поправила одеяло и подушку.

Размечталась… Может не быть предложения ни руки, ни сердца, ни состояния. А вместо старинного замка подарком послужит печенье «Руаяль».

Диана не стала терзаться вероятным фиаско и мгновенно ухнула, как в бездонную могилу, в черный, глубокий и пустой сон, чего не случалось с ней со дня похорон матери.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru