Пользовательский поиск

Книга За синей птицей. Страница 30

Кол-во голосов: 0

– И ради этого ты заставило меня пройти через ад? – взревел Анджело. Его лицо как-то осунулось, резче обозначились скулы, но Эбби это не разжалобило. – Ты заставляла меня считать тебя любовницей Рафаэля и еще черт знает кем похуже! Внушала мне мысль, что ты из тех женщин, которые…

Эбби не дала ему договорить.

– На всякий случай хочу внести ясность, мистер Феретти, я не пыталась зачать от вас ребенка, чтобы запустить руку в богатства Феретти! Я повела себя глупо, беспечно, безответственно – да, но, когда мы занимались сексом, у меня и мысли не было о каких бы то ни было деньгах. И еще одно, Анджело. Я бы не согласилась стать матерью твоего ребенка, даже если бы ты умолял меня об этом, ползая на коленях. Стать твоей женой – да меня такая участь просто в ужас приводит! Даже если в обмен я получу горы денег и уйму привилегий!

Эбби замолчала, переводя дух. Анджело хотел что-то возразить, но она слова не дала ему вставить.

– Теперь, когда мы расставили все точки над «i», чтобы у тебя не осталось никакой неясности, объясняю, что я остановилась с тобой поговорить по одной-единственной причине. Я хочу, нет, я требую, чтобы ты оставил Рафаэля и Дэймона в покое. Им и без тебя несладко приходится, не вздумай даже пытаться откупиться от Дэймона, как ты хотел откупиться от меня.

Анджело, и без того мрачный, помрачнел еще сильнее.

– У меня этого и в мыслях не было!

– Вот как? Интересно почему? – язвительно поинтересовалась Эбби. – Что меняется от того, что Дэймон мужчина? Ах да, как же я сразу не догадалась, ведь ты не можешь переманить его в свою постель!

Анджело резанул ребром ладони воздух.

– Довольно, Абигайль! Я здесь не для того, чтобы говорить о Рафаэле или о его любовнике. Я хотел поговорить о нас с тобой.

У Эбби задрожали губы…

– Никаких «нас» больше не существует, да и не было никогда, если разобраться.

– Неправда, были, – тихо возразил Анджело. Выражение его лица неуловимо изменилось. – Ты вошла в мою плоть и кровь еще в ту минуту, когда я впервые увидел тебя с Рафаэлем. Если бы я не считал тебя любовницей моего брата, я бы в тот же вечер утащил тебя в ближайший отель и уложил в постель. Я бы ни одного дня не стал бы ждать, ни часа.

Он замолчал, наблюдая за Эбби.

Эбби мгновенно представила нарисованную картину, ей вспомнилась их первая встреча, и несмотря на промозглый вечер, ее бросило в жар. Анджело, наблюдая за ее лицом, понял, что именно она вспоминает, и арктический холод в его глазах растаял.

– Я сам тебя желал, Эбби, вот почему я не хотел, чтобы ты была с Рафаэлем. Конечно, я твердил себе, что хочу освободить его от твоих пут для Клаудии, но в глубине души я уже тогда осознавал, что ты нужна мне самому. Я хотел, чтобы ты была только моей.

Эбби посмотрела ему в глаза и прочла в них желание. Ее сердце пустилось вскачь. У нее мелькнула мысль, что если Анджело сейчас обнимет ее, то она просто растает в его объятиях, расплавится и перетечет в него, перестанет существовать как самостоятельное целое. Подобная перспектива должна бы ее пугать, но почему-то не пугала. Что бы Анджело не сделал, что бы не наговорил, она не могла перед ним устоять. Эбби закрыла глаза и стала просто упиваться звуком его глубокого низкого голоса.

– Я думал, что все будет просто, но ты швырнула бриллиант, мой подарок, мне в лицо. Ты злила меня, доводила до белого каления, и я злился… – тон Анджело изменился, в нем появились ласкающие нотки, – пока не понял, почему я не хочу, чтобы ты со мной боролась.

Он замолчал, Эбби открыла глаза и словно увидела Анджело впервые.

– Не потому, что хотел подчинить тебя своей воле, а потому, что хотел, чтобы ты меня полюбила. Я тоже начал в тебя влюбляться.

Его голос снова изменился.

– Я знал много женщин, но ни с одной не чувствовал того, что почувствовал с тобой, когда ты наконец стала моей. То, что я к тебе испытывал…да, это была страсть, но не только. Ты проникла в мою душу, в мое сердце, затронула то, чего до тебя не затрагивала ни одна женщина. Я чувствовал, что между нами возникло нечто особенное, неповторимое, чего ни ты, ни я не можем испытать ни с кем другим. Мне стало все равно, сколько мужчин у тебя было до меня, я забыл всех женщин, которые были у меня до тебя, я понял, что хочу, чтобы ты осталась со мной, и не только в постели, чтобы ты вошла в мою жизнь.

Он замолчал и покачал головой с каким-то убитым видом.

– Я чувствовал себя властителем Вселенной…а потом в один миг лишился всех своих богатств. Когда ты сказала, что не предохранялась, я сделал из этого тот единственный вывод, который только и мог сделать, учитывая историю моих отношений с женщинами. Я решил, что ты пыталась меня заарканить. Я ругал себя за наивность, черт, как же я себя ругал! А заодно и тебя. Я решил, что тебе нужен не я, а только мои деньги. И я от тебя избавился.

– Да, избавился, – тихо повторила Эбби.

Анджело ее не слышал, его взгляд был обращен внутрь, и Эбби с удивлением заметила на лице этого сильного, уверенного в себе мужчины признаки нерешительности и даже слабости.

– Я отправил тебя в Нью-Йорк и поклялся, что больше не буду о тебе думать. Я пытался начисто стереть тебя из моей жизни, словно тебя никогда не было. Мне потребовалось много, очень много времени, чтобы понять, почему я так стараюсь вычеркнуть тебя из памяти и почему у меня ничего не выходит.

Анджело посмотрел Эбби в глаза, и она впервые увидела в них боль – отражение ее собственной боли.

– Я тебя полюбил и считал, что ты меня предала. Этого я не мог простить. – Он судорожно вздохнул. – Но беда в том, что забыть тебя я тоже не мог. Ты не давала мне покоя ни днем, ни ночью, твое лицо, твой голос преследовали меня во снах и чудились наяву. В конце концов я понял, что не могу без тебя. Какой бы ты ни была, что бы ты ни сделала, я должен был тебя вернуть. Мне следовало ненавидеть тебя за то, что ты сделала, как я тогда думал, но я не мог. Я мог только мечтать о тебе, желать тебя, без тебя я не мыслил жизни. Меня преследовали воспоминания не только о твоем теле, я вспоминал, как ты кормила меня хлебом с медом, как ты плескалась вокруг меня в воде, словно русалка, как ты льнула ко мне после того, как мы занимались любовью… ты меня околдовала, и притом, что я считал тебя…страшно вспоминать, кем я тебя считал, я не мог без тебя жить. – Анджело замолчал и глубоко вздохнул. – Узнав от Рафаэля, что ты живешь одна, я воспрянул духом. Я решил, что если ты не с ним, значит, я могу тебя вернуть. Но вчера вечером мой агент – да, Эбби, я опустился до того, что нанял частного детектива, чтобы следить за квартирой моего брата, – сообщил, что ты пришла к Рафаэлю и осталась у него на ночь. Я бросил все дела и примчался в Нью-Йорк, чтобы помешать тебе вернуться к Рафаэлю. Я хотел, чтобы ты вернулась не к нему, а ко мне. Я готов был принять тебя на любых условиях. Но я все испортил.

Голос Анджело дрогнул, он отвернулся. Эбби было больно видеть, как он страдает, но она не была уверена, что в ее силах ему помочь.

– Однажды я уже увел тебя у Рафаэля и готов был сделать это снова, – продолжал Анджело. – Я готов был простить тебе все. Ты бедна, он богат, я считал вполне естественным, что бедная женщина держится за богатого мужчину. Я не только это мог простить, но и собирался использовать в своих интересах. Я думал, что женюсь на тебе и таким образом навсегда привяжу тебя к себе. Я собирался осыпать тебя подарками, ты купалась бы в роскоши, ты даже могла бы завести ребенка, если бы сама захотела, я был бы только рад. А потом… – Анджело снова замолчал, Эбби видела, что ему трудно говорить. – Я увидел второго мужчину. Полуголого. И мой мир рухнул. Я увидел в тебе женщину, которая не прочь стать сексуальной игрушкой двух мужчин одновременно, этого я не мог ни понять, ни простить, такие женщины мне отвратительны. И вот я снова тебя оттолкнул, на этот раз навсегда.

Анджело замолчал. Затянувшееся молчание становилось невыносимым, но Эбби не хватало духу его нарушить. Когда Анджело снова заговорил, его голос был полон горечи.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru