Пользовательский поиск

Книга Повенчаны любовью. Содержание - ЭПИЛОГ

Кол-во голосов: 0

– Отправьте, пожалуйста, на стадион.

Сегодня, ровно в полдень, он должен был сделать предложение Алисии.

– Дилетанты! – возмутилась Алисия.

– Я называю вещи своими именами.

– Да спроси любого в нашем деле, и они тебе скажут, что Алисия Хартсон – профессионал.

Джорджия сплела пальцы на животе.

– Я спрошу Тони.

– Это низко, Джорджия. – Алисия схватила сумочку и бросилась вон из комнаты.

– Зато действенно, – пробормотала Джорджия и посмотрела на себя в зеркало. – Какая же я умница!

Уже через час после начала съемок Тони понял, как ему недостает Алисии. В том числе и в качестве режиссера. Координировать работу обоих операторов, снимающих парад, и одновременно следить за выполнением своего теперь уже никому не нужного плана было невероятно трудно.

Из окна автобуса он наблюдал за очередным выступлением: оркестранты перестраивались, образуя на поле различные фигуры, знаменосцы боролись с порывами ветра, у двух музыкантов слетели шляпы. С этой точки были видны обе трибуны стадиона, табло и целиком все поле.

Джейк был рядом с Тони, а другой оператор находился в комментаторской будке. Если бы Алисия была здесь, он бы постарался сделать так, чтобы она была рядом с ним в момент, когда будут выступать «Львы» из колледжа Луизианы.

План Тони был таков: «Львы» должны были выстроиться по обеим сторонам стадиона, а в это время прозвучали бы фанфары. Это было бы сигналом для трибун поднять плакаты с буквами, которые сложились бы в слова:

«Выходи за меня замуж, Алисия». Одновременно с этим на табло появились бы изображения сердец и свадебных колоколов. После того как Алисия сказала бы «да», с трибун должны были быть выпущены белые голуби и красные шары в форме сердца. Джейк должен был снимать их счастливые лица, которые зрители увидели бы на огромном телеэкране.

Тони был уверен, что после этого никакое другое предложение в передаче «Хартсон и Флауэрс» не произвело бы на нее такого впечатления.

Но Алисии здесь не было.

До «Львов» должны были выступить еще четыре оркестра.

Тони не посвятил в свой план членов съемочной группы, но звукорежиссер наверняка слышал, о чем переговариваются зрители, у которых были плакаты и шары, и уже обо всем догадался.

– Я выйду, – сказал Тони.

Из-за дождя, который то начинал моросить, то вдруг прекращался, выступления оркестров прерывались уже дважды.

Зачем только он все это затеял? Надо было не раздумывать, а пользоваться моментом и сделать предложение, когда она этого ожидала!

Выступили еще два оркестра, а потом снова пошел дождь. Тони видел, как несколько зрителей на трибунах прикрыли головы его плакатами. Дождь усилился.

– Что будем делать, Джейк?

– По-моему, мы уже отсняли достаточно.

– Ты прав. – Тони поднял воротник куртки. От нее слабо пахло духами Алисии. – Можно паковать аппаратуру.

Выступавший в это время оркестр мужественно продолжал играть, но флаги повисли, а перья на шляпах музыкантов превратились в бесформенные серые комочки.

Зрители стали расходиться в поисках укрытия от дождя. Ветер гнал по полю мокрые розовые плакаты. Выступления снова были отложены до прекращения дождя.

– Эй, босс! – Джейк и звукооператор, оба в желтых пластиковых накидках, появились рядом с Тони, все еще стоявшим под дождем. – Пошли перекусим в буфете, пока не налетели ребятишки.

Тони отмахнулся – ему было не до еды. Даже если бы Алисия не уехала, из задуманного им ничего бы не вышло.

Он хмуро наблюдал за тем, как с поля убирали мусор – вместе с пластиковыми бутылками и картонными коробками служащие стадиона засовывали в мешки розовые плакаты. Мусор. То, что должно было стать самым романтическим на свете предложением руки и сердца, превратилось в обыкновенный мусор.

Рядом с Тони остановился грузовик.

– Мистер Доменико? Я привез воздушные шары. Куда выгружать?

Преодолевая сопротивление ветра, рабочие выгрузили три огромные сетки, в которых было две тысячи шаров. Чтобы шары не улетели, к сеткам был привязан тяжелый груз. Эти сетки не поместятся в автобусе, подумал Тони. Придется выпустить шары, а сетки вернуть в агентство.

Грузовик уехал. Тони остался один. Он прислонился к ограде стадиона и подставил лицо дождю.

Его первый и единственный романтический поступок потерпел полное фиаско. Почему он в тот момент, когда Алисия предложила отпраздновать окончание работы, не сказал – и это прозвучало бы совершенно естественно: «Если ты согласишься выйти за меня замуж, у нас будет для празднования еще один повод»? Они бы тогда же обручились, и он не стоял бы сейчас под дождем и не мучился оттого, что, может быть, вообще никогда ее больше не увидит.

Дождь лил Тони за воротник, и он решил, что пора уходить в укрытие. Взяв металлический складной стул, он уселся под козырьком входа на стадион. За спиной вдруг хлопнула дверца автомобиля, а потом послышались шаги. Тони вздохнул. Опять что-то привезли по его заказу?

– Тони. – Голос был женский.

– Алисия! – Она здесь. Вернулась! Он молча смотрел, как она осторожно обходит лужи.

– Ты промок.

– Дождь, – всё, что он мог сказать.

– Извини: я оставила тебя одного снимать этот конкурс. – Изо рта Алисии вырвалось облачко пара. – Профессионалы так не поступают.

– Ты замерзла, – заметил он, пропустив мимо ушей ее извинения. – Иди сюда. – Он распахнул куртку.

Алисия сосредоточенно стряхивала с зонтика влагу.

– Думаю, это будет не слишком разумно.

– Какое это имеет значение? Я хочу тебя обнять.

– Не больше, чем я, – выдавила Алисия и, просунув руки под куртку, обняла Тони.

– Алисия, – он закрыл глаза и подождал, пока она перестанет дрожать, – я люблю тебя.

Он поцеловал ее в макушку. Она отстранилась и заглянула ему в глаза.

– Почему же ты тогда не дал мне договорить? Ты же понял, что я чувствую.

– Я не хотел, чтобы ты лишилась...

– Чего?

– Я задумал так сделать тебе предложение, чтобы ты запомнила его на всю жизнь. Но у меня ничего не вышло. Были оркестры, стадион, полный народу, но не было тебя.

– Тони, мне не нужны ни оркестры, ни люди, ни съемочные камеры. Я люблю тебя и решила в тот день сделать тебе предложение. Мне хотелось, чтобы ты понял, что я могу обойтись без, как ты ее называешь, «романтической чепухи».

– Но эта «романтическая чепуха» была предназначена тебе.

– И я обожаю тебя за это.

Алисия смотрела на Тони с такой любовью, что он почувствовал, что не может больше ждать ни секунды.

– Алисия, выходи за меня замуж.

– Хорошо. – Ее глаза наполнились слезами.

– Я хотел, чтобы все было романтично, как ты мечтала, – прошептал Тони.

– С романтизмом все в порядке. – Алисия подняла руку. – Видишь? Мурашки.

Тони захотелось поцеловать каждую мурашку в отдельности, но потом ему в голову пришло другое.

Схватив Алисию за руку, он повлек ее за собой в центр поля. Там, сложив ладони рупором у рта, он крикнул во весь голос:

– Она согласна! Алисия Хартсон согласна выйти замуж за Тони Доменико!

Алисия громко засмеялась и сквозь смех произнесла:

– Мы можем возвестить об этом миру потом.

– Нет, сейчас! – Тони побежал к автобусу. – Смотри!

Две тысячи красных сердец взметнулись вверх. Для Алисии, и только для нее.

ЭПИЛОГ

– Дорогие телезрители! Поздравляю вас с Днем влюбленных! Я, Алисия Хартсон, веду свой репортаж из родильного дома в Хьюстоне, штат Техас, где моя подруга и партнер по бизнесу Джорджия Флауэрс только что родила двойню. Представляете, как раз в Валентинов день! – Алисия заулыбалась в камеру. – Девочки-близнецы родились сегодня утром, и мы решили, что этот сюжет будет замечательным завершением выпуска, подготовленного нами специально к сегодняшнему празднику.

Алисия «держала улыбку» до тех пор, пока Тони не просигналил, что кончил снимать.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru