Пользовательский поиск

Книга Секретный ключик. Содержание - Глава пятая

Кол-во голосов: 0

Обратно они доехали в полном молчании. Без единого слова Шерил загнала машину в гараж и протянула ему ключи. Она не смотрела Джордано в глаза. Просто не могла, боясь увидеть там издевку. Веселье. Понимающую усмешку плейбоя.

Поспешив войти в коттедж, она заперлась в своей спальне. Как ей пережить все это? Няня тридцатидвухлетнего любителя женщин? Какая же ты дура, Шерил Дорси.

На глаза ей попалась папка, которую дал ей Бенито. Нет, она не должна читать вырезки. Не должна видеть ничего, что может повлиять на ее мнение о Джордано. Это было бы непрофессионально…

Зазвонил телефон. Шерил подняла трубку. Но это был не Джордано, а опять Сьюзен.

– На этот раз я ведь не разбудила тебя, – раздался смеющийся мягкий голос.

Шерил повесила трубку и потянулась за папкой. Все вырезки говорили о том, о чем она сама уже знала, – что Джордано Рикелли безответственный прожигатель жизни. Это было единственное, на чем соглашались друг с другом девять из десяти авторов статей…

Глава пятая

Шерил редко читала желтую прессу, но понимала, что почти ничему, что там написано, верить нельзя. Однако, если хоть десятая часть из прочитанного ею – правда, то Джордано Рикелли был одним из сексуальнейших мужчин мира – с неутолимым аппетитом к сексуальнейшим женщинам.

Казалось, не было ни одной актрисы или манекенщицы моложе сорока лет, с которой бы не связывали его имя. И если об этих хотя бы стоило писать, то сколько существовало сотен таких, о которых писать не стоило? Боже милосердный!

Она читала до глубокой ночи и все же отложила папку недочитанной. Это было слишком большим наказанием даже для нее.

Выключив свет, Шерил свернулась клубочком в постели и приказала себе не думать о нем. Но, разумеется, думала. А уснув, видела его во сне и несколько раз просыпалась во время сновидений – или кошмаров, – в которых Джордано целовал, ласкал или как-либо по-иному касался самых знаменитых в мире женщин…

Встала она вся разбитая и раздраженная. Ничего удивительного. В бытность няней у других подопечных у нее никогда не было таких снов!

Потом Шерил не раз пыталась уверить себя в том, что прочитанные ею статьи ничего не означают – чистейшие выдумки, позволяющие лучше продавать газеты. Но даже если иногда это ей и удавалось, Джордано делал, казалось, все возможное для того, чтобы доказать правдивость этих чертовых статей!

Следующие несколько дней он развлекался, ведя нескончаемые фривольные разговоры с самыми разнообразными женщинами.

Не обошлось, конечно, без вездесущей Сьюзен, по-прежнему звонившей в любое время дня и ночи. Но были и другие. Собственно говоря, всякий раз, когда Шерил заходила в гостиную, Джордано либо разговаривал, либо выслушивал объяснения какой-либо женшины.

Иногда он даже делал какие-то пометки в блокноте, и Шерил казалось, что в действительности Джордано занимается каким-то делом. Хотя, если судить по газетным статьям, он был просто богатым бездельником. Тем более, что в своих телефонных беседах он часто говорил что-нибудь ироде «Дорогая, как я люблю, когда ты это говоришь» или «О моя кошечка…».

Явно соблазняющий тон его голоса выводил ее из себя. Джордано будто щеголял перед ней своими связями. Что ж, прекрасно. Пусть его. Он совершенно меня не интересует. Абсолютно. С моей точки зрения, Джордано – всего лишь живое доказательство того, что я способна на страсть.

Однако, как бы то ни было, Шерил чувствовала себя обязанной наладить хоть какие-нибудь отношения между Джордано и его отцом.

– Поговорите с ним, – настаивала она. – Выслушайте его.

Но он не желал разговаривать или хотя бы выслушивать – ни ее, ни отца – и, не обращая внимания на слова Шерил, просто поворачивался к ней спиной.

– Мне это не нужно, – повторял Джордано.

– Нет нужно, – спорила она, вспоминая выражение, появляющееся на его лице, стоило ему посмотреть в сторону дома, особенно когда там, у бассейна, рядом с женой и ребенком появлялся Бенито.

Однако добиться от него чего-либо было невозможно.

– Оставьте меня в покое, – отвечал Джордано, как только Шерил возвращалась к этому вопросу. Часто он добавлял: – У меня болит голова. – И, потирая виски, удалялся в свою комнату. Однако, по всей видимости, голова переставала болеть во время бесконечных ночных звонков Сьюзен.

– Эта женщина хоть когда-нибудь спит? – не выдержала Шерил после того, как ее четыре ночи будили в три часа утра.

– Я ей нужен, – пожал плечами Джордано. Больше того, она не раз слышала, как он звонил Сьюзен сам!

Когда телефон позвонил в очередной раз, это оказалась некто по имени Пола. Соблазняющий, дразнящий голос Джордано напомнил Шерил, какой это двуличный негодяй. И когда он с трубкой у уха исчез в своей спальне, она даже зубами заскрежетала.

Хотя следовало скорее радоваться. По крайней мере, у нее не было никаких оснований полагать, что обремененный столькими женщинами Джордано достоин ее внимания.

– Вы когда-нибудь встречаетесь с одной женщиной дважды? – спросила его Шерил на следующий день.

Ей не хотелось демонстрировать свой интерес, но вопрос сорвался с губ как бы сам по себе. Откинувшись в кресле, Джордано улыбнулся, хотя его глаза были красны от недосыпания, а постоянные потирания висков указывали на очередной приступ головной боли.

– Если они этого стоят, – непринужденно ответил он.

– Это что, ваш метод поиска идеальной женщины? Желаете наконец остепениться? – Она понимала, что тон ее звучит излишне резко, но опять не смогла остановиться.

– Я не собираюсь остепеняться. Никогда. – Вся игривость его тона куда-то исчезла, ответ прозвучал столь же резко, как и вопрос.

– Вы хотите сказать, что в мире слишком много женщин, чтобы стоило останавливаться на какой-то одной?

– Совершенно верно, – отрезал Джордано и поднялся с кресла.

– И мне надо позвонить одной из них. – И он захромал к своей спальне.

– Не рановато ли для Сьюзен? – спросила Шерил вслед.

– Это… Пола, – ответил Джордано не поворачиваясь. – А вы что, ведете счет?

В три часа ночи телефон зазвонил вновь, но Шерил решила не обращать на него внимания. Она знала, кто звонит, и не испытывала ни малейшего желания слушать воркующий голос Сьюзен. Перевернув подушку прохладной стороной кверху, Шерил перевернулась на другой бок. «Надеюсь, что ты заполучишь сильнейшую головную боль в мире», – сказала она про себя Джордано. При следующем звонке Шерил, накрыв голову подушкой, начала проклинать его и страдающую бессонницей собеседницу.

Наконец, после пятого звонка, телефон замолчал. Давно пора, подумала она, кладя подушку на место и отгоняя от себя мысли о ведущем ночные разговоры с женщинами, полураздетом Джордано… В дверь постучали. Ничего не понимая, Шерил приподнялась, сомневаясь, не показалось ли ей. Стук раздался снова.

– Шерил? Дверь открылась, в щель просунулась голова Джордано.

– Сделайте мне одолжение. – Его голос звучал хрипло, в нем слышалась боль.

Вскочив с кровати, Шерил нащупала в темноте халат и накинула его на себя.

– С вами все в порядке?

– Да. Всего лишь головная боль.

– Опять!..

– Все нормально. Но мне нужно продиктовать несколько чисел, а я никак не могу сосредоточиться.

– Чисел? – Странно? Они что, математикой по ночам занимаются?

– Так вы мне поможете или нет? – нетерпеливо сказал он.

– Пойдемте.

Запахнув халат и завязав пояс, она последовала за ним. Джордано поспешил в свою спальню столь быстро, насколько ему позволили костыли, и к тому времени, как она вошла туда, был уже в постели. Он лежал, распростершись на спине и прикрыв глаза ладонью, рядом располагались телефон и большой толстый блокнот. Не отнимая руку от глаз, Джордано попросил: – Продиктуйте по телефону числа из этого блокнота. – Неужели Сьюзен хочет, чтобы Шерил читала ей числа? – Только сядьте, ради Бога, – пробормотал Джордано и, схватив ее за руку, заставил сесть на кровать.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru