Пользовательский поиск

Книга Забытый роман. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Труднее всего было прощаться с тетей Мэри, которая приняла известие, что ее племянница вот-вот станет королевой, довольно сдержанно. Она поздравила Мелиссу и сказала, что прожила достаточно долго, чтобы чему-нибудь удивляться. Но, конечно, она будет скучать по Бену.

— Как хорошо было бы, если бы ты приехала на Заффиринтос, — со вздохом произнесла Мелисса. Она знала, что никогда не решится сказать своей любимой тете правду о браке с Казимиро. — Ты бы заботилась о Бене, а я могла бы заботиться о тебе.

— Да разве я не приеду помочь, когда ты будешь выходить за этого твоего короля?

— Я хочу сказать — потом. Навсегда. Ты могла бы так хорошо там жить, тетушка. Я знаю.

Но тетя Мэри была непоколебима, утверждая, что вмешательство старших родственников в отношения молодоженов часто приводит к разрыву. Да и что она стала бы делать целый день в таком огромном дворце?

Мелисса ждала Казимиро, который должен был заехать за ней в ее маленькую квартирку, и думала о том, что скоро все изменится. Она вступала в новую жизнь: сегодня король собирался обратиться к своему народу по телевидению — объявить о предстоящей свадьбе и представить всем будущую жену и сына.

В дверь постучали. Она открыла — на пороге стоял Казимиро, одетый в темный костюм. Сама Мелисса последовала совету Кэтрин и нарядилась в зеленое парчовое платье строгого покроя, на ногах были туфли на высоких каблуках.

Она заметила, как пристально король рассматривает Бена, который сидел на кровати, колотил деревянной ложкой по металлической миске и что-то лепетал. На нем были синие шорты и расшитая цветными нитками рубашка.

— Разве он не хорош? — спросила Мелисса — в ее голосе слышалась материнская гордость.

Казимиро продолжал рассматривать малыша и задавался вопросом: неужели этот мальчик с нежной, чуть смуглой кожей и крошечными ручками и ножками мог появиться из его семени? Король почувствовал, как сильно сжалось его сердце.

Мелисса молча наблюдала за ними. Ей вдруг показалось, что вот сейчас Казимиро возьмет Бена на руки и приласкает его, как настоящий отец. Как она этого хотела!

«Коснись его, — мысленно молила она. — Коснись его и полюби. Ведь это же твой сын».

Но король уже оторвал взгляд от Бена, и Мелисса заметила, что в нем не было ничего, кроме бесстрастной оценки.

— Надо будет постричь его до церемонии бракосочетания, — сказал он.

Мелиссе захотелось разрыдаться — неужели Казимиро не мог найти других слов для своего маленького сына?! Он словно упрекал малыша, считал его виноватым в сложившейся ситуации.

Прилагая огромные усилия, чтобы сдержаться и не устроить сцену, Мелисса произнесла:

— Хорошо.

Король посмотрел в ее бледное лицо, на котором особенно ярко блестели зеленые глаза. Ее губы чуть приоткрылись, как будто для поцелуя, и он вдруг подумал, какие возможности для наслаждения сулит ему этот брак. Он сможет заниматься с ней любовью когда захочет.

Наклонившись, Казимиро почти небрежно приложил свои губы к ее губам и почувствовал, как она задрожала от его близости. Он углублял поцелуй, пока не услышал короткий вздох. А когда отстранился от нее, прочел в затуманившихся глазах явное разочарование.

— О, — прошептала Мелисса, не в силах скрыть ноту отчаяния в голосе.

Это была всего лишь демонстрация его власти, а Мелисса хотела, чтобы король проявил любовь. Казимиро улыбнулся, пытаясь скрыть жажду овладеть ею.

— Разве ты не прогнала меня в тот раз, когда я хотел заняться с тобой любовью, а наш сын спал в соседней комнате? — спросил он тихо.

Затем достал из кармана кожаную коробочку, открыл ее и показал Мелиссе кольцо с бриллиантом такой величины и чистоты, что она не поверила своим глазам.

— Он настоящий? — Она неловко попыталась пошутить, но Казимиро даже не улыбнулся.

— Конечно настоящий, — ответил он обиженно. — Это обручальное кольцо моей матери.

— Вашей матери?

Мелисса вспомнила вечер, когда король застал ее плачущей в темном коридоре и предложил подвезти, чтобы дождь не промочил ее туфли. Чего бы она только не отдала за один такой момент, драгоценнее всех драгоценностей мира!

— Редкий алмаз из Калисто, — заметил Казимиро, задумчиво рассматривая камень. — Ты больше никогда не будешь носить фальшивые драгоценности, Мелисса.

Но когда он надел кольцо ей на палец, она почувствовала холодок в сердце: она выйдет замуж за человека, который видел в ней просто вещь, — какой же фальшивкой оказалась она сама!

Глава 9

— Какая ты красивая, — произнес король. — Как всякая невеста перед свадьбой.

Казимиро стоял на пороге роскошных покоев Мелиссы, величественный и властный, одетый в морскую форму, на груди поблескивали ордена. Она отвернулась от зеркала и посмотрела ему в лицо. Ей до сих пор не верилось, что всего через несколько часов она вступит в брак с этим поразительным человеком. Скоро она станет королевой.

— Вам не следует здесь находиться, — тихо проговорила Мелисса.

Казимиро удивленно приподнял темные брови:

— Почему?

— Потому что, согласно традиции, жених не должен видеть невесту утром в день свадьбы.

— Мне кажется, мы не являемся примерными последователями традиций, не так ли, Мелисса? — спросил он сухо.

Она с тревогой огляделась. Куда девались прислужницы, которые помогали ей, крутились вокруг, зачем-то расправляли ее платье?

— А где же все? — испуганно прошептала она.

— Я отослал их.

Мелисса подняла на него глаза, чувствуя тяжесть непривычного слоя косметики на веках.

— Зачем?

— Я хотел видеть вас до свадьбы. Наедине.

Ее сердце учащенно забилось. Каждое мгновение она осознавала ошибочность принятого решения, но продолжала убеждать себя, что брак с Казимиро спасет ее сына от одиночества.

Кроме того, какая-то глупая, ненасытная часть ее существа продолжала любить этого человека и желать узнать его. Она надеялась, что, надев ей на палец обручальное кольцо, он позволит заглянуть под ледяную оболочку, которой прикрывается от мира, и увидеть того прекрасного принца, которого она когда-то знала. Ночами она задавалась вопросом, даст ли он ей шанс или навсегда исчезнет за мутной завесой, разделит их жизни.

Сейчас Мелисса вглядывалась в лицо Казимиро в поисках теплого лучика, проблеска нежности. Но видела только, как мрачно темнеют его глаза.

— Я готова к тому, чтобы пройти через это. Я хочу быть хорошей женой, — покорно произнесла она.

— С каким пониманием долга вы говорите, Мелисса.

— А разве все это — не вопрос долга? — спросила она спокойно. — Вашего долга перед страной, моего — перед сыном?

Ее ответ поразил короля. Он хотел, чтобы его советники думали так же, но никогда не надеялся услышать подобные слова из уст женщины. Казимиро ждал какого-то мягкого послушания, радости от осознания богатства и величия, которые он ей давал, каких-то более явных признаков благодарности.

Но нет. Сегодня в Мелиссе Магвайер не чувствовалось ни мягкости, ни тепла. Она выглядела как снежная королева — была прекрасна и недоступна.

Советники сочли, что белый цвет будет неуместен в данных обстоятельствах, поэтому невеста облачилась в платье из серебристой ткани. Ее волосы были уложены в сложную прическу. Макияж поражал своей легкостью и выразительностью: глаза оттенялись стрелками, губы покрывал светло-розовый блеск — визажист умело подчеркнул тонкую красоту Мелиссы.

Казимиро вспомнил, как достойно она вела себя перед журналистами. На всех снимках она только улыбалась — ничего больше. И прижимала к себе своего сынишку, который выглядел настоящим ангелочком. Фотографы хотели заснять момент, как король держит на руках малыша и целует невесту, но Казимиро отказался — как он мог так лицемерно разыгрывать роль, если не чувствовал себя ни отцом, ни любящим женихом?

— Ты очень красивая, — повторил он мягко.

— Спасибо, — смущенно пробормотала она.

— Но мне кажется, ты была бы еще красивее лежа в моей постели без этих нарядов. Прямо сейчас.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru