Пользовательский поиск

Книга Враг семьи. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

— Все в порядке. — Феликс закончил разговаривать с механиком и подошел к Мелани. — Сейчас Альф сгоняет за вашей малышкой, все исправит и мигом пригонит ее обратно. Вы можете подождать здесь или погулять по городу. Думаю, часок у вас есть.

— Как хорошо, — уныло сказала Мелани. — Спасибо вам огромное.

Устраивать для нее экскурсию по Санта Фоуксу Феликс явно не собирался. Это было естественно и логично. Нелогично было расстраиваться изза этого.

— Не за что. — Уголки его губ лукаво искривились. У Мелани вновь возникло четкое ощущение, будто он видит насквозь все ее комплексы и сомнения. И понимает ее желание остаться с ним еще хотя бы на чутьчуть…

— Не смею больше вас задерживать, — сказала Мелани, изо всех сил показывая, что ей нет до Феликса никакого дела. Пусть едет, куда хочет. Она забудет о нем, как только его шикарный «бентли» скроется из глаз.

— Да, мне действительно надо ехать, — с видимым сожалением вздохнул Феликс. — Но завтра я как раз буду в Ньюайленде… Вы не против сходить со мной куданибудь? В бильярд поиграть, например?

— Да, но я не умею играть в бильярд, — пробормотала пунцовая от счастья и смятения Мелани.

— Вот и отлично. Я вас научу. Тогда в девять в баре Кримзон Роуз. Это на пересечении улиц Гросвернон и Лаймтри, знаете?

Мелани неуверенно кивнула. С ночной жизнью Ньюайленда она не была знакома. Кримзон Роуз. Она запомнит и обязательно найдет его.

— Тогда до завтра. — Феликс ослепительно улыбнулся ей на прощанье и быстро пошел к своей машине.

Мелани смотрела ему вслед. Неужели такой мужчина на самом деле только что пригласил ее на свидание? Мир сошел с ума или она просто спит и видит сладкий сон? Если это так, то она совершенно не желает просыпаться!

2

Мне с самого рождения жутко не везет…

Мелани подняла голову и прислушалась к заливистому пению птиц за окном. Вздохнула, пододвинула ближе толстую тетрадь, крепко сжала ручку и задумалась. Пожалуй, девяносто девять человек из ста вряд ли назвали бы ее неудачницей. У нее есть все то, чего лишены и о чем мечтают миллионы людей. Заботливая большая семья, состоятельные родители, роскошный дом в пригороде НьюЙорка, личная машина, дорогая одежда и приличные деньги на карманные расходы.

И всетаки Мелани считала себя невезучей.

Она всю жизнь находилась в тени своих братьев. Старший, Колин, гордость и надежда всей семьи. Умный, способный, красивый, похожий на мать как две капли воды. Одним словом, мечта любой матери. Кэтрин Саундфест обожала своего первенца и всегда ставила его в пример остальным детям.

За Колином шел Рональд. В сердце Кэтрин он занимал особое место. В отличие от старшего брата, Рон не обладал особыми способностями, однако у него, как и у матери, был прекрасный голос, и все Саундфесты прочили ему большое будущее на сцене.

Мелани родилась через год после Рональда. По мнению Кэтрин — слишком быстро. Случайный ребенок, избавиться от которого ей запретил муж, да к тому же девчонка. Маленькое капризное создание, на время отнявшее у матери красоту. Кэтрин была слишком занята с Рональдом, чтобы обращать внимание на Мелани, и девочка, единственная из всех детей Кэтрин и Дугласа Саундфестов, была с рождения на попечении кормилицы.

Дети росли, но в раз и навсегда заведенном порядке ничего не менялось. Колин — надежда и опора, главный наследник семейного бизнеса, умница и паймальчик. Рональд — хорошенький как картинка, человек искусства, которому многое прощается. Одна Мелани ничем не блистала на фоне своих выдающихся братьев. У нее не было ни голоса Рональда, ни способностей Колина, ни яркой красоты обоих братьев, и она служила живым напоминанием того, что Кэтрин Саундфест с каждым годом становится старше.

Мама никогда не любила меня так, как мальчиков, написала Мелани.

Идея вести дневник пришла ей в голову недавно. Внезапно возникшее желание заносить свои мысли на бумагу было настолько настойчиво, что сопротивляться ему было невозможно. В конце концов, она далеко не подросток, несколько месяцев назад ей исполнилось (страшно подумать!) двадцать четыре. У нее нет никаких тайн и важных мыслей, которые обязательно нужно сохранить. И всетаки ее потянуло писать…

Девушка погрызла ручку и задумалась. Казалось, в голове было столько мыслей, а стоило ей сесть за стол, как все они разлетелись как испуганные птицы. Она встала, потянулась и подошла к открытому окну. Хорошо летом! Все яркое, нарядное… Ветки деревьев свешиваются в комнату, птицы галдят без умолку, обсуждая свои птичьи дела, а внизу на гладких камнях дворика безмятежно дремлет толстый рыжий кот.

Мелани села на подоконник и блаженно зажмурилась. От печального настроения, в котором она садилась за дневник, не осталось и следа. Как здорово было бы растянуться сейчас на нагретых камнях внизу, подставить лицо солнечным лучам и ни о чем не думать. Пожалуй, она согласилась бы поменяться местами с котом. Пусть бы он нес на себе тяжкое бремя девушки из семьи Саундфест, а она бы целыми днями бездельничала и объедалась консервированным кормом.

Эта мысль насмешила Мелани. Она слезла с подоконника и опять села за стол. Оказывается, вести дневник очень сложно. Совершенно не о чем писать, потому что в ее жизни ничего не происходит. Мелани с самого рождения была «примерной девочкой». Она не грубила родителям и послушно посещала школу. Не дралась с девчонками и не прогуливала уроки. Вовремя сдавала все сочинения и никогда не пыталась жульничать на экзаменах. Не целовалась с мальчишками и не влюблялась без оглядки. Даже когда ее сердце сладко замирало при взгляде на Бобби Торнвальда, капитана школьной футбольной команды, Мелани скорее умерла бы, чем призналась комунибудь в этом!

В университете было не менее скучно. Мелани сознавала, что она не глупее своих сокурсников, и что лишь природная робость мешает ей быть в первых рядах. Но зачем рваться вперед, превозмогая себя? Дома от нее не требовали головокружительных успехов. Все надежды матери распространялись исключительно на мальчиков, а отец всегда был так занят работой, что почти не находил времени для общения с детьми.

У Мелани были приятельницы, но не было закадычных подруг. Были поклонники, но не было ни одного настоящего друга. Она считала нормальным такое положение вещей. Кому интересно влюбляться или дружить с такой серенькой мышкой, как она? В университете полно гораздо более красивых и смелых девчонок, а ей намного больше нравится сидеть в библиотеке с интересной книгой, чем ходить в обнимку с мальчиком… Впрочем, здесь Мелани кривила душой. Кто бы отказался влюбиться понастоящему и целоваться у всех на виду? Но мечтать о настоящей любви так подевчоночьи глупо, что и думать об этом не хотелось.

Три месяца назад мне исполнилось двадцать четыре года. Я студентка последнего курса факультета социологии Ньюайлендского университета.

Все. Больше ни строчки. Жаловаться бумаге на свою несчастливую судьбу было непривычно, да и лето за окном разгоняло печальные мысли. Может быть, бросить этот дурацкий дневник, спуститься в сад, найти местечко поспокойнее… Сесть, обхватить колени, крепко зажмуриться и начать вспоминать о том, о чем она никогда в жизни не сможет написать ни в одном дневнике.

Домой в тот день она приехала как в бреду. Проворный механик Альф вернулся быстрее, чем через час. Мелани заплатила ему чтото (она едва ли помнила точную сумму) и села за руль. Как она доехала до Ньюайленда без приключений, понять было невозможно, потому что всю дорогу она прокручивала в голове свой разговор с Феликсом. Она укоряла себя за нерешительность и смеялась над своей застенчивостью. Придумывала остроумные ответы, в которых уже не было никакой надобности. Представляла себе, как бы он реагировал, если бы она была такой же красивой, как ее мать…

Дома никто не обратил на Мелани внимания. Она тихонько проскользнула в свою комнату, радуясь тому, что никто не захотел поинтересоваться, почему она слишком рано вернулась домой. Сейчас ей совсем не хотелось вспоминать о том, что произошло в доме Кэди. Этого больше не существовало для нее. Существовал только мужчина с насмешливыми глазами, в которые невозможно было смотреть без дрожи в коленках.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru