Пользовательский поиск

Книга Врозь или вместе?. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

— У тебя малыш? — удивленно спросила Кэтрин.

— Третий! — с гордостью сообщила Джойс.

— Третий? Какая ты умница, Джойс! Жаль, что мы так долго не виделись…

— А ты? Еще не обзавелась потомством? — поинтересовалась та.

Кэтрин печально вздохнула. Безрадостные мысли вновь закружились в ее голове нескончаемой вереницей.

— Еще нет.

— Ты не сказала мне, с какой целью приехала в Лос-Анджелес, — напомнила Джойс.

— У меня отпуск. И я провожу его на вилле Бернарда Тарлингтона.

— Ты не шутишь? — насторожилась подруга.

Кэтрин представила, каким в эту минуту стало симпатичное лицо Джойс — совершенно растерянным. Такой становится мордашка маленькой девочки, потерявшейся в супермаркете.

— Не шучу, — беспечным тоном ответила Кэтрин.

— Только не думай, что я пытаюсь совать нос не в свое дело, но… — начала было Джойс.

— Ничего не говори, — мягко прервала ее Кэтрин. — Я понимаю, о чем ты подумала. Не волнуйся за меня. Сейчас я переживаю самый великолепный период своей жизни.

— Если судить по тому, как счастливо звучит твой голос, это правда, — рассудительно заметила Джойс. — Что ж, я за тебя искренне рада. А для встречи со мной ты сможешь выкроить несколько часиков?

Кэтрин тихо рассмеялась.

— Я бы очень хотела с тобой увидеться. И взглянуть на твоих детишек.

— И на мужа. Я бы вас познакомила, — добавила Джойс.

Они договорились, что еще созвонятся.

В этот день Бернард ненадолго уезжал по делам. На его приглашение отправиться вместе, Кэтрин ответила отказом.

— Завтра приезжает Робин! — сообщил он, когда вернулся назад через полтора часа. — Я звонил ему. Вильям, мой двоюродный брат, не может задерживаться в Нью-Йорке дольше. Самолет прилетает в восемь утра. Поедешь со мной в аэропорт?

Кэтрин покачала головой.

— Ты и так проводишь со мной круглые сутки, — ответила она. — Встреть сына один. Наверняка вы жутко соскучились друг по другу.

Бернард улыбнулся, с благодарностью нежно провел ладонью по волосам Кэтрин.

В ее глазах отразилась тревога.

— А он знает, что я здесь?

— Знает, — ответил Бернард. — Я посчитал, что нет смысла скрывать наши отношения от кого бы то ни было. Робин — взрослый парень и только благодарен мне за то, что я перестал обращаться с ним, как с несмышленым малышом.

Кэтрин молчала, но по тому, как вздымалась ее грудь, как она сжимала и разжимала пальцы, было видно — что-то еще не дает ей покоя.

Бернард терпеливо ждал.

— А родственникам ты рассказал обо мне? — спросила она наконец.

— Да, — спокойно ответил Бернард. — И сестре, и ее мужу, и племянникам.

— А про то… что у нас с тобой было много лет назад… Робин тоже знает?

— Нет. Думаю, ставить его об этом в известность нет необходимости. Но если когда-нибудь он спросит, я все ему расскажу.

Кэтрин закусила губу.

— Наверное, после этого твой сын меня возненавидит! — прошептала она.

Бернард фыркнул.

— Уж если Барбара тебя не возненавидела, то Робин и подавно все поймет.

Кэтрин ахнула.

— Она обо мне знала?

Бернард кивнул.

— Я не любил Барбару, но уважал ее как человека. Поэтому ничего и не скрывал от нее. Мы до сих пор поддерживаем с ней дружеские отношения.

Кэтрин ничего не ответила.

За прошедший год Робин изменился до неузнаваемости. Он вытянулся, и ростом уже догонял отца. Черты его лица стали четче и мужественнее, шея и плечи — крепче и плотнее.

— Как ты повзрослел, Робин! — воскликнула Кэтрин, увидев его.

Парень ослепительно улыбнулся и принялся буквально с порога многословно и восторженно рассказывать о музыкальных занятиях с преподавателем, о репетициях и первых выступлениях в небольших ресторанчиках и барах.

— Это только начало, уверяю вас! — говорил он с юношеским запалом. — Только мне ни в коем случае нельзя уезжать из Нью-Йорка. По крайней мере, пока. — Он многозначительно посмотрел на Кэтрин. — Думаю, мы с отцом будем вынуждены обратиться к вам, Кэтрин. Видите ли, папа не желает, чтобы я жил в Нью-Йорке совсем один. Первые полгода со мной там была бабушка. Потом двоюродный дядя. А сейчас просто некому. Надеюсь, вы не откажете… присматривать за мной. Обещаю, я не доставлю много хлопот!

Бернард довольно улыбнулся.

— Хорошо, что ты сам до этого додумался. И самостоятельно обратился с этой просьбой к Кэтрин. Я давно собирался попросить ее о том же самом. — Он вопросительно взглянул на стоявшую рядом женщину. — Что скажешь, Кэтрин?

Та молчала, с трудом справляясь с приступом головокружения.

Какой ужас! — думала она. Оказывается, и наши встречи в разных городах мира, и романтические каникулы — все это лишь трезво продуманные ходы Бернарда, как в игре в шашки или шахматы! Целенаправленное продвижение к получению необходимого результата.

А она-то, дурочка, лелеяла надежду, что, пригласив ее в Лос-Анджелес, он сделал первый шаг к счастливому совместному будущему. Их совместному будущему. И, несмотря на все сомнения и страхи она уже подумывала о детях… Общих детях…

Оказалось, Бернард просто проверял, годится ли его подруга для роли надзирательницы и советчицы Робину, который мечтал остаться в Нью-Йорке!

От растерянности и негодования ее всю трясло, но ей хватало выдержки внешне оставаться спокойной.

Конечно, у нее не было ни малейшего права возмущаться и выражать недовольство. Бернард ничего и никогда не обещал ей. Мало того, он однажды прямо заявил, что не собирается жениться повторно, а также постоянно давал понять, что дорожит своей свободой и не намерен допускать посторонних в собственную семью…

Кэтрин поняла вдруг, что если ответит сейчас отказом на просьбу Бернарда и Робина, то ее поймут неправильно. Бернард сразу решит, что все это время она пыталась заманить его в ловушку, а потерпев поражение, не желает больше знать никого из его близких.

— Позднее мы подробно обсудим этот вопрос с твоим папой, Робин, — медленно ответила она. — Думаю, у нас с тобой не будет проблем.

— Значит, вы согласны? — ликующе вскрикнул Робин.

— Конечно, — спокойно сказала Кэтрин, поправляя волосы. — Извините, я вас оставлю. Приму прохладный душ перед ланчем. Полагаю, после столь долгой разлуки вам есть, о чем поговорить.

Она поднялась с кресла и направилась к выходу.

Заметив ее странную бледность, Бернард озабоченно сдвинул брови.

— Кэтрин, ты в порядке?

Она приостановилась у самой двери, повернула голову и мило улыбнулась, едва справляясь с желанием разрыдаться.

— В порядке.

А затем стремительно взбежала наверх, пересекла спальню и, ворвавшись в ванную, закрылась на замок и дала волю слезам.

12

— Кэтрин? — требовательно позвал Бернард.

Она не ответила. Напор воды был настолько сильным, что вполне мог заглушать его голос.

— Кэтрин! — повторно крикнул Бернард. — Или открывай эту чертову дверь, или я вышибу ее!

Бедняжка выключила воду, испугавшись, что Бернард выполнит свое обещание. Выбравшись из ванны, Кэтрин отжала волосы, пригладила их руками, прикрылась полотенцем и щелкнула задвижкой.

Глаза Бернарда яростно сверкали, на скулах ходили желваки.

— Надень на себя что-нибудь! — приказал он не терпящим возражений тоном, окинув Кэтрин беглым взглядом. И порывисто повернулся к ней спиной, словно был не в состоянии смотреть на нее.

Кэтрин не хотела подчиняться, но настроение Бернарда напугало ее. Она находилась не в своем доме, не в своем городе, а в другой части страны, на вилле у мужчины, который, как оказалось, совсем не любил ее.

Наспех вытершись, она натянула платье на голое, все еще влажное тело.

— Я одета.

Когда Бернард повернулся, Кэтрин не узнала его лица. Его искажала гневная гримаса.

— Не объяснишь ли, почему ты так странно себя повела?

Неужели ты настолько туп, что ничего не понял? — подумала Кэтрин. Вслух же произнесла довольно тихо и сдержанно:

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru