Пользовательский поиск

Книга Ради счастья дочери. Содержание - ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Луна поднялась и скрылась за грядой облаков.

Вздыхая, Чейз включил торшер, стоявший рядом с креслом, и подумал: как хорошо было бы, если бы и он мог проделывать такие фокусы. Может быть, тогда люди перестали бы смотреть на него как на человека, который всегда способен найти выход из безнадежной ситуации.

Но дело в том, что в безнадежных ситуациях требуются невероятные решения. А у него не было никакого. В голове одна пустота. Он даже не сказал бы, какой сегодня день. Единственное, что он помнил твердо, – это то, что несколько часов назад он был отцом невесты. А теперь он был отцом женщины, которая… Как бы вы назвали женщину, которая приехала в аэропорт, а потом объявила своему свежеиспеченному мужу, что они совершили ужасную ошибку и что она хочет уйти от него?

Умница. Вот как назвал бы ее Чейз двадцать четыре часа назад, когда он все бы отдал, только бы Дон отложила свадьбу до того времени, когда станет старше и, возможно, мудрее.

Чейз устало закрыл глаза. Но его дочь как раз не решилась отложить свадьбу. Свадьба состоялась. Дон и Ник соединились друг с другом перед лицом Бога и в соответствии с законами штата Коннектикут. Разорвать эту связь теперь гораздо труднее, чем несколько часов назад. И тут не могло помочь то, что Дон рыдала и твердила, что любит Ника всем сердцем, просто не может… не будет… и не должна оставаться его женой.

Чейз потер рукой затылок, чтобы снять напряжение сведенных мышц. Он абсолютно не понимал, о чем она говорит, не понимал этого и бедняга Ник. Даже Энни не понимала, в чем Чейз не сомневался, несмотря на то что, обнимая Дон, она продолжала повторять: «Я понимаю, дорогая».

– Что ты понимаешь? – спросил ее Чейз с раздражением, когда она выскочила из спальни после того, как наконец уговорила Дон прилечь и постараться заснуть.

Энни бросила на него один из этих убийственных взглядов, которые так мастерски получаются у женщин и означают для них неоспоримую истину – «все мужчины такие глупые». А потом сказала, что она не поняла ничего, но не собирается расстраивать Дон, признаваясь в этом.

– Черт побери, Энни, – прорычал Чейз. И тут все началось. Прибежал Ник, Дон начала плакать, Энни обзывала его – он и представить себе не мог, что она знает такие слова… Дьявол, думал он теперь устало, хорошо, что у нее нет собаки, а то та точно вцепилась бы ему в ногу.

Чейз тяжело вздохнул. Как же он устал. Из-за закрытой двери – в комнату Дон – вот уже несколько часов не доносилось ни звука. Наверное, мать с дочерью спали. Даже Ник наконец задремал на диване в гостиной.

Может быть, если прикрыть глаза хоть на пять минут… Чейз откинул голову и… чертыхнулся.

– Черт побери! Дурацкое кресло!

На мгновение он забыл, что, когда Энни купила этот дом, она выбросила всю прежнюю мебель и заполнила комнаты разным хламом, который называла антиквариатом. Однако на самом деле это был просто хлам. Изысканный хлам. Диванчики и столики со смешными ножками, кресла без подголовников…

– Если ты будешь пинать это кресло ногой, Чейз Купер, клянусь, я тебя ударю!

Чейз обернулся. Его бывшая жена стояла в дверях. Она переоделась в джинсы и свитер, и по ее виду Чейз понял, что состояние у нее не лучше, чем у него.

Плохо. Чертовски плохо – учитывая, что именно она втянула их в эту передрягу. Если бы Энни так легко не согласилась… Если бы с самого начала запретила Дон выходить замуж, пока девочка не повзрослеет…

– Оно только на то и годится, чтобы его пинать, – пробормотал Чейз и посторонился, пропуская ее к креслу. Энни принялась поправлять и взбивать подушки, как будто хотела убрать все следы того, что он сидел в кресле. – Как Дон?

– Спит. – Энни взглянула на него. – Как Ник? Он ведь еще здесь?

– Да, здесь. Спит в гостиной.

– Он в порядке?

– Насколько это возможно в данной ситуации. Наша дочь наконец объяснила тебе, что происходит?

Энни провела пальцами по волосам.

– Хочешь чаю? – Не дожидаясь ответа, она направилась в кухню. – Или ты предпочитаешь кофе? – спросила она, включая верхний свет.

– Чаю… – ответил Чейз, мигая от света. Он сел на один из стульев у кухонного стола, наблюдая, как Энни наливает воду в чайник и ставит его на плиту. – Так объяснила?..

– Что? – Энни открыла дверцу шкафа, вынула коробку с пакетиками чая и положила ее на стол. – Хочешь печенья? Конечно, я не запаслась твоим любимым, с какой-нибудь клейкой гадостью внутри.

– Я буду пить просто чай, – ответил он, отказываясь принять вызов. – Что сказала Дон?

Энни закрыла шкаф и открыла холодильник.

– Может быть, сэндвич?.. С сыром? Или предпочитаешь с ветчиной?

– Энни…

– Его лучше делать с ржаным хлебом, хотя ты всегда говорил…

– …что я к нему не притронусь, пока кто-нибудь не повесит перед моим ртом мешок с сеном и не оседлает меня. Нет, большое спасибо. Я не хочу сэндвич. Я только хочу знать, что тебе сказала наша дочь… и что ты не желаешь рассказывать мне. – Чейз прищурился. – Ник обидел ее?

– Нет, конечно, нет. – Энни закрыла дверцу холодильника. Чайник начал закипать, и она схватила его, пока он не засвистел. – Передай мне две кружки, будь добр. Они в шкафу за тобой.

– Не похоже, чтобы он мог обидеть ее. – Чейз достал две белые фарфоровые кружки и подтолкнул их по столу к Энни. – Но если хоть один волос упадет с головы нашей дочери, то, видит Бог…

– Успокойся, пожалуйста. Говорю тебе, что дело не в этом. Ник замечательный парень.

– Хорошо, тогда в чем же дело?

Энни посмотрела на него, потом отвела глаза.

– Это… э-э-э…. сложно.

– Сложно? – Чейз опять нахмурился. – Что ты имеешь в виду? Он – что?..

– Ты по-прежнему кладешь две ложки сахара или наконец привык обходиться без него?

– Две ложки. И прекрати придираться ко мне.

Энни положила в чай сахар и быстро размешала.

– Ты прав. Мне все равно. Твое здоровье меня не волнует. Это ее проблема.

– Ее?

– Дженет Пендлтон.

– Дженет Пен… – Он побагровел. – А, да. Ее.

Энни опустила кружку на стол перед ним с такой силой, что горячая жидкость выплеснулась через край ему на пальцы.

– Да. Пусть о твоем весе заботится твоя невеста.

– Мой вес – это моя проблема, – сказал Чейз, тайком радуясь, что Энни злится.

Он прав, подумала с грустью Энни, садясь на стул рядом с ним. Он выглядел таким же подтянутым и красивым, как в день их свадьбы. Или в день их развода. Еще одно преимущество мужчин. Мужчины не отмечают у себя тех ужасных перемен, которые открываются на пороге средних лет. Стрелка напольных весов, отклоняющаяся все правее… Тело, теряющее упругость… Морщинки, которых нет у Дженет Пендлтон. Мешки под глазами, которых не было у хорошенькой секретарши Чейза.

– …приведет его в норму. Может, так и с Ником, а? – донеслось до Энни.

Она очнулась.

– О чем ты говоришь?

– О реальности, вот о чем. Я недавно слышал о парне, который женился на девушке, зная, что у него определенные наклонности. Он надеялся, что, когда женится, это приведет его в норму.

Энни подавилась чаем.

– Господи, – сказала она, когда откашлялась, – какой ты высокопарный, Чейз Купер! Нет, у Николаса нет, как ты деликатно выразился, определенных наклонностей.

– Ты уверена?

– Да.

– Ну, может быть, стоило поинтересоваться?

– Ник и Дон последние три месяца жили вместе. И Дон никогда не намекала на какие-либо проблемы в постели. Совсем наоборот. – Энни покраснела. – Я раза два заходила к ним, конечно не утром или поздно вечером, и точно могу сказать: судя по тому, сколько времени им требовалось, чтобы открыть дверь, и как они при этом выглядели, с постелью у них было все прекрасно. – Энни посмотрела на свой чай. – С тех пор я всегда сначала звоню им по телефону, предупреждая о приходе.

– Что ты имеешь в виду, говоря, что они жили вместе?

– Именно то, что я сказала. Разве ты не слышал от Дон? Они сняли квартиру.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru