Пользовательский поиск

Книга Превратности судьбы. Содержание - ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Кол-во голосов: 0

— Джейми? Ну да. Она знает, что мы с тобой не были любовниками. Я объяснил, что когда умер отец…

— А я сказала ей, что мы былилюбовниками, — злорадным тоном сообщила Катриона, перебивая пасынка. Увидев смущение на его лице, она довольно улыбнулась. — Знаешь, мы славно поболтали как раз перед тем, как за ней приехал таксист и повез ее в аэропорт. Мне было интересно, выскажется ли она перед тем, как мы расстанемся?

Доминик похолодел:

— Как давно ты об этом знала?

— О чем?

— Разумеется, о том, что она — твоя дочь.

— А-а. — Катриона пожала плечами. — Я знаю об этом со вчерашнего дня. У меня, конечно, возникли подозрения, когда ты заметил, что между нами есть что-то общее. Имя «Джейми» тоже не так часто встречается. Но именно наше сходство не давало мне покоя. Лично я его не замечала, однако решила все проверить.

— И проверила? Каким образом?

— Ну, естественно, с помощью частного детектива, дорогой. Не могла же я отправиться в Англию сама.

— Поэтому ты и решила лететь в Нью-Йорк?

— Не умаляй своих достоинств, милый, — промурлыкала мачеха. — Конечно, я хотела видеть тебя, но при этом смогла бы убить двух зайцев.

— Ты встречалась с детективом в Нью-Йорке?

— Да. Он, кстати, выяснил, что девица не увольнялась из университета. Так что она врала и мне, и тебе. Явилась сюда, на Бермуды, чтобы покопаться в моем грязном белье.

Доминик подавил вздох:

— У нее было на это право.

— Ты так думаешь? — Катриона усмехнулась. — Знаешь, когда я впервые все о ней узнала, у меня появилось желание вызвать ее на разговор. Черт возьми, она жила в моем доме, ела мою пищу…

— Она все это отработала, — перебил Доминик, но мачеха пропустила его слова мимо ушей.

— Я имела право на то, чтобы выслушать ее оправдания. И чтобы ее проверить, даже надела вот это кольцо — его подарил мне ее отец к свадьбе. Мне было интересно: хватит ли у нее смелости заговорить о кольце? — Губы Катрионы скривились. — Нет, не хватило.

— Мне нужно ее увидеть. — Доминик упрямо сжал рот.

— Зачем? Чтобы она сказала тебе «Проваливай!» прямо в глаза? — Катриона издала издевательский смешок. — Согласись, Мики, теперь она тебе ни в чем не поверит. Я уже сообщила ей, что мы поженимся на Рождество, и не собираюсь открывать, каким дураком ты был все эти годы.

Щека Доминика нервно задергалась, и он рассеянно ее потер. Прошла почти неделя после того разговора с мачехой, и все это время он занимался приведением в порядок своих собственных дел. Он настоял на том, что поедет в Англию, чтобы повидаться с Джейми, несмотря на все стенания Катрионы. Мачеха предупредила, что, если он это сделает, ее дом будет для него закрыт. И даже заявила, что будет печататься в другом издательстве. Но угрозы не подействовали: Доминику давно надоело подчинять свою жизнь ее капризам. Пускай уходит из фирмы «Голдман и Реддинг», нам для рекламы хватит одного имени Томаса Эйткина, решил он. Катриона Реддинг — не такая уж это большая потеря…

Несколько дней Доминик потратил на то, чтобы вывезти свои вещи из виллы на берегу залива Копперхед. Всей душой он стремился поскорее сесть в самолет и лететь в Англию, но разум подсказывал, что нельзя подчиняться порывам. Нужно дать Джейми время прийти в себя. Да и ему самому это не помешает. Доминик не желал признаваться себе, что просто боится этой встречи после того, что Катриона наговорила девушке.

И вот он здесь, в Лондоне, уже третий день. Успел навести справки в университете, где работает Джейми, и узнать, что на работе она не появится до начала учебного года, то есть до осени. Значит, нужно навестить ее дома, адрес у него есть. Доминик молил Бога, чтобы ему удалось поправить все то, что испортила своим лживым языком Катриона.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

В дверь позвонили как раз в тот момент, когда Джейми выходила из-под душа. Провозившись все утро с уборкой — она вычистила дом от подвала до крыши, — девушка решила освежиться перед тем, как отправиться на ленч с коллегой по университету. С тех пор как она вернулась в Англию, Джейми отказывалась от приглашений, но, проведя последнюю неделю отшельницей, все же согласилась пойти с Айаном Гастингсом в бистро недалеко от их факультета.

— Дьявол, — выругалась Джейми, решив, что звонит соседка. Эта старушка вознамерилась опекать ее с тех пор, как умер отец, и каждый Божий день приходила то с пирожками, которые только что испекла и якобы не может одолеть, то с чем-то еще. Джейми была ей благодарна за доброту, но иногда все это было утомительно.

Звонок прозвенел более настойчиво, и Джейми подумала, что миссис Нейпир, видимо, знает, что она дома, а значит, сочтет ее невоспитанной. Она набросила на себя старенький розовый халат и стала спускаться по лестнице, на ходу завязывая пояс. Девушка надеялась, что не придется прятать принесенное соседкой в холодильник. Там и так уже целая полка занята остатками пирогов, принесенных доброй старушкой еще на прошлой неделе…

— Извините, — сказала Джейми, открывая дверь, вода с мокрых волос стекала ей за шиворот, — я только что из-под душа и…

— Как это кстати.

Джейми потеряла дар речи. Только подумала: вид же у меня… А вообще-то, какая разница? Вряд ли он приехал для того, чтобы мной любоваться.

— Может, ты все-таки впустишь меня в дом?

В голосе его слышалось смущение.

И как же ему не смущаться — после того, что он ей солгал?

— А зачем? — благожелательно поинтересовалась Джейми. — Дело в том, что я только что из душа и ухожу через пятнадцать минут.

— Ну, пожалуйста…

В глазах Доминика светилась мольба, и Джейми поняла, что готова уступить. Боже милостивый, ну зачем он явился именно теперь, когда я уже начинаю его забывать? Как это жестоко! Я надеялась больше никогда с ним не встречаться…

— Что тебе нужно, Доминик? — спросила она строго, понимая, что если прогонит его, то никогда себе этого не простит.

— Но мы не можем разговаривать вот так, через порог, — сказал он. — Ты простудишься. И я тоже. — Он показал на свой мокрый от дождя кожаный пиджак.

— Но я не просила тебя приезжать. — Джейми упрямо сжала рот.

— Я знаю, — вздохнул Доминик. — Но я не мог не приехать. Джейми, ради Бога, мне нужно с тобой поговорить. По крайней мере, выслушай меня — хотя бы из вежливости.

Зачем? — чуть не слетело у нее с языка. Однако, пожав плечами, она отодвинулась от двери, и Доминик вошел в дом.

Она и забыла, какой он большой: в холле сразу стало тесно, и Джейми жестом пригласила мужчину в гостиную.

— Я вернусь через минуту, — сказала она, взявшись за перила. — Налей себе чего-нибудь выпить, а я пока оденусь.

— Спасибо, — сказал он, а Джейми, кивнув, стала подниматься по лестнице.

Джейми побаивалась, что он поспешит за ней. Вытирая голову полотенцем, она решила не тратить времени на фен. Девушка прислушалась к звукам на лестнице. Потом натянула леггинсы и надела мешковатый свитер. На лестнице было тихо. Поскольку волосы были еще мокрыми, Джейми закрутила голову полотенцем словно чалмой и спустилась вниз.

Она нашла Доминика на том же месте, где и оставила. Он стоял у окна, засунув руки в карманы, глядя на нескончаемый дождь. И не налил себе выпить. А услышав шаги Джейми, как-то нервно обернулся.

— Типичное английское лето, — сказал мужчина. — Много дождей, поэтому здесь такая пышная зелень.

— Мы к этому привыкли, — сухо ответила Джейми. — А ты давно в Англии? Катриона… тоже здесь?

Она старалась быть вежливой, делала вид, что его появление для нее — не такое уж событие. Возможно, он думает, что она уехала столь внезапно, потому что боится его. Но хотя это отчасти и в самом деле было так, она никогда в этом не сознается.

— Нет, — запоздало ответил Доминик. Джейми подумала: стоит ли ему напомнить о том, какие он давал мачехе обещания? Но если он приехал один, то, может быть, надеется на продолжение их отношений?

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru