Пользовательский поиск

Книга Превратности судьбы. Содержание - ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кол-во голосов: 0

— Какие красивые, — произнес он хрипло, и Джейми заставила свой мозг проснуться.

— Мокрые, — сказала она. — А где фен?

— В одной из маленьких кают, — ответил мужчина, даже не собираясь от нее отодвигаться. — Но с этим незачем спешить — как вы думаете? Всего-навсего пять часов.

— Пять часов!

Джейми пришла в ужас: при таком развитии событий они окажутся дома не раньше шести. Что же она скажет работодательнице? А он — считает ли он, что она должна рассказать его мачехе всю правду?

— Не смотрите так испуганно. — Голос его стал более звучным, и это ее обрадовало. — Мы не сделали ничего дурного. — (Джейми вздрогнула: он угадал ее мысли!) — Хотя, должен признаться, вы соблазнительны. Очень даже соблазнительны.

— Мне так не кажется. — Джейми протянула руку, чтобы забрать у него волосы, но — попала в ловушку: Доминик схватил ее за запястье. — Мистер Реддинг…

— Ради всего святого, перестаньте меня так называть! — зарычал он.

Она подавила вздох.

— Ну хорошо, Доминик. Отпустите меня. Мне нужно высушить волосы.

— Будете снимать купальник? — Свободной рукой Доминик провел по краю лифа, граничащего с ее кожей, и палец его словно ненароком ушел внутрь. — Разрешите вам помочь. Вам одной из него не выбраться.

Купальник и в самом деле стал ей как-то маловат. Может, потому, что откровенно сладострастный взгляд Доминика заставил ее груди напрячься, а соски — затвердеть?

— Доминик…

У нее задрожали губы, а дрожь, возникшая в ногах, поползла выше, куда-то к животу. Боже, как хочется, чтобы он меня трогал… Сейчас нет более жгучего желания, чем это: чтобы он гладил руками мою кожу.

— Джейми, — произнес Доминик в ответ. Рука его скользнула от ее запястья к плечу, а потом выше — к затылку. — Джейми, — сказал он снова, схватив пальцами ее голову, и губы его впились в ее рот.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Между прочим, Кэт, я завтра уезжаю.

Доминик стоял к ней спиной, сосредоточенно наливая вино из графинчика в бокал. Катриона не видела выражения его лица, когда он произносил эти слова, и он тоже не видел ее лица, хотя вполне мог предположить, что оно выражает.

— Уезжаешь! — Катриона с шумом втянула воздух, показывая, как она возмущена. Мгновение помолчав, она спросила: — И когда же ты это решил?

Через пять минут после того, как поцеловал Джейми Харрис, подумал он. Но ответил иначе:

— Сегодня после обеда. — Взяв бокал в руки, Доминик повернулся к мачехе. — Я так и планировал — и ты это знаешь.

— Но не в пятницу же! — воскликнула Катриона, барабаня по ручке кресла длинными пальцами с ярко-красными ногтями. В раздражении она скрестила ноги, потом поменяла их положение. — Почему бы тебе не уехать в понедельник? Мы бы провели вместе уик-энд.

Прислонившись к полированному шкафчику, Доминик поднес бокал к губам.

— Невозможно, — ответил он спокойно, отпив вина. — Во-первых, уик-энд нужен мне для того, чтобы прочесть накопившуюся почту и разобраться в происходящем. Во-вторых, у меня свидание с агентом Томаса Эйткина в понедельник утром.

— Томас Эйткин? — имя писателя, в свое время получившего премию Пулитцера, произвело впечатление, и Катриона на миг представила себе свои книги на полке рядом с его книгами. Но тут же, вспомнив, как она огорчена, уставилась на пасынка с упреком во взгляде: — Ты даже не сказал мне, что у вас назначена встреча.

— Потому, что и сам не знал этого до сегодняшнего вечера, — честно признался Доминик, утаив однако, что время встречи назначил он сам. — Его агент уже разослал рукопись в несколько издательств, но Эйткин в свое время обещал отцу предоставить нам первым право выбора.

— Ну да, если ты предлагаешь более высокий гонорар, — проговорила Катриона, не скрывая цинизма. Доминик же был готов обсуждать эту тему сколько угодно, лишь бы не касаться личных вопросов.

— Естественно. Мы не должны ждать от него каких-то уступок. Однако он не забыл, что именно мой отец нажал на кнопки — и он получил работу. Это было начало его пути в журналистике. Эйткин не сразу пробился в «Нью-Йорк таймс», ты же знаешь.

— Да, знаю. — Катриона тоже отпила из своего бокала. — И все же думаю, что ты мог поручить все это Полу Риверзу. Это же всего-навсего предварительный разговор.

— Может, и так, — ответил Доминик. — Однако я уже потерял уйму времени зря.

Катриона сверкнула глазами:

— Ах вот как ты смотришь на вещи? Твой приезд сюда, то, что ты провел эти несколько дней со мной, — все это потеря времени?

— Я так не сказал. — Доминик едва сдержался, чтобы не выругаться. — Но ты же согласишься с тем, что я выздоровел? Значит, нет никакого смысла мне здесь болтаться.

— И мои чувства тоже не имеют никакого смысла? — обиженно спросила Катриона. — Мики, я иногда задаюсь вопросом: сколько еще я смогу это терпеть? Тебе не приходит в голову, что, когда ты уезжаешь, я остаюсь здесь в полном одиночестве?

— Ты не в одиночестве. — Доминик подавил стон — так ему надоели эти разговоры.

— Разве?

— Конечно, нет. У тебя здесь много друзей, я уж не говорю о Софи и Сэмьюэле. И потом… — он помолчал, — есть еще мисс Харрис.

— Эта?! — Катриона словно плеснула кипятком — такой у нее был тон. Доминик почувствовал тошноту. Черт бы ее побрал, она не смеет сбрасывать Джейми со счетов. И ведь Джейми очень дорожит мнением своей работодательницы.

Доминик смотрел в бокал, жалея о том, что вообще упомянул имя девушки. Катриона наверняка заинтересуется, почему он о ней вспомнил.

— Ты, конечно, думаешь, что мне стоит с ней подружиться?

Доминик понял, что совершил большую ошибку. Похоже, Катриона собирается сделать из девушки очередного козла отпущения.

— Просто я считаю, что ты преувеличиваешь, говоря о своем одиночестве, — начал он осторожно. — Во-первых, тебе незачем все время сидеть на острове. Квартира отца всегда в твоем распоряжении. Я уверен, что Дженнингс будет рада снова кого-то обслуживать.

— А ты, конечно, надеешься, что, приехав в Нью-Йорк, я притащу с собой эту мисс Харрис?

Катриона явно себя накручивала, и Доминик знал, что далеко не впервые случались у них такие споры, однако на этот раз он чувствовал за собой вину, что совсем не помогало делу.

— Мне плевать, привезешь ты с собой мисс Харрис или нет, — ответил Доминик. Возможно, и лучше было бы, если бы она оставила Джейми здесь, на Бермудах, тогда он смог бы понять, что происходит у него в душе.

Допив вино, Доминик отвернулся от мачехи, чтобы снова наполнить бокал. Черт меня дернул, подумал он, приставать к Джейми. В конце концов, не такая уж она красавица. И не флиртует, как Кристин. А ведь я настолько потерял голову, что дело едва не кончилось постелью.

Но если вспомнить, в те минуты это казалось так естественно. Она была воплощением соблазна. Сама она, конечно, не осознавала этого, но, прикоснувшись к ней, он ощутил дрожь во всем теле. Джейми сидела и смотрела на него снизу вверх так лукаво… Она раздевала его своим взглядом, и это его зацепило.

Ни одной женщине до сих пор не удавалось возбудить его до такой степени всего лишь взглядом! Доминик считал, что вполне может совладать со своими чувствами. Даже те, что он питал к Катрионе, всегда подчинялись рассудку.

— Дорогой мой, твое отношение ко мне… оно меня обескураживает. — Катриона подошла к нему сзади вплотную, подняла низ его черной шелковой рубахи и прижалась изо всех сил к его спине. — Я не хочу с тобой ссориться. Особенно если учесть, что ты завтра уезжаешь.

Доминик устало прикрыл глаза. Он ощущал соблазнительное тело женщины, которая прижималась к нему. Отбросив в сторону полу длинной юбки с разрезом, Катриона просунула свою ногу между его ногами.

Ну что ж, иронично подумал Доминик, когда его возбуждение прошло, — хоть что-то из этого получилось. Катриона жадными пальцами впилась в пуговицу на поясе его джинсов. Он не сомневался, что она добьется, чего хочет. Однако сегодня ласки мачехи его только раздражали. Мысли Доминика витали далеко — в заливе Спайни…

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru