Пользовательский поиск

Книга Семейный заговор. Содержание - ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кол-во голосов: 0

— Понятно.

— Я презираю адвокатов, которые делают нас предметом для шуток и порочат профессию. Хотите верьте, хотите нет, но мне жаль, что ваша мать незаслуженно пострадала.

— Вам не нужно извиняться.

— Мне — нет, но вашему отцу нужно.

— Он умер.

Джейми широко раскрыла глаза и положила ладонь на руку Сэмюэла.

— Мне жаль.

— А мне нет. Я сожалею лишь о том, что он оставил мне кучу денег, которые следовало бы получить матери. Чтобы сделать ее жизнь легче. — Он посмотрел на Джейми. — Я не мог помогать ей.

— Сочувствую, Сэм. — Она сжала его руку. — Но я уверена, что она гордилась бы вами. Тем, что вы полицейский. Помогаете людям.

Сэм не отнял руку. Ему было приятно прикосновение Джейми.

— Возможно.

— Почему вы ушли из полиции?

Он пожал плечами, убрал руку и немедленно пожалел об этом.

— Спекся. Выдохся.

Но дело было не только в этом. Жертвы, которых он не сумел спасти, преследуют его днем и ночью. Смерть женщины, которую он был обязан защитить, оказалась для него тяжелейшим ударом. После того, что произошло, он больше не хочет нести ответственность за чужие жизни. В том числе за жизнь Джейми. Но обстоятельства сильнее его, и теперь он боится, что подведет ее.

Еще один удар для души, истекающей кровью.

— Спасибо за воду, миссис Поттс. — Джейми отдала Сэму одну из бутылок и заметила, что женщина с любопытством разглядывает человека, который жил под крышей Джейми уже три дня.

— Не за что, дорогая.

Семидесятилетняя Этта Мэй Поттс была движущей силой городского благотворительного общества, занимавшегося изготовлением стеганых одеял. Каждый месяц жительницы Чэрити-Сити отдавали сшитые своими руками одеяла в местный приют для женщин, подвергнувшихся насилию в семье, и на этот раз наступила очередь Джейми собирать пожертвования.

Пальцем, изуродованным артритом, Этта Мэй поправила очки в металлической оправе.

— Ты уверена, что я не смогу уговорить тебя и твоего молодого человека отведать домашнего яблочного пирога? Бутылкой воды его не накормишь, — сказала она.

— Он не мой молодой человек… — Джейми замялась и взглянула на Сэма, который насмешливо наблюдал за ней. Ему было интересно, как она объяснит, кто он и почему сопровождает ее. Но Джейми ограничилась несколькими словами: — Спасибо, миссис Поттс, но нам нужно вернуться в город и разгрузить все до темноты.

— Ну, тогда в следующий раз. — Старушка помахала им рукой и исчезла в маленьком кирпичном домике.

Они подошли к грузовику Джейми, и Сэм, открыв перед ней дверцу, подождал, пока она сядет на место водителя. Закрыв дверцу, он заглянул в окно.

— Почему я был лишен права голоса в пользу яблочного пирога? Миссис Поттс подумает, что ваш молодой человек под каблуком у жены.

— И правильно сделает. Что касается жены, то вы хватили через край.

Сэм обошел машину и сел рядом с Джейми.

— Кстати, я умираю от голода.

Я тоже, подумала она, вдыхая запах его кожи, смешанный с ароматом пряного одеколона. Легкая улыбка, игравшая на губах Сэма, напомнила о его страстном поцелуе. К тому же его мускулистое бедро находится совсем близко, хотя кабина достаточно просторная.

Джейми включила зажигание.

— Чем быстрее мы выгрузим все это, тем скорее вы сможете утолить свой голод.

Если бы! — тоскливо подумал Сэм.

Забрав еще несколько одеял, они поехали в центр города.

— Спасибо за помощь, Сэм.

— Что мне оставалось делать, если я ваша тень?

— Вы могли бы просто сидеть в машине.

— И смотреть, как вы носите тяжести? Я не так воспитан.

Да. В тяжелых обстоятельствах и без отца его мать все-таки воспитала джентльмена.

— Если бы вы жили в Чэрити-Сити, вашей матери было бы куда обратиться.

— Что будет с вещами? — спросил Сэм, давая понять, что он не хочет обсуждать эту тему.

— Мы отвезем их в маленький магазин. Деньги от продажи пойдут в местный приют для женщин, пострадавших от насилия.

— Приют получает помощь от благотворительных аукционов?

— Да, но ее недостаточно. Приют не только дает безопасный кров женщинам и детям, но и помогает им встать на ноги.

— Каким образом?

— Устраивая на работу. Обучая по программе средней школы. Помогая восстановить уверенность в себе тем, кто перенес психические и физические травмы.

— Как вы стали заниматься этим?

— Сначала я защищала в суде интересы нескольких женщин.

— А затем?

Джейми пожала плечами.

— Я поняла, что судебное решение о разводе — лишь начало для многих женщин. Мне хотелось сделать больше, поэтому я веду некоторые дела бесплатно и два дня в месяц занимаюсь сбором пожертвований.

— Не знаю, оправдывает ли Чэрити-Сити свое название, но то, что это делаете вы, — несомненно, — сказал Сэм.

— Это как круги на воде — они расходятся от места, куда упал камешек. Одно из правил благотворительного аукциона заключается в том, что, если вы извлекли из него пользу, то должны расплатиться за нее, сделав пожертвование в виде своего времени. По этому принципу работает магазин: женщины, которые встали на ноги, пополняют его вещами, подновляют и ремонтируют их, если нужно, даже присматривают за чужими детьми. Это принцип взаимной выгоды.

Сэм покачал головой.

— Ваши родители забыли упомянуть кое-что.

— Что же?

— Вы похожи на луковку.

Что он сказал? Неужели от нее пахнет луком?

— Это оскорбительно, Сэм.

— На самом деле это комплимент. Как у луковицы, у вас много слоев. И стоит снять один, как под ним обнаруживается другой, еще более удивительный, чем предыдущий.

— Надо же!

— Дело в том, что… вы нравитесь мне, — неохотно признался Сэм.

Подтекст: он не хочет, чтобы она нравилась ему. Джейми посмотрела в голубые глаза, которые, казалось, читали в ее душе. Сэм не испытывает к ней отвращения, и ей это очень приятно. Как хорошо, что она оставила все мысли о мужчинах!

— Ладно, — сказала Джейми. — Принимаю луковицу как комплимент.

— Но вы знаете, что за добро часто воздают злом. А ваша деятельность — классический пример доброты.

Джейми не понравилось его хмурое лицо.

— В чем дело?

— Мне придется проверить эту сторону вашей жизни. Большинство преступлений не являются случайными. Они совершаются людьми, которых жертва знает.

Холодная дрожь пробежала по спине Джейми: ей не понравилось напоминание о том, что она должна испытывать страх.

— Я не жертва.

— И моя работа заключается в том, чтобы вы не стали ею.

Его работа… Она для него — всего лишь работа. Всеми фибрами души Джейми пыталась заставить себя не чувствовать горького разочарования, которое вызвали у нее эти слова. Время быстро уходит, и его недостаточно, чтобы разговоры о луковице и о том, что она нравится Сэму, сильно повлияли на нее. Но зато вполне хватит, чтобы заставить ее нервничать.

Потому что Сэм тоже нравится ей, и она не стала бы возражать, если бы он снова поцеловал ее.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Луковица? Слои? Она ему нравится? Что такое он наговорил Джейми? О чем думал? По правде говоря, вообще не думал — по крайней мере не головой.

Заканчивая бритье, Сэм неприязненно всматривался в зеркало, зная, что в этот момент Джейми принимает душ. Голая. Мокрая. Когда он представил себе обнаженную Джейми, его мужские гормоны тотчас взыграли.

Разгрузив машину, они возвратились домой и удалились в свои апартаменты, чтобы привести себя в порядок и смыть пыль и пот после долгого, утомительного дня, который, как это ни странно, принес ему удовлетворение.

Итак, Джейми — адвокат с золотым сердцем. Ничего подобного Сэм не ожидал.

И ему не удалось скрыть правду. Во всяком случае, всю. Он не сказал, что чем лучше узнает ее, тем больше она ему нравится. И тем сильнее искушение нарушить обещание и снова поцеловать ее.

Но он ни за что не уступит искушению.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru