Пользовательский поиск

Книга Прелюдия любви. Содержание - ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кол-во голосов: 0

Она представила доктора Найта, раскинувшего свои длинные, мускулистые руки и ноги на кровати, его загорелое тело под пуховым одеялом. Интересно, в чем он предпочитает спать: в плавках, в пижаме или… Сообразив, что зашла слишком далеко, Джоселин тут же отогнала от себя эти мысли. «Как ты, интересно, собираешься охранять клиента, если ни минуты не можешь сосредоточиться на деле?» – снова отругала она себя.

Доктор Найт во многом был похож на Тома, особенно в отношении к материальным благам: оба, очевидно, считали высшим счастьем жизни обладание роскошными квартирами, яхтами и абонементами в лучших операх мира. И все же в чем-то они были совсем разными. Внутренний мир доктора был, по всей видимости, гораздо сложнее того, что лежало на поверхности. И еще: она бы никогда не подумала, что он любит пиво!

Подойдя к телефону около входной двери, Джоселин отметила, что он с автоответчиком.

Вспомнив, что доктор Найт разрешил ей «покопаться в его белье», она решила прослушать сообщения. Никогда не знаешь, где покажется след.

Включив автоответчик, она уменьшила звук, чтобы не разбудить клиента.

– Привет, Донован. Это Элеонора. Правда, мы прекрасно провели время на прошлой неделе? Как у тебя дела? Позвони.

– Донован, куда ты запропастился? Я скучаю, малыш. Ах да, это Кристина.

– Привет, красавчик. У меня есть билеты на «Die Tageszeiten» на субботний вечер и не с кем пойти.

Затем было одно сообщение от Марка и еще четыре сообщения наподобие первых трех, от скучающих дам, не понимающих, почему он им не звонит.

Джоселин покачала головой, жалея несчастных женщин, и вернулась в комнату для гостей, намереваясь занести имена его подружек в компьютер, а утром расспросить о них поподробнее.

В 4.45 сработало сигнализационное устройство, которое Джоселин установила у входной двери. Услышав поворот ключа в двери, она схватила пистолет. Через секунду она была уже в холле.

В квартиру вошла женщина и осторожно закрыла за собой дверь, явно стараясь действовать как можно тише. Джоселин не стала ждать, пока та повернется. Направив на нее пистолет, она скомандовала:

– Стоять! Руки за голову!

Женщина вскрикнула.

В этот момент дверь спальни доктора Найта открылась, и на пороге показался сам доктор.

Джоселин не отрывала взгляда от злоумышленника.

– Доктор Найт, идите в свою комнату, – приказала она.

– Все в порядке, мисс Маккензи. Это моя домработница.

Джоселин опустила оружие. Только сейчас она почувствовала, что ее сердце учащенно бьется, а мышцы рук сильно напряжены.

– Я думала, она приходит утром. Сейчас только 4.50.

– Она любит начинать пораньше. Простите, я забыл сказать вам. – Он подошел к домработнице. – Извините, пожалуйста, миссис Мейнхард.

Это я виноват. Познакомьтесь с экспертом по безопасности мисс Маккензи. Я нанял ее вчера вечером. Мисс Маккензи, это моя домработница Брунгильда Мейнхард.

Пожилая женщина, немного оправившись от шока, повернулась к Джоселин. Ее волосы были затянуты в тугой узел, большие очки в пластмассовой оправе выглядели очень старомодно.

Джоселин, чувствуя себя виноватой, что напугала бедную женщину, протянула ей руку и улыбнулась извиняющейся улыбкой.

– Здравствуйте.

Слабо улыбнувшись в ответ, миссис Мейнхард пожала протянутую руку дрожащими пальцами.

Вспомнив, что на ней пижама, Джоселин, вежливо кивнув, указала на дверь своей комнаты.

– Ну, раз уж я проснулась, пойду оденусь.

Доктор и миссис Мейнхард ничего не ответили, и она направилась в комнату для гостей. В голове вертелась только одна мысль: ее клиент спал лишь в нижней части от пижамы. А что за грудь!

Да, похоже, она влипла.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Через час Джоселин вышла из своей комнаты с пистолетом на поясе, который был совершенно незаметен под застегнутым на все пуговицы пиджаком. Она направилась на кухню приготовить себе чашку кофе и снова встретилась с миссис Мейнхард, которая уже сварила кофе и занималась уборкой.

– Еще раз здравствуйте, – произнесла Джоселин.

– Доброе утро, – холодно посмотрев на нее, ответила домработница.

Джоселин налила себе кофе.

– Послушайте, я действительно сожалею, что напугала вас, но доктор Найт нанял меня, чтобы охранять его, и я стараюсь как следует выполнять свою работу.

Женщина молча продолжала протирать мебель.

– Я догадываюсь, что вас не было, когда сюда проник злоумышленник, но утром, придя на работу, не заметили ли вы какой-нибудь перемены в квартире, может быть, что-то пропало или, наоборот, появилось, не было ли необычного беспорядка?

Миссис Мейнхард выпрямилась и сложила тряпку.

– Ничего такого не было, – ответила она. – Я уже все рассказала полиции.

– Не сомневаюсь. Просто, может, вы вспомнили что-то, о чем забыли упомянуть.

– Нет, ничего нового. Вы работаете в полиции?

– Нет. Я эксперт по безопасности, работаю частным образом.

Миссис Мейнхард кивнула, и Джоселин продолжила расспросы:

– Скажите, есть ли у доктора Найта семья, друзья, у которых имеются ключи от его квартиры?

– У доктора Найта нет семьи, во всяком случае, я никого здесь не видела.

– А как насчет братьев и сестер?

– Не знаю. Как я уже сказала, я никогда не видела его родственников.

– А у его партнера, доктора Ривза, есть ключ?

Или у других друзей, подружек?

– Никаких женщин. Доктор Найт часто вечером уходит, но здесь я не видела ни одной женщины.

Дверь спальни доктора открылась, и послышался звук приближающихся шагов. Скоро и сам доктор, в шортах и футболке, предстал перед ними. Джоселин уставилась на него. Вчера, во фраке, с бокалом вина в руке, он казался настоящим светским львом, и вдруг такая перемена. В спортивной одежде он больше походил на обычного парня.

Доктор прошел через кухню, очевидно направляясь к входной двери. Джоселин поставила чашку и последовала за ним.

– Мы ведь собирались утром подписать контракт. Куда вы направляетесь?

– Просто пробежаться перед завтраком.

Он достал из шкафа кроссовки и надел их.

– Только вместе со мной. Я телохранитель. Я здесь, чтобы охранять вас.

– Кажется, я начинаю понимать, как вы работаете. А вы не отстанете?

Она посмотрела на него взглядом, говорящим:

«Вы, должно быть, шутите».

– Нет, конечно, не отстанете. И даже в них? Он указал на ее кожаные туфли.

– Даже в них. Только не хочу рисковать и получить травму. Подождите минуту, я переоденусь.

– У вас есть кроссовки? – удивленно спросил он.

– У меня все есть. О контракте мы можем поговорить во время бега.

Когда Джоселин снова вышла к нему, на ней были черные лайкровые шорты и короткий топ.

Ноги ее были красивые, длинные и загорелые, именно такие, из-за которых мужчины совершают глупые поступки. Они покинули пентхаус и вышли в холл.

– Есть что-нибудь такое, чего вы не делаете?

– Я не люблю готовить, – быстро ответила она.

– Да? А я люблю.

– Тогда мы с вами поладим. Вы любите готовить, а я люблю съедать то, что кладут мне на тарелку.

Сказано это было формальным тоном, как и все, что она говорила ему, но Донован теперь был точно уверен, что под маской безразличия и деловитости скрывается интересная личность с чувством юмора. Ему было страшно любопытно посмотреть, как она ведет себя в кругу друзей. Он бы многое отдал, чтобы увидеть смех или хотя бы улыбку на ее лице. Пожалуй, он сделает это задачей сегодняшнего дня.

Он посмотрел на нее.

– Что-нибудь еще вы не умеете делать?

– Не умею чинить машину, – ответила она. Но очень хотела бы научиться.

– Я тоже не умею, но не сказал бы, что горю желанием научиться.

– Вы, наверное, приглашаете специалистов для такого рода работы.

Он взялся рукой за кроссовку.

– Вы так это говорите, словно считаете меня снобом.

– Я ничего такого не говорила.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru