Пользовательский поиск

Книга За синей птицей. Содержание - 14

Кол-во голосов: 0

Эбби рассмеялась.

– Скажешь тоже, наша премьера – не бродвейская, вряд ли о ней напишут в обозрении, разве что будет мало других новостей…

Эбби снова потянулась. Халат Рафаэля был ей велик, полы распахнулись на груди больше, чем следовало, она взялась за узел пояса и стала его развязывать, чтобы затем затянуть потуже. В это время кто-то позвонил в дверь.

– Интересно, может это почтальон с поздравительной телеграммой от президента? – сострил Рафаэль, идя открывать.

Через несколько секунд Эбби услышала удивленный возглас Рафаэля:

– Ты?!

Хлопнула дверь, и еще через пару секунд на пороге гостиной выросла внушительная фигура Анджело Феретти.

Немая сцена продолжалась несколько мгновений, первым заговорил Анджело. Не обращая внимания на брата, он посмотрел на Эбби и отрывисто бросил:

– Одевайся.

Его голос был напряжен, как струна, готовая лопнуть. Опомнившись от изумления, Эбби заметила, что и сам Анджело напряжен. Ее сердце сбилось с ритма и забилось неровными толчками, стало трудно дышать, Эбби охватили противоречивые чувства, страх и, что гораздо хуже, безумная радость.

– Одевайся, – повторил Анджело, – мы уходим.

Эбби смотрела на него и не могла насмотреться. Мощная, но гибкая фигура, темные волосы, в которые ей так нравилось запускать руки, карие глаза, чувственные губы, которые сейчас были сурово сжаты. Но его слова…его слова не имели смысла, во всяком случае, Эбби не могла его постичь.

Первым опомнился Рафаэль.

– Какого черты ты здесь делаешь? Если…

Не дав ему закончить, Анджело прорычал:

– Я забираю Эбби с собой. Она моя, я ее хочу и забираю с собой. Забудь о ней, больше она к тебе не вернется.

Он впился в Эбби жадным голодным взглядом. Она почему-то не могла издать ни звука. Анджело шагнул к ней.

– Можешь быть довольна. Я хочу, чтобы ты вернулась. Не могу без тебя. Я пытался, но не могу. У тебя будет все, что пожелаешь, ты будешь купаться в роскоши, все мои деньги в твоем распоряжении.

Он взял ее за руки повыше локтя и потянул вверх. Эбби безвольно, как тряпичная кукла, подчинилась. К ней стал возвращаться дар речи:

– Анджело, я …

Дверь распахнулась, и в гостиную вышел Дэймон, его светлые волосы были влажными, он был без халата, только обернул полотенце вокруг бедер.

– Что здесь происходит? – поинтересовался он.

Анджело резко повернулся и посмотрел на полуобнаженного красавца. Потом перевел взгляд сначала на Эбби, затем на Рафаэля. Его лицо исказила уже знакомая Эбби гримаса – точно такую же она видела, когда Анджело узнал, что она не принимает противозачаточные таблетки. В его глазах что-то вспыхнуло и умерло, взгляд погас. Он пробормотал что-то по-итальянски – по интонации и по тому, как ощетинился Рафаэль, Эбби поняла, что это какое-то ругательство. Анджело снова посмотрел на полуобнаженного мужчину в дверях ванной, потом на брата. Его губы дернулись, он перевел взгляд на Эбби. Если бы взгляды могли бы убивать, она бы уже лежала бездыханная.

– Подумать только, – медленно, с трудом выговаривая каждое слово, произнес Анджело – и я еще заверял тебя, что не люблю сексуальные извращения. Я боялся тебя шокировать, а ты…

Не договорив, он развернулся и вышел, громко хлопнув за собой дверью.

Во второй раз за последние несколько минут все присутствующие замерли в немой сцене. На этот раз первым обрел дар речи Дэймон.

– Эбби, я спятил или этот грубиян правда только что посмел предположить, что мы оба спим с тобой?

Она вскочила, как подброшенная пружиной, и бросилась к двери.

– Не надо, Эбби, не беги за ним, – попытался остановить ее Дэймон, – предоставь его нам.

Поздно. Она уже вылетела в прихожую – как карающий ангел.

– Не смей хлопать дверью!

Анджело застыл перед входной дверью, но не обернулся.

– Ни слова, Абигайль, ни единого слова, – прошипел он не своим голосом. – Я бы задушил тебя голыми руками, но мне противно прикасаться к твоему грязному телу.

Эбби схватила со столика пустой бокал и бросила в Анджело. Ударившись о его спину, фужер упал на пол и разбился. Анджело заметно напрягся, но не оглянулся.

– Обернись и посмотри мне в глаза, высокомерный ублюдок! Только твое извращенное воображение могло такое придумать! – завизжала Эбби.

Она метнула второй фужер, на этот раз он разбился о плечо Анджело. Анджело все-таки повернулся.

– Как ты смеешь! Как у тебя язык поворачивается говорить такое? Как ты мог даже предположить такое, не говоря о том, чтобы бросать эти отвратительные обвинения мне в лицо?! Ты же ничего не знаешь, абсолютно ничего!

Анджело скривил губы.

– Мне и не нужно ничего знать, факты говорят сами за себя. Одна постель, одна женщина, двое мужчин, и все трое – полуодеты. – Его лицо и голос прямо-таки сочились презрением, даже не презрением, а глубоким отвращением. – И я еще думал, что это Рафаэль тебя совратил! Да он по сравнению с тобой сама невинность. Скажи, вы развлекались втроем и до того, как ты раздвинула ноги передо мной, или это началось позже?

Эбби казалось, что его полные яда слова разъедают ее, как кислота.

– Наверное, я со своими традиционными взглядами показался тебе скучным. Если так – извини. Если бы я знал твои вкусы, я бы ради твоего удовольствия велел доставить на остров какого-нибудь красавчика. Правда, тогда бы вы развлекались без моего участия, прости, но это не мой стиль.

Анджело снова повернулся спиной к Эбби. Она швырнула в него последний третий фужер, но промахнулась, и фужер разбился о стену. Не оборачиваясь, Анджело процедил:

– Возвращайся в постель, можешь развлекаться с моим братом и дальше, мне все равно, меня от тебя тошнит.

Эбби не выдержала, гнев придал ей сил, она подбежала к Анджело и закричала:

– К твоему сведению, я никогда не была в постели с твоим братом! Рафаэль не был моим любовником, а Дэймон – мой старый друг! Я ни могла бы спать ни с тем, ни с другим, потому что они спят друг с другом! Рафаэль и Дэймон – любовники! Вот почему твой брат не хотел жениться на Клаудии, а вы с дедом пытались сломать его жизнь! Я всего лишь старалась…

Голос Эбби сорвался, она безнадежно махнула рукой, бросилась в ванную и заперла за собой дверь. Если бы могла, она вообще никогда не вышла бы из этой ванной.

14

В баре было пусто, только за дальним столиком у стены сидели двое мужчин, перед одним из них стояла початая бутылка виски и стакан.

– Что же мне теперь делать? – От выпитого виски у Анджело заплетался язык, Рафаэль хотел что-то сказать, но Анджело продолжал: – Я все испортил! Сам не понимаю, как я мог быть таким идиотом? Я все перевернул с ног на голову! Я с самого начала все испортил!

– Это точно, – согласился Рафаэль.

Анджело встрепенулся, поднял голову и посмотрел на брата так, словно готов был убить его на месте, но потом выражение его лица изменилось, он снова сник.

– Как, как я мог быть таким слепцом?! Как я мог так ошибиться?!

Рафаэль знал, что Анджело страдает, но не собирался облегчать брату жизнь. Он считал, что своим возмутительным поведением по отношению к Эбби Анджело заслужил и более страшное наказание.

– Анджело, дело в том, что ты почему-то предпочитал думать о ней самое плохое. И это происходило постоянно.

Снова подняв голову, Анджело воинственно посмотрел на брата.

– Черт, это ведь ты пытался меня убедить, что Эбби – твоя любовница! Она висла на тебе, как приклеенная, демонстрировала твои бриллианты! Ты нарочно создавал у меня впечатление, что она – пустышка, которую интересуют только деньги.

Рафаэль пожал плечами, хотя и почувствовал легкие угрызения совести.

– Анджело, Эбби – актриса, она играла свою роль, а в жизни она совсем другая.

– Признайся, ты заплатил ей за этот спектакль, за то, чтобы она сыграла твою любовницу?! – накинулся на брата Анджело. – Она приняла от тебя деньги?

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru