Пользовательский поиск

Книга Праздник любви. Содержание - 13

Кол-во голосов: 0

– Хорошо. Так, когда мы полезем в подвал?

– А вы не будете бояться? Вы вот говорили, что боялись туда спуститься.

– Так я боялась одна, а с вами, думаю, справлюсь со своим страхом.

– Ну ладно. Если вам станет плохо, мы тут же поднимемся. Полагаю, ничего реально страшного там нет. Ну подвал, ну винные погреба. О! Посмотрим, какое там хранится вино. Ну что, пошли?

13

– Вот ключи, попробуйте, какой из них подойдет.

Джордж потратил минут двадцать на то, чтобы подобрать ключ к замку, открыть его и отодвинуть тяжелейший засов, державший закрытой двухстворчатую деревянную дверь в подвал. Электрического освещения в подвале не было.

– Как же мы пойдем? – озадаченно спросил Джордж. – Здесь ничего не видно.

– Сейчас сбегаю на кухню, принесу фонарик. У нас по всем комнатам фонарики разложены, так как бывает, пропадает электроэнергия.

Джордж с иронией посмотрел на Стефани:

– И вы рассчитываете продать дом, раскрывая такие тайны? С чем тут у вас еще плохо кроме электричества: с водой, газом, канализацией?

– С остальным вроде бы все нормально. А насчет электричества, я думаю, лучше честно вам сказать. А то потом будете предъявлять претензии, что вас не поставили в известность, расторгнете сделку.

– Да ладно, я пошутил. Если я куплю дом, я здесь все отремонтирую и с электричеством разберусь. Несите уже фонарик. А лучше два.

Через пять минут Стефани вернулась с двумя фонариками. Они осветили крутую лестницу без перил. Лестница вела куда-то так глубоко вниз, что света от фонариков не хватало, чтобы увидеть ее конец.

– Вам придется дать мне руку, – сказала Стефани. – У меня фобия: я боюсь лестниц без перил. По этой я точно не смогу спуститься самостоятельно.

– Конечно, вот вам моя рука. Держитесь за нее крепко.

– А-а-а! – заорала Стефани, пройдя несколько ступенек. – Я боюсь! Да еще на таких каблуках!

– Ну давайте поднимемся наверх, – пожал плечами Джордж.

– Мне теперь уже все равно, наверх или вниз, – простонала Стефани. – Я боюсь этой лестницы. Вообще-то, конечно, любопытно, где же она заканчивается. Можно, я возьму вас под руку? Может, мне так будет легче идти?

– Давайте лучше я вас возьму. – И Джордж крепко сжал ее руку. – Ну как? Так вам легче?

– Да, спасибо. Вроде бы могу идти.

– Вы вся дрожите. Может быть, все-таки вернемся?

– Нет, – помотала головой Стефани. – Попытаемся спуститься.

Когда они преодолели наконец лестницу, пришлось выбирать – идти прямо по широкому коридору с достаточно высоким сводчатым потолком или свернуть вправо в узкий и какой-то более низкий проход.

– Давайте пойдем направо, – предложила Стефани, – по всему видно, что этот широкий коридор более цивилизованный. Он, наверное, позже построен и использовался для хранения продовольствия. А вот узенькое ответвление вправо может привести нас к чему-нибудь необычному.

– Неужели вы еще не устали от приключений? – удивился Джордж. – По-моему, вы уже проводите время достаточно необычно.

– Если бы вы знали, как мало в моей жизни было необычного! Когда еще представится такая возможность? Идемте. – И Стефани решительно потянула его за руку.

В проходе было трудно дышать. Воздух был затхлый, сырой. Стефани шла чуть впереди, продолжая держать своего спутника за руку. И ей повезло, что она не отпустила эту руку! Одна из каменных плит, которыми был выложен пол, зашаталась, и, если бы Джордж не удержал Стефани, она провалилась бы в люк под ней.

– Господи, как же вы меня удержали? – прошептала Стефани, очутившись в объятиях Джорджа.

Она вся дрожала от пережитого сильного страха, не отдавая себе отчета в том, что вцепилась мертвой хваткой в плечи Джорджа и прижимается к нему так крепко, как это только возможно.

– Ну успокойтесь, детка, все в порядке. Вы же тут, со мной. Я не допущу, чтобы вы куда-нибудь провалились. Со мной вам вообще ничто не угрожает. Вы ведь в этом уже убедились. – Джордж одной рукой, в которой был фонарик, крепко прижимал Стефани к себе, а другой гладил ее по спине, пытаясь успокоить. – Давайте отойдем от этого люка. Ну вот, мы на твердой земле, все хорошо. А почему лицо у вас мокрое? Плачете? – И Джордж, совершенно неожиданно для себя, стал целовать щеки и глаза Стефани, как бы пытаясь осушить слезы.

Несмотря на пережитый шок, Стефани чувствовала себя счастливой как никогда. Никто прежде так не целовал и не обнимал ее!

– Спасибо вам. Когда вы так меня обнимаете, я себя чувствую защищенной. Я никогда так себя не чувствовала. Можно, мы еще чуть-чуть так постоим?

«Какая искренняя и естественная девушка! – восхитился Джордж. – Никогда не встречал такой. Она открыто говорит о своих недостатках и проблемах. И прямо говорит то, что чувствует. И она действительно трогательно беззащитная. Почему я ее целую и обнимаю? Почему меня к ней тянет? Я ее вообще никуда не хочу отпускать. Так бы все время и обнимал…»

– Почему же чуть-чуть? Мы здесь можем стоять сколько угодно. Ну, то есть пока не умрем с голоду.

– Извините. Это все моя слабость. Я не должна быть такой трусихой. – Стефани наконец отстранилась от Джорджа, выскользнув из его объятий. – Я уже прихожу в себя. Может быть, мы посмотрим, что там такое? Почему плита зашаталась под моей ногой?

– Стойте здесь. Я сейчас посмотрю.

Джордж подошел к плите, осветил ее и, опустившись на корточки, ощупал.

– Это, наверное, ход в подземелье. Если бы у меня был металлический ломик или что-то вроде этого, я бы мог поднять эту плиту и посмотреть, что под ней. Скорее всего, тот самый подземный ход, о котором вы мне говорили. Слушайте, может, после нашего маленького приключения мы могли бы уже перейти на «ты»?

– Конечно. Почему бы и нет?

– Когда поднимемся наверх, выпьем на брудершафт. Хватит на сегодня приключений. Возвращаемся.

– Давай что-нибудь положим на эту плиту. Чтобы в следующий раз знать и не наступить.

– Как «в следующий раз»? Ты хочешь сюда вернуться?

– Но это же вход в древний туннель. Когда еще мы сможем побывать в каком-нибудь одиннадцатом веке?

– Ну хорошо, на всякий случай. – Джордж посветил вокруг в поисках какого-нибудь предмета. – Вон какие-то камушки под стенкой. Я их сюда положу. Ну, ты довольна?

– Вполне. Теперь можем подниматься.

Джордж поставил свой бокал на столик и взял на руки Фею.

– А можно, я не буду сегодня уезжать? Не могу же я принять решение о покупке дома, не осмотрев подземного хода.

– Но ты же говорил, что у тебя завтра какие-то дела.

– Я позвоню и скажу, что не приеду. Ничего страшного. И Делии позвоню. Делия – моя горничная, – поспешил пояснить он, увидев, как на лицо Стефани набежала тень. – Попрошу ее остаться ночевать и присмотреть за моей Салли.

– А кто такая Салли?

– Моя кошка.

– А какого она цвета?

– Рыжая.

– Пушистая?

– Да, но не такая, как твоя.

– А она будит тебя по ночам? Моя Фея всегда будит меня в три часа ночи и требует корма.

– Нет, моя ждет утра. Утром будит. Часов в семь. Я ее всегда хорошо кормлю на ночь.

– Да я вроде бы тоже.

– А ты поиграй с ней вечером. Она устанет и будет спать. Я со своей всегда играю. У нее есть игрушки? У моей есть мышка на веревочке.

– А у Феи есть катушка из-под ниток, тоже на веревочке. А еще она любит играть с ручками. Она их сбрасывает со стола.

– Ты можешь принести ее игрушку? Я покажу тебе, как с ней надо играть, чтобы она устала.

К катушке из-под ниток Джордж привязал еще и свою шариковую ручку и стал забрасывать эту конструкцию на кресло. Фея прыгала на кресло, затем Джордж перемещал игрушку на пол, и Фея прыгала на пол.

– Так я с ней не играла. Она обычно сама играет.

– Вот так еще перед сном с ней поиграй, и она даст тебе поспать. Я всегда так играю со своей Салли.

– Джордж, а где ты собираешься ночевать? Поедешь в Кросстаун в гостиницу?

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru