Пользовательский поиск

Книга Враг семьи. Содержание - 7

Кол-во голосов: 0

— Что такое? — встрепенулся Феликс.

— Мои родители упали бы в обморок, если бы узнали, что я сижу ночью на Мэйден Хилл в компании мужчины, о котором мне ничего неизвестно.

— Тебя это смущает?

— Ни капли! — воскликнула Мелани и, неожиданно для самой себя, потянулась к Феликсу и поцеловала уголок его губ.

Второго приглашения не понадобилось. Феликс стиснул ее в объятиях и жадно впился в ее губы, как будто демон, которого он с таким трудом сдерживал, наконец вырвался на волю. Мягкая податливость Мелани, женственность, сквозившая в каждом ее движении, распаляли его тем сильнее, чем отчетливее он сознавал, что ему нужно быть очень осторожным и бережным с этой девушкой… Но кровь угрожающими молоточками уже стучала в его висках, и руки Феликса, вначале такие невозмутимые и холодные, смело исследовали стройное тело Мелани…

Она не сопротивлялась, но и не поощряла его, и Феликс чувствовал, что, несмотря на все возбуждение, он не пойдет до конца. Слишком дорога ему была эта девушка, чтобы просто воспользоваться ее телом. Ему нужно было гораздо больше — ее душа, ее сердце, ее мысли…

— Я люблю тебя, — шепнул он, погружая лицо в пышный водопад волос Мелани.

Спазм стиснул горло Мелани. Сколько чудес способны натворить три простеньких слова! Они уничтожают отчаяние и пробуждают надежду, разбивают стену одиночества и зажигают огонь в глазах. Страшно подумать, что еще несколько часов назад она колебалась, позвонить ли Феликсу. Что если бы она не решилась? Или же не встретила Джасси? Или не поехала бы с Колином и Аланом в клуб? Извилистая дорожка привела ее в объятия Феликса и заветным «я тебя люблю», совсем как горный серпантин, на котором сломалась ее машина в тот счастливый день…

7

На большой двуспальной кровати из черного полированного дерева безмятежно спала девушка. Ее темнокаштановые волосы разметались по шелковой подушке, а рука, лежащая поверх тонкого цветного покрывала, была подетски сжата в кулачок. Девушка сладко улыбалась во сне, и любой человек десять раз подумал бы, прежде чем разбудить ее. Но солнечным лучам подобные сантименты неведомы, и, пробившись сквозь неплотно задернутые шторы, они смело принялись бегать по нежному личику девушки.

Она беспокойно заворочалась и открыла глаза. Несколько минут полежала неподвижно, вся во власти недавних сновидений. Но дневные заботы уже настойчиво стучались в ее сознание. Счастливая улыбка, витавшая на лице девушки, упорхнула прочь, уступив место сосредоточенной озабоченности. Наступил день, и нужно было расхлебывать последствия ночных поступков. Девушка вздохнула. Что теперь она скажет родителям?

Около четырех утра Мелани засобиралась домой. Колин с Аланом, наверное, давно вернулись, и родители будут волноваться… Феликс не протестовал, и Мелани было немного обидно изза того, что он не пытается задержать ее.

— Где ты живешь? — только и спросил он, заводя машину.

— Кингкросс Лейн, — ответила Мелани.

— Девушка из Кингкросс Лейн хочет жить в Пайн Гроув, — хмыкнул Феликс. — Мир сошел с ума.

— Я знаю, это странно, — покорно согласилась Мелани, — поэтому никому не рассказываю об этом.

— Спасибо за доверие. — Рука Феликса легонько сжала коленку Мелани.

Девушка перехватила его смеющийся, но нежный взгляд и улыбнулась в ответ. Феликс вовсе не издевается над ней. Ему она может рассказать обо всем.

— Значит, ты живешь с родителями, — продолжил Феликс через некоторое время.

Мелани подумала, что если она о нем ничего не знает, то он точно так же ничего не знает о ней.

— Да, — кивнула она. — И еще у меня есть два старших брата.

— Большая дружная семья, — сказал Феликс, и Мелани недоуменно покосилась на него. По его тону невозможно было понять, шутит он или говорит серьезно.

— Не такая уж большая, — тихо возразила девушка. — И не особенно дружная.

Мелани внезапно захотелось рассказать Феликсу о том, как ужасно быть первым номером с конца в родной семье. Как тяжело, когда тебя не то чтобы не любят, но просто не принимают во внимание. Колином гордятся, Рональда обожают, и лишь крошка Мелли ничего из себя не представляет.

— У тебя плохие отношения с родными? — проницательно спросил Феликс.

— Нет, не плохие… — Мелани пыталась подобрать подходящее слово. — Они любят меня и заботятся обо мне. На день рождения подарили машину… Но я все время в тени. Они… они уверены, что гораздо лучше знают, что мне нужно… Они очень хорошие, и я их люблю, но знаешь… — Мелани запнулась, — тяжело быть младшей дочерью в семье, где все время восхищаются сыновьями!

Мелани замолчала, опасаясь, что и так слишком долго жаловалась.

— Младшим всегда тяжело, — поддержал ее Феликс. — Знаю на собственной шкуре.

Мелани встрепенулась. Неужели ему, такому неотразимому, уверенному в себе, тоже когдато приходилось несладко?

— Я тоже был младшим, — продолжал Феликс. — Да еще неродным. Так что можешь представить себе, каково мне было. Моя мать вышла второй раз замуж за мужчину с двумя детьми. В то время я был очень маленьким, слабым и довольно уродливым…

— Ты? Уродливым? Быть не может! — недоверчиво воскликнула Мелани.

— Приятно, конечно, когда юная леди столь высокого мнения о моей наружности, — подмигнул ей Феликс, — но можешь поверить мне на слово. Приемный отец меня игнорировал, братья изводили насмешками, а моя мать была слишком слабовольна, чтобы встать на мою защиту.

— Какой ужас… — с чувством прошептала Мелани.

— Пустяки, — засмеялся Феликс. — Это уже в далеком прошлом…

Они поговорили еще чутьчуть, но разговор не клеился. Мелани вдруг почувствовала, что ей совершенно не хочется возвращаться домой. Когда Феликс довезет ее до массивных ворот их особняка и она украдкой проберется к себе в комнату, сегодняшний день станет воспоминанием. В окружении привычных, до жути надоевших вещей так трудно будет поверить в то, что они с Феликсом действительно встретились и ездили вместе на Мэйден Хилл, и что он целовал ее и говорил о любви…

Если бы он намекнул на то, что хочет, чтобы она осталась с ним! Она бы не колебалась ни секунды, несмотря на предостережения Джасси. Все, что угодно, лишь бы побыть с ним рядом еще чутьчуть…

Они въехали в центральный район Ньюайленда, который все так же искрился огнями и призывными рекламными щитами.

— Здесь когданибудь бывает тихо? — удивленно пробормотала Мелани.

— Нет, — улыбнулся Феликс. — Здесь никогда не спят. Сейчас я снимаю квартиру вон в том доме…

Он кивнул на небоскреб, на котором переливалась серебристоголубыми огнями реклама театраварьете. Мелани прильнула к окну. Она бы все отдала, чтобы увидеть квартиру Феликса!

— С моего балкона виден весь город, — продолжал Феликс. — Совсем как с Мэйден Хилл. Только поменьше звезд и побольше неона.

— Хотела бы я посмотреть… — выдохнула Мелани.

Руки Феликса на руле чуть дрогнули.

— Почему бы и нет, — небрежно бросил он. — Если ты не торопишься домой…

— Мои, наверное, давно спят, — неуверенно пробормотала Мелани. — И никто не заметит, если я вернусь на час позднее.

Феликс подавил улыбку. Она была так трогательна, эта девочка, переживающая изза позднего возвращения. Сколько ей лет? Тело женщины и лицо ребенка — коварное сочетание, способное ввести в искушение даже святого.

— Думаю, никто не заметит, если ты вернешься утром, — заметил он. — Можно сказать, что оно уже наступило.

С балкона Феликса действительно открывался захватывающий вид. Сегодня я только и делаю, что любуюсь видами Ньюайленда, машинально подумала Мелани, вцепившись в надежные перила. Высота под ее ногами была головокружительной, и Мелани знала, что ей было бы страшно все время жить в таком доме.

Хотя квартира Феликса производила достойное впечатление. Оформленная в холодных серебристых тонах, она отличалась такой же небрежной элегантностью, как и ее владелец. Диваны необычной треугольной и круглой формы, светильники на стенах, стол из прозрачного стекла, чернобелые фотографии на стенах — все оставляло ощущение холодности, неприветливости, словно покои в замке Снежной Королевы. В этой квартире чувствовался стиль, но не душа, красота, но ни капли доброты. Ей самой было бы очень неуютно в этом идеальном царстве серебра и льда.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru