Пользовательский поиск

Книга Прелюдия любви. Содержание - ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Кол-во голосов: 0

Она не решалась ответить. Любопытные подростки встряхнули ее, вернули в реальность. Видя ее колебание, Донован отвернулся.

– Мне нужно немного остыть, – сказал он, выходя из машины.

– Нет, подождите! Донован! – Она выскочила из машины и, встретившись с ним перед капотом, взяла за руку. – Вернитесь в машину. Возможно, вы здесь не в безопасности.

В это самое мгновение синий седан, стоящий на достаточно большом расстоянии от их машины, медленно отъехал от тротуара и стал приближаться к ним. Полностью овладев собой, Джоселин схватила Донована за руку и понеслась к могучему дубу, росшему рядом с дорогой. Спрятавшись за его ствол, она заслонила клиента своим телом как раз в тот момент, когда с заднего сиденья седана открыли огонь.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Древесная кора взорвалась около самой головы Джоселин, потом послышался визг шин, и машина умчалась прочь. Джоселин вглядывалась в номерную табличку, но ее усилия были напрасны.

Донован вышел на проезжую часть, провожая взглядом преступника.

– Садитесь в машину. Я поведу, – твердо сказала Джоселин, доставая из кармана сотовый телефон, чтобы позвонить в полицию. Сев на место водителя, она рассказала по телефону подробности происшествия.

Донован наблюдал, как она выводит машину со стоянки.

– Слушайте, что здесь произошло?

– За нами следили, и не только те двое подростков. Посмотрите в заднее стекло: может, нас все еще преследуют?

– Никого нет.

Машина дала задний ход и выехала на главную дорогу. Потом вдруг лихо нырнула в переулок и так же лихо вынырнула через пару минут. Донована прижало к окну на повороте.

– А вы неплохо водите.

– Приходится иногда. Посмотрите, пожалуйста, еще раз, нет ли «хвоста».

– Нет, все чисто.

Оставшуюся часть пути они так и петляли по переулкам, опасаясь прямой дороги. Добравшись наконец до его дома, они объехали здание и оставили машину сзади, вместо того чтобы занять привычное место в гараже. У Джоселин оказались ключи от запасного хода, о котором Донован не имел ни малейшего понятия.

– Вы отлично выполнили домашнее задание, верно?

– Подготовка – это все. – Она заглянула во все углы холла и поспешила к лифту. Лишь после тщательного осмотра она, как обычно, впустила Донована. Двадцать два этажа пролетели в полной тишине.

Со всеми предосторожностями Джоселин проскользнула в квартиру пентхауса и проверила все комнаты. Опустив шторы и жалюзи, она потребовала, чтобы Донован держался подальше от окон.

Наконец, убедившись, что сейчас им ничто не угрожает, она проследовала на кухню, где Донован занял один из центральных стульев.

– Как ты? – спросила она, неожиданно для себя самой перейдя с ним на «ты». Но преодолев смущение, предложила:

– Хотите стакан воды?

– Да, пожалуйста, – проговорил он в некотором оцепенении, все еще думая о том, что произошло.

Джоселин протянула ему стакан минералки.

– Похоже, ваш недоброжелатель очень решителен. То, что произошло сегодня, будет повторяться снова и снова. Я намерена во всем помогать полиции в их расследовании. – Она подошла к окну. – Скоро они будут здесь. Вам следует еще раз подумать, кто может желать вам зла. Полиции нужно за что-то зацепиться. Подумайте, не теряли ли вы пациентов за последнее время? Может быть, кто-то винит вас в потере близкого человека?

– Да, пожалуй, это возможно. Я хороший хирург, но не Господь Бог.

– Постарайтесь вспомнить имена. Полиция могла бы проверить этих людей.

Донован кивнул.

Она набрала номер полиции, чтобы спросить, не остановили ли они ту машину, и не удивилась отрицательному ответу. Преступник умчался слишком быстро, и она не успела разглядеть номер. Ей сказали, что следователь будет у них с минуты на минуту для допроса.

Два часа спустя после того, как ушел полицейский и она рассказала о происшедшем Тесе, Джоселин вошла на кухню, где Донован готовил ужин. Примостившись на одном из стульев у стола, она участливо спросила:

– Как вы себя чувствуете?

Донован стоял у плиты и помешивал что-то в большой кастрюле. На нем были знакомые ей потертые джинсы и белая рубашка, заправленная вовнутрь.

– Лучше. Я люблю готовить, это помогает отвлечься, – ответил он. – Хотите закусить горячим чебуреком?

Не услышав возражения, он открыл духовку и достал хорошо подрумянившийся чебурек.

Откусив кусочек, Джоселин воскликнула:

– Какая вкуснятина! – но, почувствовав нарастающий жар во рту, стала махать рукой около губ. – Уф!

Донован улыбнулся и вернулся к плите.

– Что, обожглись? Если бы вы имели хоть частичку этой неосторожности, охраняя меня!

– Вы бы сейчас не улыбались.

– Да, пожалуй. Но машину вы водите все-таки здорово.

– А вы, дорогой сэр, прекрасно готовите! – заметила она, улыбнувшись, и вернулась к уже несколько остывшему чебуреку. – Над чем колдуете?

– Вы будете первая женщина, которая отведает волшебного жареного цыпленка под лимонным соусом и волшебное овощное рагу.

Оба рассмеялись.

– Первая женщина и вправду очень голодна.

Мы ведь с вами забыли пообедать по объективной причине.

Он кивнул.

– Послушайте, Донован, перед тем как мы сядем есть, я бы хотела поговорить с вами о происшедшем.

– Сегодня меня чуть не застрелили, только и всего.

– Нет, до того.

– А, вы о том, чем были так заворожены те двое подростков! Наверное, это и правда было интересное зрелище, – сказал он, улыбнувшись.

– Это было более чем интересно, это было недопустимо.

Донован выключил газ и подошел к ней уверенной походкой, с чувственной улыбкой на лице.

– Почему же это было недопустимо?

Он взял ее за руку и легким рывком поставил на ноги. Она смотрела в его глаза, в то время как он целовал ее пальцы, тыльную сторону руки, – и испытывала острое чувство наслаждения.

– Вот поэтому? – Он хитро сощурился.

– А вы жестокий, – тихо произнесла она, борясь со страстной волной, охватывающей все ее существо.

– Не больше, чем вы, которая не оставляет мне надежды.

Она нервно сглотнула.

– Мы не должны думать об этом сейчас.

– Вы сами об этом заговорили.

– Да, но я хотела, чтобы мы…

Его влажные губы касались ее руки все выше, и в нарастающем возбуждении она начинала забывать, о чем они говорят.

– Чтобы мы выяснили ситуацию? – подсказал он. – Ну так давайте выяснять. – Он выпустил ее руку. – Я слушаю.

Она начинала злиться на себя. «Ты же обещала себе быть несокрушимой стеной, почему же одно его прикосновение превращает тебя в полную идиотку?»

– Я знаю, мне следовало бы уволиться, но в свете произошедших сегодня событий, видимо, придется задержаться. Тем более что поиски замены идут неважно.

Он облизал влажные губы.

– Догадываюсь, что сейчас вы скажете, что нужно прекратить поцелуи.

– Точно.

Она уже готовила массу аргументов, чтобы возразить на его следующую реплику, когда он вдруг неожиданно ретировался:

– Договорились.

Она покачала головой.

– Договорились? Я вам не верю.

– Вы мне не доверяете? – спросил он в притворном удивлении.

– Доверяю, но… не в этой области. Вы ведь и раньше давали обещания…

– Но я много думал, и мое отношение к этому изменилось.

– В какую сторону?

– Я вижу, что вы нервничаете из-за возникающей между нами близости и боитесь, что… я окажусь тем легкомысленным плейбоем, которого вы видели во мне в начале нашего знакомства. Я понял, что нужно время, чтобы доказать вам, что я не такой. А в данной ситуации давить на вас было бы вдвойне преступно, ведь я ваш клиент и вы чувствуете свою ответственность.

– Значит, вы обещаете вести себя хорошо? спросила она, ловя себя на мысли, что это первый случай, когда Донован говорит с ней о себе, и вполне серьезно.

– В общем, да. Но, конечно, надеюсь получить награду в конце концов.

– Плитку молочного шоколада?

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru