Пользовательский поиск

Книга Поцелуй на ночь. Содержание - 13

Кол-во голосов: 0

13

Еще пара дней прошла в идиллическом безделье. Нет, Дженна уезжала утром на работу, но для себя выяснила, что отныне, по большому счету, эта самая работа ее совершенно не интересует. В связи с этим домой она возвращалась теперь засветло.

Редакция бурлила и жужжала, шушукалась и округляла глаза, удивлялась и злорадствовала. Элинор Шип похудела и побледнела до пределов возможного. Место главного редактора само плыло в руки, но она никак не могла нащупать правильную тактику. Дженна Фарроуз не реагировала на выпады и подводные течения, она вообще больше ни на что не реагировала, просто механически выполняла всю положенную работу, а потом приветственно взмахивала рукой – и отбывала восвояси. Трудно плести интригу против человека, который не обращает на твои усилия никакого внимания. Все равно, что фехтовать с ветром.

Элинор злилась и худела, Дженна лучилась счастьем и расцветала.

Хит и Итан стали лучшими друзьями. Каждый вечер Дженна находила их под раскидистой яблоней, за деревянным столом. Со спиртным они теперь были осторожнее, но разговоры вели бесконечные, прерываясь только на ужин. Санта и Лючия сидели у ног новообретенного хозяина и помирали от счастья.

Единственное, на что Итан никак не мог решиться, – это на звонок родителям. Особняк на Лонг-Айленде стал для него чем-то вроде укрытия, и Итан собирался с духом. Случай же, как всегда и бывает, выпал совершенно неожиданно.

Вечером в пятницу раздался телефонный звонок. Дженна, Хит и Итан в это время играли в карты, много смеялись и потому не сразу замолчали, когда девушка сняла трубку. Однако она тут же вытаращила глаза и начала отчаянно жестикулировать, тыкая пальцем в Итана и старательно надувая щеки. Итан понял все правильно и схватился за сердце. Старый Тонбридж именно так и мог бы выглядеть в каком-нибудь дружеском шарже – если на свете нашелся бы хоть один художник-камикадзе, готовый этот шарж нарисовать.

– Дженна, девочка, я сто лет тебя не слышал. Узнала старика?

– Мистер Тонбридж, как я рада! Не ожидала, но все равно ужасно рада.

– У тебя там весело, я слышу? Вечеринка с подружками?

– Э… не совсем.

– Надо же! На все находишь время, молодец. Мой остолоп никогда не умел планировать свое время. Знаешь, он куда-то пропал.

– Как? То есть…

– Представь, звоню сегодня в Лондон, в банк, а мне говорят, что его уже три дня никто не видел. Честное слово, я счастлив, что обретаю такую дочь, но вообще мне просто неудобно перед тобой. Такой идиот – и муж…

– Мистер Тонбридж, вы несправедливы к И тану.

– Кто и справедлив, как не я. Еще в роддоме было видно, что толку из него не будет. Ел и спал. Головку начал держать на два месяца позже. Положили спать на живот – чуть не задохнулся. Ладно, с него я спущу шкуру позже. Я вот зачем звоню…

– Мистер Тонбридж, вы прямо мысли мои читаете. Ведь мне нужно с вами серьезно поговорить…

– Пора уже звать меня папой. Честно, Дженни. Мне с самого начала казалась, что ты – моя родная дочь.

– Спасибо, но я…

– Буду краток. Завтра у нас с мамашей Тонбридж прием. Маленький, келейный, человек на полсотни, не больше. Отель «Плаза», там, где мои апартаменты. Начло в шесть, но ты приезжай пораньше. Хлопнем с тобой по коктейлю, поболтаем о свадьбе.

– Мистер Тонбридж, я именно о ней и хотела…

– Вот видишь! Прям мысли читаю. Родственные души, ничего не попишешь. Да, будет твой начальник, Калм. Вы с ним, вроде бы, прохладно, да? Дело твое, к тому же ты совершенно права. Скользкий тип. На мой взгляд – гей. Или извращенец. Дело его. К черту. У меня к тебе будет и деловой разговор, о теме пока умолчу, но намекну: возможно, вскоре ты сможешь забыть о Калме навсегда.

– Мистер Тонбридж, дело в том, что я буду не одна.

– А! Так ты прячешь этого поганца? Ох, дождется он. Знает же, сопливец, что тебе я все прощу. Ладно, скажи – завтра пороть не буду. Отложим на воскресенье. Обнимаю и жду.

– Мистер Тонбридж…

Дженна обессиленно опустила трубку на рычажки посмотрела на своих мужчин. Итан напоминал греческую статую, изображающую юного бога в момент наивысшей степени отчаяния. Хит был возмутительно спокоен. Джеронимо смотрел на Дженну вопросительно, склонив кудлатую голову набок.

Итан Тонбридж откашлялся и спросил:

– Все знает, да? Мне самому застрелиться?

– Сегодня не надо. Завтра мы приглашены на вечер.

– О нет!

– О да! Итан, это прекрасно. На ловца, так сказать, и зверь… Зачем откладывать? К тому же на вечере он не станет ссориться.

– Он? Ты папу не знаешь. Да если ему вожжа попадет, он и при президенте Соединенных Штатов будет громыхать. Еще и тебе попадет.

– Он все равно понял, что ты здесь. Хит, ты чего молчишь, как будто тебя это не касается?

– А меня это и не касается. Могу отвезти вас на машине. Тогда вы сможете с легкой душой надраться после пережитого кошмара.

Дженна прищурилась, и в изумрудных глазах сверкнул отблеск полярного льда.

– Я бы на твоем месте не была столь равнодушна. Ты ведь поедешь с нами.

Отреагировали оба, и страдалец Итан, и Хит, разом растерявший свою невозмутимость.

– Что?

– С какого перепуга?

– С такого, что я сказала, что буду не одна.

– Правильно. Ты будешь с Итаном. В конце концов, это он твой бывший жених, а едете вы к его папе. Я-то здесь…

– Я приеду со своим избранником. По-моему, это нормально.

Хит подался вперед. Равнодушия на его лице больше не наблюдалось, но и испуганным его, конечно, никто бы не назвал.

– Джен, ты хочешь скандала во вселенском масштабе?

– Нет, просто интрига круче. Смотри: мы же решили, что Итана надо принизить в глазах его отца, чтобы он принял его сторону.

– Ты решила, а не «мы». Я по-прежнему считаю, что ничего не выйдет.

– Вот, чтобы подстраховаться, лучше прийти с тобой. Одно дело, если я просто буду критиковать Итана, другое – если приведу с собой конкретного конкурента. Старый Тонбридж обидится на меня и автоматически встанет на сторону сына…

– Папа? Ох, вряд ли… Правда, с Хитом я буду чувствовать себя увереннее…

– Вы оба, прекратите устраивать детский сад! Ну что, в самом деле! Вы поедете в свой круг, в свое общество, я там никого не знаю, никому не интересен…

– Здесь у меня тоже масса планов. Я хочу задействовать мистера Тонбриджа в нашем проекте.

– Приют для животных? Ты бредишь, мисс Фарроуз.

– Ничего подобного. Это к людям он относится свысока, а зверей он любит.

– Да, папа часто жалеет, что не может проводить больше времени с лошадьми.

– Я сейчас свихнусь с вами обоими! У нас же не приют для лошадей!

– Неважно. К тому же мистер Тонбридж собирается баллотироваться в Конгресс. Поддержка «зеленых» ему не помешает.

– Джен, я не пойду!

– Пойдешь, диверсант. Пойдешь – и очаруешь старого Тонбриджа. Вы с ним родственные натуры.

– Вот спасибо… Прости, Итан.

– Ничего. А вообще Дженна права. Что-то у вас с папой общее есть… Командный голос, мускулатура, военное прошлое.

– Итан, Дженна, я не… У меня костюма нет.

– Вот уж ерунда! Купим завтра.

– Я не…

– Не прикидывайся Золушкой, Хит.

– Она-то на бал хотела…

– Неужели ты меня бросишь на растерзание?

– Признайся, тебе просто страшно идти одной!..

Дженна посмотрела на Хита спокойным и глубоким взглядом.

– Нет, Хит. Мне хочется, чтобы ты был рядом со мной. Чтобы все эти люди смотрели на нас и говорили: вот идет женщина, которая любит и любима. Вот идет счастливая Дженна Фарроуз. Я столько лет была Ледяной Дженной, Дженной Железной, Стальной Джен, Стервой Фарроуз, а вот просто счастливой Дженной Фарроуз – прости, Итан – не была никогда. Ты откажешь мне в моей просьбе?

Хит тяжело вздохнул и почесал в затылке. Посмотрел на Дженну, перевел взгляд на Итана.

– Думаю, с пиджаком будут проблемы. Рост и ширина плеч не совпадут…

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru