Пользовательский поиск

Книга Поцелуй на ночь. Содержание - 14

Кол-во голосов: 0

14

Высокий, кряжистый мужчина, очень похожий на Итана, поднялся из глубокого кресла им навстречу. Дженна несколько суетливо шагнула вперед, Итан замер у дверей, а Хит спокойно стоял и рассматривал несостоявшегося тестя Дженны. Правда, тот еще об этом не знал.

Старый Тонбридж ему, скорее, нравился. Чем-то он напоминал полковника Стоуна, чем-то – сержанта Бакстера, учившего Хита всем премудростям диверсионной разведки. В плечах широк, кожа на лице дубленая, глазки пронзительные, серые и умные. Седая грива волос слегка всклокочена – одним словом, громовержец. И руки хорошие – сильные, широкие лапищи. При взгляде на них так и видишь табуны мустангов, покорно идущих под узду.

Старик Тонбридж распахнул свои объятия и прогремел:

– Дженна, девочка, ты все красивее и красивее, хотя уж куда, кажется, дальше? За что ж тебе такое наказание…

– Здравствуй, папа…

– Он мне предлагает здравствовать! Как я вообще жив, ты спроси?! С таким сыном!

– Мистер Тонбридж…

– Только ради нее, ради моей белой голубки Дженны я тебя прощаю, понял? И то только на сегодня. Завтра ко мне в десять, будет разбор полетов. Здравствуйте, мистер. Джен, это…

– Это мой жених…

– Нет, Итана я пока еще узнаю в лицо, а кто…

– Это мой будущий муж, мистер Тонбридж.

– Хит Бартон, сэр. Очень приятно.

Хит слегка напряг спину, чуть заметно сдвинул пятки, словно щелкая невидимыми каблуками. Правая рука сделала обманное движение, вроде бы собираясь взлететь к виску, но в результате оказалась протянутой мистеру Тонбриджу. Тот, потрясенный до того, что не мог произнести ни слова, машинально пожал руку Хита, и бывшему сержанту разведки стоило больших усилий выдержать это пожатие руки человека, в свое время на скаку останавливавшего разгоряченную лошадь.

Фокус этот Хит в жизни испробовал неоднократно. Бывшие военные клевали на него, как голавль на живца. Строевая служба въедается в подкорку, а общее военное прошлое способно сблизить даже миллионера и бродягу. Тонбридж повел себя именно так, как Хит и ожидал.

– Вижу перед собой военного человека, не так ли?

– Сержант разведки, сэр. Мобильная диверсионная бригада. Сейчас в запасе.

Кустистые брови Тонбриджа взметнулись вверх.

– Вот как? Подразделение героев. Знакомы с полковником Стоуном?

– Служил под его началом, сэр. Отличный командир.

– Согласен. Раз у него такие ребятишки… Дженна, голубка, этот парень мне нравится практически всем, кроме одного: что ты там сказала, я не расслышал? Чей он будущий муж?

Дженна Фарроуз шагнула вперед и взяла Хита за руку. Он ощутил, как подрагивают ее пальчики, и слегка сжал их своей теплой широкой ладонью.

– Мой, мистер Тонбридж. И именно об этом я и хотела с вами поговорить.

Наступила тишина, такая полная и всеобъемлющая, что даже мухи в ужасе присели на потолок, ожидая, когда же разразится буря. Старый Тонбридж сверлил взглядом Хита, но тот и глазом не моргнул. На него в Чек-Пойнте и не такие смотрели…

Дженна неожиданно успокоилась. Литое плечо Хита, тепло его руки излучали такую спокойную уверенность, что девушка неожиданно поняла: а ведь он прав. Нечего здесь бояться, бояться вообще ничего в жизни не надо, надо просто точно знать, чего хочешь. А она знала.

Она хочет быть с Хитом. Чтобы он целовал ее на ночь. Спать с ним. Просыпаться с ним. Заниматься с ним любовью. Родить ему детей. Встречать с ним рассветы. Убирать их общий дом, выбегать босиком на теплое деревянное крылечко, бережно поддерживая большой живот, прижиматься носом к его футболке, пахнущей солнцем и силой, смеяться, целовать, любить…

Жить. Быть.

Это были совсем новые для нее мысли, неизвестные и непривычные, но на удивление легкие и естественные. Их легкость заполняла Дженну изнутри, и она улыбалась, не сводя глаз со своего мужчины.

Итан Тонбридж судорожно пытался вспомнить хоть одну молитву, которой его пыталась обучить в детстве няня. Няня была из Нового Орлеана и свято верила в то, что грешниками, в общем-то, являются все без исключения, поэтому знать парочку молитв не повредит даже трехлетнему Итану.

Сейчас, на взгляд Итана, было самое время привлечь внимание небес, ну хоть самого завалящего ангела-хранителя, потому что тишина сейчас взорвется, и папа всех их…

Старый Тонбридж откинул назад голову и захохотал. Хохотал он долго, до слез, потом вытер их кулаком и заметил слегка севшим голосом:

– Он мне нравится. Смотри-ка, я так долго и так искренне хотел тебе счастья, Дженни, что сглазил собственного сына. Обалдуй, локти небось кусаешь?

– Нет, что ты, папа!

– Что? Упустил такую женщину – и не жалеешь? Ты еще дурее, чем я думал.

– Папа, дело в том, что…

Хит поспешно шагнул вперед. Хорошенького понемножку. Известия о втором счастливом союзе двух сердец папа может и не вынести.

– Я вам очень благодарен, сэр, за то, как вы относитесь к Джен. Она много о вас рассказывала.

– Да? Небось, смеялась над стариком?

– Что вы, сэр! Она вас уважает.

– Как и я ее. И счастья ей желаю искренне. А вот скажи мне, диверсант, чем ты занимаешься на гражданке? В хорошие ли руки я отдаю мою несбывшуюся невестку?

Дженна уже открыла рот, но Хит опередил ее.

– Боюсь, что похвастаться капиталом не могу, сэр. Только специальностью. Я – ветеринар.

– Диверсант-ветеринар? Интересное сочетание. Между прочим, ты не комплексуй. Я начинал на ранчо и знаю цену хорошему коновалу. Ты хороший коновал?

– Думаю, да, сэр.

– И нахальный к тому же. Это тоже хорошо. Постой-ка! А уж не ты ли вылечил черного дьявола… как же его, черта, звали… Снурри! Стоун рассказывал, что псу помог один из его солдат…

– Так точно, сэр. Это был мой первый пациент после армии.

– Тогда, думаю, тебе приятно будет услышать, что проклятый пес все еще жив и даже относительно бодр, хотя ему уже пятнадцать лет. Мы с полковником нечасто видимся, но стараемся держать связь. В свое время начинали вместе в морской пехоте, а такое, сам знаешь, не забывается. Что ж, рад знакомству. Если нужна помощь – обращайся.

Итан не верил своим ушам. Его папа, тиран и громовержец, гроза Уолл-стрита, Стервятник Тонбридж – сам предлагает помощь? И кому?!

Дженна рассмеялась, принимая из рук Тонбриджа бокал с шампанским.

– Честно говоря, вы меня ошеломили. Я думала, вы будете сердиться.

– За что мне на тебя сердиться, девочка? Уж кем-кем, а дурочкой тебя не назовешь, так что твои решения нужно уважать. Да и Итану еще только предстоит повзрослеть. Однако я хотел тебя видеть не только ради собственного удовольствия. Мистер Бартон, ты позволишь нам обсудить один интимно-деловой вопрос?

– Разумеется – если Джен считает, что мне не надо об этом знать.

Старый Тонбридж пристально посмотрел на Хита, потом перевел взгляд на Дженну.

– Скажем так: это касается некоего мистера Мэтьюса Калма.

Дженна побледнела так сильно, что Хит даже испугался, не упадет ли она в обморок. Он сжал ее локоть и негромко сказал:

– Джен, если надо выметаться, просто скажи…

– Нет. Останься. Он все знает, мистер Тонбридж.

Старик кивнул и перевел взгляд на Итана.

– Позор семьи, а вот тебе это совершенно неинтересно. Пойди, порадуй маму. Не обижайся, сын, но ты ведь больше не жених девочки.

Итан неожиданно почувствовал, как от обиды стало горько во рту. Да, папа сегодня волшебный и удивительный, но для него, Итана, ничего не изменилось. Его просто отсылают из комнаты, словно маленького мальчика. И о каких самостоятельных решениях может идти речь?!

– Хорошо. Конечно. Я понимаю. Хит… Дженна… увидимся на банкете? Я пошел.

Заберу Рози и эмигрирую, тоскливо думал Итан. Возьму мамину фамилию, уедем с Рози в Шотландию, к тетке. Заберем ее из дома престарелых, чего уж там. Все лучше, чем с папой.

Дженна проводила Итана взглядом, полным смущения и жалости, а потом повернулась к Тонбриджу.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru