Пользовательский поиск

Книга Волшебная палитра любви. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

– А если я пойму, что больше не смогу вообще никогда? – внутренне замирая, спросила Мередит.

Элинор вздохнула.

– Проблемы решаются по мере поступления. Сначала придумай отговорку на ночь. Потом у тебя будет время разобраться в своих ощущениях. Ну а если поймешь, что больше не можешь проводить время в постели с Рональдом, значит, придется действовать так, как я говорила.

– Как?

– Уходить от него и строить жизнь самостоятельно, – жестко ответила Элинор. – Прости, мне пора работать.

– Извини. Вечно я отвлекаю тебя своими проблемами, да? – виновато спросила Мередит.

– Мне действительно надо работать, – сказала Элинор и повесила трубку.

Выйдя из кабинки, Мередит слегка припудрила лоб и скулы, накрасила губы, чтобы хоть какими-то внешними признаками объяснить свое долгое отсутствие. Затем решительно распрямила плечи и вернулась за столик.

Всю дорогу до дому в машине Мередит молчала. Она напряженно думала.

Если сейчас отказать Рональду в близости, то он может заподозрить неладное.

Если она больше не будет спать с ним, то на какую женитьбу можно будет рассчитывать?

Но предать прикосновения Эдмунда, все то, что было между ними…

Она молчала, пока они поднимались в квартиру, молчала, когда прошли в спальню. Молчала и тогда, когда Рональд раздевался и ложился в постель, аккуратно вешая на спинку стула пиджак, рубашку, галстук. Машинально она отметила, что он немного осунулся, даже похудел. И что руки у него покрыты темными волосками. Раньше ей это не казалось отталкивающим.

Рональд похлопал по одеялу.

– Иди сюда.

Мередит стояла как каменная, не в состоянии двинуться с места.

– Чего же ты ждешь? Ты не скучала по мне?

– Рональд, я… – прерывисто выдохнула Мередит. – Я не могу!

– Чего ты не можешь? – удивленно спросил он.

– Я так не могу, – быстро поправилась она.

– Толком скажи, в чем дело. Да иди ты сюда, забирайся под одеяло, ты вся дрожишь. Не бойся – если ты не хочешь, я тебя не трону.

Мередит осторожно села на краешек кровати. Он набросил на нее одеяло целиком.

– Ну? – требовательно спросил он.

– Видишь ли… Я много думала о тебе, о наших отношениях, – начала она. И ведь почти не покривила душой.

– Что же ты надумала?

– Знаешь, неопределенность… Она изматывает. Понятно, что ты обо мне заботишься, что уделяешь внимание. Но ведь у меня есть вполне понятное желание иметь семью… детей, в конце концов. А так вроде мы вместе, а на самом деле по отдельности. У тебя своя жизнь где-то там, мне нет места даже в твоих деловых поездках.

Рональд выслушал сбивчивые и путаные объяснения Мередит и спокойно сказал:

– Понятно. Ты хочешь разобраться, кто мы друг другу. Ну, вполне очевидно, что я прекрасно к тебе отношусь.

– Этого мало для серьезных отношений, – прошептала Мередит.

– Послушай, Мередит, – сказал он несколько раздраженно. – Не будь ребенком. У меня серьезный бизнес, от количества дел голова идет кругом. Я уделяю тебе столько времени, сколько могу, иногда даже в ущерб бизнесу. Я даю тебе столько денег, сколько нужно, чтобы ты приятно проводила время и занималась, чем хочешь по своему усмотрению. Ты не ценишь этого?

– Ценю… но…

– Значит, так. Я все понимаю. У каждого бывают сложные периоды. У тебя сейчас период неопределенности. Не стану на тебя давить. Если тебе нужно время – пожалуйста, оно у тебя есть. Делай что хочешь, отдыхай, размышляй. И, разумеется, принимай самостоятельное решение. Либо ты принимаешь то, что я даю, либо нет. Третьего не дано. Других отношений я сейчас строить не могу. Семья, тем более дети – это огромная ответственность. А мое главное детище сейчас – это бизнес.

Мередит всхлипнула.

Похоже, Рональд, как многие мужчины, не переносил женских слез. Хоть и был достаточно расчетливым и практичным дельцом.

– Послушай, ну не надо расстраиваться. Я же не говорю, что никогда… Возможно, в будущем, позже… Когда я буду абсолютно уверен в делах, когда я стану спокоен за бизнес. Тогда и придет время подумать о семье, о свадьбе. Впоследствии и о детях. Договорились? Ты пока поразмысли, нужен ли я тебе, я тебя не тороплю. И не тащу насильно в постель, это ведь должно доставлять удовольствие обоим. Ты наверняка это помнишь. Я хочу продолжать с тобой отношения, мне нравится о тебе заботиться. Я же не стесняю твоей свободы, ты могла в этом убедиться. А что касается будущего… Ну, тут я тебе все уже объяснил.

Мередит ничего не оставалось, кроме как кивнуть в ответ.

Эту ночь они вполне мирно провели в одной постели, но под разными одеялами.

Мередит была так утомлена переживаниями, вдобавок хмель от вина еще не выветрился у нее из головы. Она мгновенно уснула.

Ей снилась Прага, ее готические шпили, причудливые крыши домов и набережные с их романтическими закатами…

8

Прошел месяц, затем другой.

Мередит отоспалась, отдохнула.

Вернулась к своей привычной жизни.

По бутикам белья и одежды, по парфюмерным магазинам, по косметическим салонам.

Конечно, в Праге и в Варшаве ей было совсем не до этих приятных процедур.

Теперь она позволяла себе столько сеансов ухода за собой в день, сколько могла переварить, не получив оскомины от сладкой жизни.

Целый день она могла провести в каком-нибудь роскошном спа-салоне, переходя из рук одного мастера к другому.

Педикюр и увлажняющие ванночки, массаж рук с последующим маникюром, шоколадные обертывания, терапия горячими камнями, турецкая парная…

Стрижки и укладки раз в неделю…

Походы по различным магазинам через день.

Постепенно, по мере того как Мередит вновь обретала вкус к обеспеченной жизни, забывалась Варшава.

Смог бы Эдмунд обеспечить тебе такой уровень? – думала она. Вот то-то и оно, что никогда не смог бы. Испытывал бы чувство вины, что я не могу себе все это позволить. А я испытывала бы вину за то, что из-за меня он бросил искусство, оставил живопись. Нет, эти отношения были обречены с самого начала. Это очевидно. Они пагубны по своей сути для нас обоих. Для меня. Для него.

Она была столь успешна в аутотренинге, что почти убедила себя в этом.

Постепенно забывался облик Эдмунда, тепло его рук, прикосновения губ.

Мередит успокаивалась все больше.

Теперь она точно знала: другого пути, кроме как привязать Рональда к себе настолько, чтобы он захотел жениться, у нее нет.

Ее вполне устраивал бы тот образ жизни, который она вела.

Регулярно пополняемый счет в банке. Оплачиваемые счета за квартиру и за бензин. Все, что душе угодно, в магазинах и салонах.

И частенько отсутствовавший Рональд. С которым у них ничего не было в постели с того самого дня, как состоялся разговор о свадьбе, детях и о бизнесе.

Мередит понимала, что она была бы абсолютно счастлива, если бы Рональд не предъявлял более к ней никаких притязаний в постели. Вряд ли она до конца отдавала себе отчет в том, что означали подобные симптомы. Деньги опять замутнили ее взгляд и опьянили разум.

Кроме того, она еще думала о детях. Дети в ее понимании были непременным атрибутом крепкой и полноценной семьи.

Ведь когда-нибудь Рональд до них дозреет. Тогда и опутать его будет проще.

Шло время. Постоянное пребывание в салонах и блаженное ничегонеделание начинало поднадоедать Мередит, она опять тяготилась этим.

Мередит решила, что прошло вполне достаточно времени. Теперь у нее не должно возникнуть особых затруднений при близости с Рональдом. К тому же он должен был изголодаться по ней. Это вполне могло подтолкнуть его к заветному предложению руки, сердца и кольца с каким-нибудь там хорошеньким брильянтиком.

Видение лилового камешка, оправленного в серебро, Мередит упорно гнала от себя всякий раз, когда он всплывал у нее перед глазами…

Вечером пятницы, перед уик-эндом, она закупила вдоволь морепродуктов, деликатесный рис и водоросли, коллекционный коньяк.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru