Пользовательский поиск

Книга Повенчаны любовью. Содержание - ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Кол-во голосов: 0

– Я хотела сказать тебе, что... что...

Увидев выражение его лица, Алисия запнулась. Губы Тони были плотно сжаты, глаза бегали, будто у загнанного зверя.

Алисия не ожидала такой реакции. Внутри у нее все похолодело.

– Я хотела тебе сказать... что мне понравилось работать с тобой.

– А мне с тобой. – Тони улыбнулся с явным облегчением.

У нее чуть не остановилось сердце. Он не хочет, чтобы она призналась ему в своих чувствах. Он отвергает ее любовь. Он ее не любит.

Он ее не любит.

Алисия боялась встретиться с Тони взглядом.

– Я хочу сделать тебе предложение. – Алисия намеренно сделала ударение на последнем слове. Улыбка исчезла с лица Тони. Сердце Алисии сжалось, но она заставила себя договорить: – Предлагаю отпраздновать всей командой успешное завершение съемок.

– Отлично придумано! Пойду скажу ребятам.

Алисия с тоской посмотрела ему вслед. Независимо от того, понял ли Тони, что в действительности она хотела ему сказать, по крайней мере она была избавлена от унижения выговорить слова признания вслух.

Слабое утешение!

Остаток дня Тони занимался подготовкой к съемкам на стадионе, а Алисия обсуждала с Джорджией поступившие на студию предложения.

Тони сомневался, что Алисия действительно хотела признаться ему в своих чувствах, но эта ее неестественная веселость, когда вся группа праздновала окончание съемок... Похоже, она была огорчена, и в этом была его вина.

И до того момента, когда они встретятся завтра на стадионе, им придется притворяться. Ему – что не знал, о чем она желала сказать, ей – что не собиралась признаваться в чем-то особенном. И будет лучше, если они до тех пор не попадут на глаза друг другу.

В среду утром Тони позвонил Алисии по телефону, но в номере ее не оказалось. Вздохнув с облегчением, он оставил у портье сообщение, что его не будет весь день.

Завтра ему придется посвятить съемочную группу в свой план. Он не собирался включать свой сюжет в передачу, но хотел, чтобы у Алисии осталась на память пленка. Да и он будет не прочь прокрутить ее потом пару раз.

Вечером он снова позвонил Алисии.

– Алло? – услышал он в трубке мужской голос.

– Попросите, пожалуйста, Алисию Хартсон. – Тони настолько опешил, что не сразу сообразил, что сказать.

– Вы ошиблись номером.

Тони снова набрал номер, но, услышав тот же мужской голос, молча положил трубку.

Тогда он позвонил портье.

– Будьте любезны, номер телефона Алисии Хартсон.

– Извините, но мисс Хартсон уехала сегодня утром.

У Тони пересохло во рту.

– Она ничего не оставляла для Энтони Доменико?

– Минутку.

Это была самая длинная минута в его жизни.

– Мистер Доменико, для вас есть письмо. Он хотел было попросить портье прочесть его по телефону, но передумал и помчался вниз.

Записка была короткой.

Тони, я поговорила с устроителями конкурса и взяла интервью у некоторых из участников. Тебе остается только снять все на пленку. Хочу отдохнуть пару деньков. Передачу к Валентинову дню сделаю к концу недели.

Алисия.

Она не сообщила, куда уехала. Тони связался по телефону с Джорджией, но та тоже была не в курсе. Он позвонил на студию, ей на квартиру, даже в пансионат «Шарлотта».

Алисии нигде не было.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Ты в него влюбилась!

– В кого? – Алисия протянула Джорджии большой стакан мороженого под названием «Шоколадная смерть» и, усевшись на кровать рядом с подругой, принялась за свою порцию.

– В Тони.

– Не понимаю, с чего ты взяла.

– Видимо, с того, что сейчас восемь утра, а мы едим мороженое, в котором полно калорий. Единственный источник неприятностей, из-за которых женщины идут на такое, – это только мужчина. А в последнее время с тобой рядом был лишь один мужчина – Тони.

– Да у меня в съемочной группе трое мужиков!

– Но ни один из них не заслуживает того, чтобы ради него проглотить такое количество калорий. – С тяжелым вздохом Джорджия отправила в рот большую ложку мороженого. – Кроме разве что Джейка, если бы он постригся и побрился.

– Хм, Джейк? Он спокойный, услужливый и молчаливый. Просто-таки идеал. Надо будет присмотреться к нему повнимательней.

– Он звонил.

– Джейк?

– Тони. – Джорджия облизала ложку. – Похоже, очень расстроен.

– Странно, – передернула плечами Алисия. – Я оставила ему записку.

– Что случилось?

Алисия знала, что ей все равно придется рассказать обо всем Джорджии, даже о том, что чуть было не сделала Тони предложения. И рассказав, она расплакалась. Она так долго ревела, что даже мороженое подтаяло.

Держа мороженое на животе, Джорджия сурово глядела на Алисию.

– Уточним. Ты оставила Тони на съемочной площадке одного. Так?

– Он и один справится.

– Ты меня извини, но не он отвечает за передачи «Хартсон и Флауэрс».

– Да ладно тебе, Джорджия. Эту съемку затеял он, а мне надо монтировать выпуск ко Дню влюбленных.

– Он все организовал, а ты его бросила!

Алисия выскребла остатки мороженого.

Джорджия должна быть на ее стороне, а не защищать Тони.

– Он знает, почему я уехала, – буркнула она.

– Ты уверена? Дорогая, – сказала Джорджия как можно более мягко, – ты не переоцениваешь его чувства к тебе?

– Да не может мужчина так целоваться и ничего не чувствовать!

– А как целуется мистер Доменико? – хитро улыбнулась Джорджия.

– Ах, подруга... В первый раз мы поцеловались при лунном свете, и он сказал, что больше никогда не сможет смотреть на луну и не вспомнить обо мне.

– Так и сказал? Наш Тони?

– Мой Тони.

– Он не станет твоим, если ты не вернешься в Роупервиль и не начнешь за него бороться. Если ты поедешь прямо сейчас, ты там будешь к часу.

– Мне некогда возвращаться. Надо заканчивать передачу.

– Пустая отговорка. Признайся, ты не хочешь встречаться с Тони.

– Не хочу. Постараюсь и в дальнейшем его избегать. К тому же он обещал продать нас какой-нибудь общенациональной компании, и если ему это удастся, я его вообще больше никогда не увижу.

– Ты все здесь затопишь слезами. – Джорджия протянула Алисии платок.

В этот момент зазвонил телефон, и по выражению лица Джорджии Алисия догадалась, что звонит Тони.

В четверг с утра моросил дождь и было пасмурно – совсем как на душе у Тони.

Алисия как сквозь землю провалилась. Он позвонил всем, а Джорджии даже дважды, но та уверяла его, что Алисия не давала о себе знать. Тони чуть было не рассказал Джорджии о своем плане, но передумал.

Пора было идти на стадион, но, повинуясь порыву, он снова позвонил Джорджии.

– Привет, это Тони. Не говори, что не знаешь, где Алисия, но, если она объявится, передай ей, что она мне нужна.

– Чтобы закончить съемку?

– Да. – Голос Тони звучал удрученно.

– Похоже, ты вымотался.

– Я не спал ночь.

– Ты не спал всю ночь, – повторила Джорджия.

– И мне бы хотелось, чтобы мой режиссер был здесь и работал, – отрезал Тони, а потом извинился: – Прости.

– Ничего, я тебя понимаю. Ты понадеялся на Алисию, а она тебя подвела.

– Не то чтобы... кое-что она сняла...

– Вообще-то это на нее не похоже. Она не бросает работу на полдороге. Так поступают только дилетанты.

– Я понимаю, что сейчас для нее главное – это Валентинов день. Просто я должен быть уверен, что с ней ничего не случилось.

– Я уверена, что все хорошо. Передам, что ты звонил, когда она объявится.

– Спасибо, Джорджия. – Тони едва успел положить трубку, как телефон зазвонил. – Алло? – Это, должно быть, Алисия!

– Мистер Доменико? Говорят из типографии. Вы сами заберете свой заказ или его доставить на стадион?

Эти плакаты розового цвета с черными буквами ему уже не понадобятся. Сказать, что он все отменяет? Но люди пошли ему навстречу.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru