Пользовательский поиск

Книга Забытый роман. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

— О! — выдохнула она, понимая, что должна оттолкнуть Казимиро. Но как ее истосковавшееся по любви тело могло его остановить, ведь он дарил ей незабываемое наслаждение? Проводя пальцами по его густым волосам, она нащупала тонкую вздутую полосу, которая шла зигзагом от уха до темени. — Казимиро! — Она прошептала его имя как молитву, как заклинание.

Сколько счастья он подарил ей за те несколько дней, канувших в небытие. Теперь перед ней предстал совсем другой человек. Жесткий, властный и самоуверенный король Заффиринтоса заменил того теплого и нежного любовника, чьи глаза горели пламенем страсти… Конечно, между ними не могло вспыхнуть более глубокое чувство — слишком велико было расстояние, разделявшее их. По крайней мере, король не потерял бы разум из-за женщины из простого сословия. Любовь зародилась только у нее, у глупой Мелиссы, все это время питавшей пустые надежды на счастье.

Казимиро разозлился. Тихие стоны Мелиссы возбудили его, и он неловко сорвал с нее майку, а она его не остановила.

Казимиро вздрогнул от блаженства, когда его рука заскользила по ее прекрасному нагому телу.

— Ты хороша, — прошептал он, оторвавшись от ее губ. «Слишком хороша», — подумал он, когда желание раздеться и овладеть ею зажгло в его крови первобытное пламя.

— И ты тоже, — ответила она также шепотом.

Мелиссе хотелось, чтобы Казимиро продолжал целовать ее.

— Я хочу тебя, — прорычал он.

— И я… Я хочу тебя, — робко ответила она.

Их тела жаждали соединения. Король осознавал безумие всего происходящего, но искушение достичь сладостной цели стало почти непреодолимо. Он мог овладеть Мелиссой прямо сейчас на полу или на кровати, но что будет потом?

— Нет, — решительно произнес Казимиро.

Он резко отошел от Мелиссы, заметив, как ее взгляд омрачился разочарованием. Ее рука касалась губ, грудь часто вздымалась.

Вместе с горестным сожалением Казимиро накрыла волна облегчения: он оказался достаточно сильным, чтобы продемонстрировать свою железную волю, отступить. Англичанка должна понять, с кем имеет дело.

Казимиро позволил себе несколько мгновений насладиться чувством удовлетворения оттого, что нашел в себе силы отказаться от сладостной соблазнительницы, перед которой не устоял бы ни один мужчина. Мелисса неуверенно подняла с пола свою нелепую майку, и он отвернулся, чтобы дать ей возможность привести себя в порядок, а заодно и самому собраться с мыслями.

Повернувшись через несколько мгновений, Казимиро увидел, что ее щеки были красными.

— Вы весьма свободно оказываете любезности, — проговорил Казимиро.

— Как и вы, — парировала она. — Скорее всего, вы не можете вспомнить меня потому, что знали слишком много женщин, и все они превратились в одну сплошную серую массу.

Он медленно оглядел ее с ног до головы. В его янтарных глазах вновь вспыхнул гнев.

— Как вы смеете так говорить со мной?!

— Я следую вашему примеру, — парировала Мелисса. — Почему я должна терпеть оскорбления только потому, что вы — король, а я — простая женщина? Тем более когда вы бессовестно уклоняетесь от исполнения долга.

— Бессовестно уклоняюсь от исполнения долга? — удивленно повторил Казимиро.

— А разве нет? Я только прошу вас посмотреть на Бена, и вы поймете, что он — ваш сын. Что вы теряете?

Король задумался: если выяснится, что у него есть наследник, его жизнь, его будущее изменятся самым драматическим образом. Взглянув на Мелиссу, Казимиро понял, что она так легко не откажется от своих слов. Уйди он сейчас — многие вопросы останутся без ответа, и он не сможет с легким сердцем покинуть престол.

— А если я его увижу, — произнес Казимиро, — и не поверю, что это мой ребенок, тогда вы согласитесь оставить меня в покое?

Это очередное черствое замечание глубоко ранило Мелиссу — король хотел, чтобы она оказалась лгуньей. Она понимала, что для него их роман был всего лишь интрижкой, ничего не значащей связью. Если бы речь шла только о ней, она ушла бы с гордо поднятой головой. Но это касалось и малыша, поэтому Мелисса была вынуждена принять оскорбительное условие. С другой стороны, зачем Казимиро видеть мальчика, если он полностью уверен, что Бен — не его сын? Возможно, в его памяти промелькнул лучик воспоминаний об их страстных ночах, возможно, он узнал ее губы, руки… В глубине души Мелисса не верила в то, что у короля было огромное количество партнерш, которых он не мог отличить одну от другой.

Мелисса взглянула в мрачное лицо Казимиро и вспомнила, как мгновение назад страстно ласкала его волосы. На голове была вздутая полоса… Она знала наизусть тело возлюбленного и могла бы поклясться, что шрама там раньше не было. Скорее всего, это следствие падения. Неожиданно все встало на свои места.

— Так вот почему вы не можете меня вспомнить, — вдруг сказала она.

Казимиро напрягся:

— Что вы такое несете?

— Когда вы упали с лошади, — медленно продолжила Мелисса, — вы едва не погибли. И ваш брат был принцем-регентом, пока вы лежали в коме.

— И я не хочу об этом вспоминать! — рявкнул король.

Казимиро взбесило выражение понимания и сочувствия на лице Мелиссы.

— Возможно, но прошлое всегда влияет на настоящее, не так ли? Вы сильно ударились головой. Я ничего для вас не значу, потому что вы потеряли часть своих воспоминаний. Разве я не права, Казимиро?

Глава 4

Казимиро почувствовал, как его охватывает звериная ярость.

Мелисса была уверена в своей правоте, и это придало ей сил: ее щеки горели страстью, а глаза сверкали как изумруды. Он сжал кулаки. Никто, абсолютно никто не знал, что часть его воспоминаний исчезла. Как же англичанке удалось это выяснить?

— Как вы догадались? — спросил он холодно.

Она заметила, что король ничего не отрицал. Мелисса вдруг представила, как он лежит где-то на дороге, раненый и неподвижный. Несмотря на то что Казимиро обошелся с ней так грубо и жестоко, она все же испытывала к нему чувства.

— Этот маленький шрам… — тихо проговорила она.

Казимиро с интересом прислушался — ему стало любопытно, фальшивы ли эти эмоции в ее голосе или истинны.

— А вы умнее, чем я полагал, — произнес он, а про себя подумал: «…и, вероятно, так же хитры».

Тем не менее король испытал облегчение при мысли, что может поделиться с кем-то своим несчастьем, снять с души часть груза. Долгое время эта тайна душила его — Казимиро не находил силы рассказать все брату, а более близкого человека у него не было. Теперь появилась Мелисса, которая хотела разделить его горе.

— Значит, вы не отказываетесь взглянуть на Бена? — спросила она с надеждой в голосе.

— Нет, не отказываюсь.

Мелисса облегченно вздохнула: наконец они достигли какого-то соглашения. Внезапно ей захотелось выразить ему свою благодарность, но она удержалась и только кивнула. Какой смысл проявлять искренние чувства перед королем с ледяным сердцем — он их не оценит и не поймет.

Казимиро внимательно за ней наблюдал. Всего несколько мгновений назад он готов был уйти, гневно хлопнув дверью, и начать готовиться к поездке в Англию, чтобы поскорее увидеть ребенка и убедиться в ее лживой натуре. Но проявленная ею проницательность все изменила: Мелисса представляет опасность. Вдруг она попытается использовать свои сведения, чтобы шантажировать его?

Казимиро внимательно окинул ее взглядом: волосы, высохнув, спадали на округлые плечи мягкими волнами, соблазнительная грудь, узкая талия и длинные ноги так и манили провести по ним ладонью, познать их нежность. Он уже убедился, что на Мелиссе не было ничего, кроме ужасной майки. Его снова накрыла волна жгучего желания.

— Иди сюда, — тихо позвал он.

Мелисса растерялась. Она заметила, как помрачнело лицо Казимиро, и со страхом ждала приступа гнева. Но неожиданно вся его злость исчезла, уступив место какой-то игривости. Его губы смягчились, словно хотели показать, что готовы к поцелую, глаза потемнели от желания. Ее сердце учащенно забилось.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru