Пользовательский поиск

Книга Замок из дождя. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

Филипп забыл, что сам только что предоставил кухню в полное распоряжение Селин, и ушел, чтобы не мешать и не участвовать в утомительном процессе приготовления пищи. Через минуту она вошла в комнату с двумя стаканами томатного сока. Один протянула Филиппу.

— Я увидела, что вы любите отжимать сок из помидоров. Я тоже его люблю больше всего.

— А с чего вы это взяли?

— Там стоит много грязных стаканов с остатками томата.

— Хм, да, извините. Я же не знал, что будут гости.

— Да что вы! Вы не должны оправдываться. Спасибо вам большое за гостеприимство. Я согрелась, наелась. Я… что-нибудь вам должна?

— Что вы имеете в виду? — оживленно спросил тот Филипп, который сильно хотел остаться с ней на ночь. А второй добавил: — Конечно нет! Вы же приготовили мне сок.

— Хм. Да, действительно. Ну тогда я пойду. Наверное, мне пора. — Она с надеждой смотрела ему в глаза.

— Конечно, если вам пора… Но вы можете…

— Что?

— Ничего.

— Ах, ничего. А я думала…

— Вы можете вызвать такси.

Селин махнула рукой.

— В ваших краях — это гиблый случай. Таксист — взял с меня деньги и не довез куда надо, а выкинул у вашего дома.

— Да вы что?!

— Правда. На такси я больше не поеду. И вообще он был странный какой-то, перепутал нас с еще одной пассажиркой… Кажется, она назвала ему ваш…

Неожиданно для себя Филипп перебил ее:

— Куда же вы пойдете? Или вы…

— Что?

— Может быть, вы рассчитываете остаться у меня? Э-э-э… я бы мог… На улице не самая лучшая погода, а тут предостаточно комнат.

Господи, что же он такое говорит?!! Ведь только что он собирался выставить ее за дверь! Впервые Селин улыбнулась, и Филиппу почудилось, что, улыбаясь, она напоминает милую молодую вампиршу из-за того, что передние зубы были чуть короче клыков. А завтра — Хеллоуин. Как все кстати!

— Ну что ж. Я согласна.

— Подождите-подождите.

— Вы передумали?

Филипп оглядел темные утлы комнаты. Интересно, чего вдруг он, человек, начисто лишенный суеверий, испугался? Да, темнеет рано, особенно из-за дождя. Но ведь это — обычная девушка, из плоти и крови, которой некуда пойти, которая к тому же (он теперь совершенно точно разглядел) очень симпатичная, только какая-то странная. Если напоить ее вином, а потом пригласить потанцевать… Вторая комната не понадобится.

— Нет, я не передумал.

— Только еды у вас маловато осталось. Простите, но я была сильно голодна, я со вчерашнего…

— Это мы легко исправим. Здесь есть ресторанчик.

— В такую погоду?

— Нет, закажем еду сюда. Перед вашим приходом я только что пообедал, и они обещали доставить ужин. Я перезвоню и скажу, чтобы приготовили побольше.

Селин засмеялась. Филипп тоже улыбнулся: да, она определенно красива. Только ей больше подошли бы темные волосы, тогда она точно была бы вампиршей из завтрашнего праздника.

— Хорошо, я останусь, если вас не стесняет мое общество.

— Пожалуй, с вами веселей.

Филипп, который хотел общения, явно побеждал Филиппа, который искал одиночества.

Луциан спрыгнул с дивана и подошел понюхать новую подружку хозяина. Он ничего не понимал во французском языке, но кошачье чутье подсказывало ему, что вечер безнадежно испорчен, гостья остается здесь. Он внимательно всмотрелся в глаза этой девчонки: нет, ночевать в ванной сегодня не придется.

2

Луциан не ошибся. Он почти никогда не ошибался в людях. Селин уехала утром. Она исчезла, словно персонаж Хеллоуина, оставив Филиппа недоумевать. Вчерашний вечер полностью перемешался в его памяти, события не желали выстраиваться в более или менее осмысленную последовательность, и сейчас, ожидая лучшего друга Йена, он не находил себе места. Что же такое случилось вчера?

Сначала все шло как по маслу, Филипп даже немного разочаровался в девушке: разве можно так просто сдаваться за ночлег и ужин? Они весь вечер пили пиво, заедая его жареными колбасками, говорили, танцевали, смеялись… Селин даже позволила несколько раз себя обнять.

В общем, ночь обещала быть приятной, несмотря на некоторую скуку от того, что все слишком предсказуемо и обыкновенно. Часов в десять Селин стало жарко, она стянула с себя свитер и осталась в прелестном топе, который преподносил ее плечи и грудь в самом выгодном ракурсе…

А потом (Филипп не понял, как это получилось) она ушла к себе в комнату спать. Вот так: сначала вино, медленный танец и ее лицо с вампирской улыбкой — так близко, что обжигает дыхание…

— Филипп, мне кажется, я сейчас не выдержу. У меня больше нет сил…

— Мне тоже так кажется, дорогая… Пойдем.

— Да, пойдем! Ведь это наверху?

— Конечно. — Он уже представлял ее извивающейся от наслаждения в своих руках, он уже мысленно расставил в очередности все варианты и позы, которые, как ему казалось, вызывали у женщин наибольшее предпочтение, а потом…

А потом — пустая гостиная, запертая дверь на втором этаже и прощальная реплика через замочную скважину:

— Пока. Я жутко благодарна тебе, все действительно было превосходно! Но теперь мне пора спать.

А может, он сам проспал весь процесс? То есть женщина говорит, что все было великолепно, при этом закрывает дверь: значит, она говорит про секс, который между ними уже произошел. А про что еще так можно сказать? Только почему он, Филипп, чувствует себе неудовлетворенным и в то же время опустошенным? И почему Луциан смотрит с этаким гаденьким пониманием в глазах? Сам-то последний раз ходил по кошкам года три назад, вот и злорадствует…

А утром, когда он варил себе кофе и проклинал свою доброту вместе с доверчивостью, Селин вышла уже в куртке, с сумкой на плече. Она молча и решительно пересекла кухню, поцеловала его, словно они были любовниками уже сто лет, и бросила с порога:

— Прости. Но мне показалось, что ты сам сомневался, стоит ли это делать. К тому же я не сплю с первыми встречными.

После этого Селин исчезла навсегда. А он так и стоял с разлитым кофе и вытянувшимся лицом, пока не понял: впервые в жизни его позорно кинули.

Дождь, между прочим, стих. Он ушел рано утром, вместе с Селин. Теперь Филиппу стало ясно: дождь был нужен для того, чтобы его потянуло сюда, в это уютное деревенское одиночество. А одиночество было нужно, чтобы вот так неожиданно встретить ее. А она была нужна для того, чтобы понять, как это неприятно, когда тебя кидают. Ведь он всех своих девушек кидал… Ну а что дальше было нужно и главное — для чего, Филипп не знал. Что-то не сходилось в этой истории, которая, вполне возможно, должна была стать поучительной. Или вообще никакой не стать? В любом случае Филипп, хотя и мало знакомый с канонами театрального действия, чувствовал, что пьеса не отыграна до конца. Более того: она не только не отыграна, но и главные герои еще не все вышли на сцену. С одной стороны, это приободрило его, и он даже нашел в себе силы отмыть стол от лужи горячего кофе, а с другой — заставило испугаться грядущей неизвестности.

— Да, брат, ты тронулся крышей, это я тебе точно говорю! — Йен, как всегда циничный и непосредственный, довольный собой и миром, развалился в кресле напротив, с кружкой пива. На коленях у него возлежал Луциан. Эти два прохвоста обожали друг друга и даже были чем-то похожи, только один — старый, а другой — молодой.

— При чем тут крыша? Вот скажи: при чем тут моя крыша? Я рассказан тебе все как есть: вчера я вел себя идеально, ничего не мудрил и не придумывал, а она сбежала. Представляешь, меня в первый раз не захотела девушка!!! А утром поцеловала взасос и ушла.

— Она тебя?! Поцеловала взасос?! — У Йена, который любил посмаковать любовные победы, загорелись глаза. — И ты ее не остановил?!

— Да. — Филипп немного смутился.

Этого он говорить не хотел, хотя и не мог объяснить себе почему. Словно желал сохранить частичку некой интимной правды, которую знали только Селин и он сам. Опять же, зачем — неизвестно. Йен мерил шагами комнату, скинув Луциана на ковер.

3

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru