Пользовательский поиск

Книга Враг семьи. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

Но не обидные слова поразили Мелани в самое сердце. Оказалось, что у Кэтрин были все основания настаивать на ее скором браке с Аланом. Саундфесты были на краю банкротства, и спасти их могла только поддержка влиятельных и богатых людей. Родственники Алана отлично годились на эту роль.

— Ты даже не представляешь себе, какая удача, что мальчик так внезапно влюбился в тебя, — говорила Кэтрин. — Бэкуорты поддержат твоего отца, и мы все будем спасены…

Мелани лишь съеживалась под градом нападок. Она должна спасти семью от разорения? Кэтрин просто так решила пожертвовать ее счастьем, чтобы сберечь роскошный особняк и редчайшие драгоценности?

— Жертвы? Кто здесь говорит о жертвах? — возмутилась Кэтрин. — Я же не столетнего старца предлагаю тебе в мужья. Алан Бэкуорт — один из самых завидных женихов штата. Что тебе еще нужно, девочка?

Мелани закрыла лицо руками, а Кэтрин продолжала расписывать ужасы, которые ожидают Саундфестов, если Мелани не станет миссис Алан Бэкуорт в самое ближайшее время. Самое ужасное заключалось в том, что девушка чувствовала, что мать не лжет. Положение действительно из рук вон плохо, раз Кэтрин пытается во что бы то ни стало уговорить ее.

— Откуда ты знаешь, что Бэкуорты не заставят Алана расторгнуть помолвку, когда узнают о неприятностях отца? — устало спросила она, когда родник красноречия Кэтрин иссяк.

— А вот ты уже сама должна позаботиться о том, чтобы он не позволил им, — едко сказала миссис Саундфест. — В любом случае Дуглас сделает так, чтобы до поры до времени никто ничего не узнал.

Мелани поморщилась. Итак, ее не просто насильно выдают замуж, но еще хотят, чтобы свою семейную жизнь она начала с обмана.

— Я не хочу выходить замуж за Алана. Я люблю другого, — вздохнула она, зная, что матери это ничего не значит.

— О какой любви может идти речь, когда под угрозой благополучие семьи? Ты ужасная эгоистка, Мелли…

Мелани нажала на газ. Слезы наворачивались на глаза, и она плохо разбирала дорогу перед собой. К счастью, в это время на улицах Ньюайленда немного машин, и никто не мешал скорбному путешествию девушки. Ее семья на самом деле в опасности. Короткий телефонный разговор с отцом убедил ее в том, что Кэтрин не преувеличивает, и они скоро останутся без гроша. А это значит, что придется продать особняк и машины, переехать в бедный квартал, бросить университет и устроиться на работу…

Плевать, храбрилась Мелани, мне трудности нипочем. А как же Колин, Рональд, отец? — вкрадчиво напоминала совесть. Отец будет опозорен на весь штат. Что станет с ним, с уверенным в себе, сильным мужчиной после банкротства? Колин пойдет ко дну вместе с ним, и его обаятельная веселая улыбка сменится гримасой отчаяния. Рональд… беззаботный Рональд не сможет тренировать свой чудный голос. А все потому, что одна эгоистка не захотела выйти замуж за достойного молодого человека.

Мелани рассмеялась сквозь слезы. Кэтрин так ловко все повернула, что она действительно стала чувствовать себя преступницей. Ведь ей предлагают не на эшафот взойти, а всего лишь выйти замуж. За приятного молодого человека, к которому она очень хорошо относится. Она должна будет выкинуть Феликса из головы, жить вместе с Аланом, спать с ним в одной постели…

Мелани передернуло. К чему обманывать себя? Алан никогда не заменит для нее Феликса. И пусть она знает о нем в сто раз больше. Она сделала свой выбор, и теперь мчится к Феликсу, чтобы узнать его решение. Если она для него была лишь развлечением… она стиснет зубы и выйдем замуж за того, на кого ей укажет семья. Но если он на самом деле любит ее, она будет сражаться с целым миром за право быть рядом с ним!

12

Три дня без Мелани были бессонным кошмаром, прерываемым время от времени деловыми звонками и совещаниями. Впервые в жизни Цель не занимала Феликса целиком. Мелани не давала о себе знать, и вкус победы казался ему горьким. Обязательным стало вечернее виски. Без пары бокалов он не мог быть забыться коротким беспокойным сном, который был необходим, чтобы хоть чутьчуть отдохнуть от дневного напряжения…

Звонок консьержа застал Феликса как раз на середине второго бокала.

— Простите, мистер Бирнс, что беспокою вас так поздно…

— В чем дело? — перебил его Феликс. Бирнс. Что за дурацкая фамилия. Но ничего лучшего ему не пришло в голову, когда он снимал эту квартиру.

— Здесь одна молодая леди требует, чтобы я пропустил ее в вашу квартиру. — Консьерж конфиденциально понизил голос. — У нее… ээ весьма подозрительный вид…

Феликс поморщился. С Бланш станется заявиться к нему на квартиру и устроить скандал. А ее вид вполне может показаться консьержу подозрительным.

— Гоните ее взашей, — буркнул Феликс. — Нечего меня спрашивать.

— Извините, мистер Бирнс, — пролепетал консьерж испуганно. — Я так и думал поступить, но молодая леди… она плакала… и я решил…

Бланш плачет? Да никогда в жизни! Она скорее бы стала угрожать или давать деньги.

— Передайте ей трубку! — рявкнул Феликс, мгновенно протрезвев. Неужели это…

Это действительно была Мелани. Через две минуты она стояла на пороге его квартиры, промокшая до нитки, с заплаканными глазами на счастливом лице. Легкое удивление промелькнуло в них, когда она увидела Феликса. Он мысленно чертыхнулся. Хорошенькую картинку он представляет со стороны — трехдневная щетина, красные набрякшие глаза, мерзкий запах виски…

— Ох, Мелани, я так переживал изза тебя, — пробормотал он, и через секунду девушка оказалась в его объятиях. — Почему ты не оставила телефон? Куда ты пропала?

Что она могла ответить ему? Дурацкие комплексы, детская обида, неуверенность в себе… К чему об этом вспоминать? Сейчас она настолько счастлива, что боится даже пошевелиться, чтобы не нарушить это блаженное состояние. Феликс ждал ее, он беспокоился изза нее… Чего еще может пожелать влюбленная женщина?

Он накинулся на нее с поцелуями, уже не думая о том, что от него разит виски, а его щетина колет нежную кожу девушки. Феликс и не подозревал, что можно до такой степени скучать по однойединственной женщине. Разве не ходят по улице сотни хорошеньких девушек, каждая из которых была бы рада скрасить его досуг? Когда он успел так сильно привязаться к этой малышке с пушистыми темными волосами, от одного аромата которых он сходит с ума?

— Я опять боялась тебе позвонить, — прошептала Мелани, задыхаясь от счастья. Теперь все будет хорошо. Феликс любит ее, и у нее хватит сил выдержать любое давление…

— Почему? — изумился он.

— Я подумала, что ты… — Мелани потупилась. Нет, она не сможет высказать столь чудовищное обвинение ему в лицо.

Но Феликс все отлично понял.

— Маленькая глупышка, — нежно пробормотал он, увлекая Мелани к дивану. — Ты вся промокла до нитки.

И в подтверждение его слов девушка оглушительно чихнула.

— Там ужасный дождь, а в машине заел подъемник окна, — сообщила Мелани, улыбаясь. — Вечно со мной не все в порядке.

— Тебе надо немедленно выпить горячего вина с пряностями. Кажется, в моем баре должно быть чтото, кроме виски.

Феликс усадил Мелани на диван, принес ей пушистый синий халат, чтобы она переоделась, а сам отправился на кухню колдовать над глинтвейном. Через пятнадцать минут переодетая и абсолютно счастливая Мелани пила обжигающий напиток и постепенно согревалась. Феликс сидел у ее ног и смотрел на нее нетерпеливыми обожающими глазами. От глинтвейна, а еще больше от взгляда Феликса расслабляющее тепло растекалось по телу Мелани. Ей было настолько хорошо, что печальный разговор с матерью напрочь вылетел у нее из головы. Разве мир может быть плох, если в нем есть Феликс, и этот замечательный мягкий халат, и пряное вино, и любовь…

— Я должен столько всего рассказать тебе, — вдруг сказал Феликс. — Очень скоро я разберусь со всеми делами и смогу наконец уехать из Ньюайленда. Поедешь со мной путешествовать? Круиз по Средиземному? Гавайи? Париж? Куда захочешь…

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru