Пользовательский поиск

Книга Поцелуй на ночь. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

Теперь кладите сюда то, что Дженна – девушка, тем не менее, порядочная, и знакомы они с черноглазым никак не меньше месяца, а это, в свою очередь, значит, что Дженна Итану изменила первая, а уж потом он, с Рози…

Появление черноглазого с йодом нарушило ход мыслей, и Итан решил повременить с поспешными выводами. К тому же глупо сердиться на человека, который поливает вам задницу йодом.

Одним словом, прошло не меньше получаса, пока Итан переоделся в сухое, причесался, захватил из бара бутылку виски, из холодильника лед и содовую, из шкафчика стаканы – и вышел в сад, где на скамейке смирно сидел коренастый парень с удивительными черными глазами, напоминающими раскаленные угли. Итан с невольным уважением покосился на могучие смуглые руки, увитые жилами и расписанные причудливыми разводами татуировки. Ох, не в спортзале он такие мышцы накачал…

– Итак, поговорим. Меня зовут…

– Итан Тонбридж.

– Вы знаете мое имя? Что ж, значит в бассейне мне не почудилось, и вы действительно назвали имя моей невесты.

Хит с шумом выдохнул воздух. В принципе, когда-то это все равно должно было кончиться. Даже лучше, что так, между двумя мужиками, а не на ее несчастную головку.

– Меня зовут Хит Бартон. Я ветеринар. Сейчас обустраиваю приют для бездомных собак. И я люблю вашу невесту. Дженну. Мисс Фарроуз.

– Все?

– Все.

– Ага. Замечательно.

Итан в некотором замешательстве переваривал полученную информацию. Тут главное – не спугнуть этого прекрасного человека.

Он ожил и умело разлил по стаканам янтарную жидкость.

– За знакомство – чистого. Итан – Хит. Пип-пип!

Ошеломленный Хит принял из рук Итана бокал и опрокинул его в рот, даже не поморщившись. Тонбридж-младший смотрел на него с восхищением.

– Однако! Шестьдесят градусов!

– Что? А, да ерунда. Я не большой любитель спиртного. В армии грелись спиртом.

– Чистым?

– Конечно.

– Так ведь обжечься можно!

– Технология проста. Водку, ром и коньяк – если залпом – пьют на вдохе, спирт – на выдохе. В горле не остается воздуха, спирт не испаряется, то есть не обжигает. Потом аккуратно запить и вдохнуть. Мистер Тонбридж, я…

– Итан! В сложившейся ситуации ужасно глупо, по-моему, быть на «вы». А где ты служил?

– Спецвойска.

– Зеленые береты? Коммандос?

– Мобильные диверсионные бригады. Наша эмблема – серый гусь, летящий на закат.

– А! О! Гусь! Дикий! За тебя.

– Ладно, только давай разбавим.

– Идет. А я не служил. Папаша не дал. Хочет, чтобы я был банкиром.

– А ты?

– А я не хочу. Я жениться хочу. Хит немедленно помрачнел.

– Слушай, Итан, я хочу сразу сказать: она ни в чем не виновата…

– Она – ангел. У нее такие кудряшки! Глазки, как незабудки, сама маленькая…

– Кто?

– Да Рози же! Ну та, на ком я хочу жениться.

– Минуточку…

– Давай за Рози, а? Она там сейчас волнуется, голубка моя.

– Где?!

– А в Англии. В офисе. Нет, сейчас уже не в офисе, дома. За Рози!

Выпили. Помолчали. Хит предпринял еще одну попытку.

– Итан, так получилось, понимаешь? Я увидел ее – и все. Погиб.

– Понимаю. Как я тебя понимаю! Я и Рози – так же. Абсолютно! Наповал.

– Дженна переживала, что ты расстроишься…

– За Дженну! За прекраснейшую из гламурнейших!

За Дженну не выпить было нельзя, и Хит торопливо закусил виски куском льда. Если так дело пойдет, Дженна застанет в саду два хладных трупа.

– Я тебе вот что скажу, Хит. Я сюда ехал… то есть летел… так чуть все ногти не сгрыз. Думаю: прекрасная ведь женщина, умная, красивая, талантливая – но не моя. А как сказать, чтоб не обидеть? А, вот то-то. Но сказать надо. Я слабак, тряпка, маменькин сынок – но честный человек.

– Брось. Ты отличный парень, Итан.

– Правда? Я рад. Серьезно. Мне никто так не говорил. Вы с Дженной… Ну… то есть… тс-с! Жентлемены о таком не спрашивают…

– Нет.

– Как – нет?

– Так – нет. Она хочет сперва поговорить с тобой, а я – я сделаю все, что она скажет.

– Нет, ну какая женщина! Хорошо, что я на ней не женюсь. Я бы застрелился на третий день.

От осознания соб… свин… ного несовершенства. Ты ее любишь?

– Больше жизни.

– Эт хорошо. Она… короче, ей это надо.

– Это всем надо.

– Таким, как она, особенно. Знаешь, как они живут, все эти куколки? Жуть. На завтрак стакан воды, на обед листок салата, на ужин горсть слабительного и зеленый чай. Все мужики – голубые, лучшие подруги их ненавидят, семьи нет, на секс сил не хватает. Нет, я это все в общем смысле, не про Дженну. Она умница. Но она – чужая в этом мире, Хит. Ей совсем другое нужно.

Хит прищурился.

– Что же?

Осоловевший красавец удивленно вскинул красивые брови.

– Как что? Семью! Детишек. Чтоб вот собаки, кошки, рыбки, птички. Чтоб цветы по утрам. Даришь цветы ей?

– Дарю…

– Молодец! А я ленился. Потому что не любил по-настоящему. Вот Рози сейчас люблю – и каждый день дарю. Даже и не понимаю, как это: Рози – и без цветов.

– А вдруг Дженна не согласится?

– Что ты! Даже и не думай. Раз такие записки пишет – уже согласилась.

– Какие записки?

– Тебе. Про гуся. И про то, что любит. Тебя, не меня.

– Где?!

– Утонула. Я ее в воду уронил, когда спасался. Давай за любовь?

– Давай.

– Хороший ты мужик, Хит.

– И ты ничего, Итан…

12

Дженна приехала уже в темноте. Окна дома не светились, хотя собаки встретили ее в полном составе. Сердце Дженны сжалось в тревоге. Где Хит? Почему его до сих пор нет?

Неожиданно из сада донесся очень странный звук. Дженна изумленно вскинула брови, подхватила на руки Джеронимо и пошла вглубь зарослей. Возле раскидистой яблони она остановилась и зажала себе рот, чтобы не расхохотаться.

За деревянным столиком сидели Итан Тонбридж и Хит Бартон. Головы они склонили друг другу на плечо, перед ними стояла пустая бутылка из-под виски и два стакана, ведерко из-подо льда валялось на земле, а сами собутыльники спали мирным сном.

Дженна осторожно подошла к Хиту и тронула его за шею под левым ухом. Он сам ее научил, вернее, рассказал, что так можно разбудить любого, даже мертвецки пьяного человека. При условии, что этот человек служил в армии. Именно там этому и учат.

Хит не наврал. Дженна едва не взвизгнула, когда от ее легкого прикосновения Хит открыл абсолютно ясные и трезвые глаза, схватил за руку – и поцеловал в ладонь.

– Здравствуй, маленькая.

– Хит, что это? Откуда он взялся, почему ты его напоил…

– Напоил меня он. Это его виски. И пьет он, как конь. Заснул я, потому что устал. А взялся он… черт его знает, но нашел я его в бассейне.

– Где?!

– Его собаки загнали. И за задницу цапнули. Пришлось залить йодом, то-се, короче, завязалась крепкая мужская дружба.

– А он знает? Про нас?

– Знает. И знаешь… Он не против.

– Как это?

– Он ехал к тебе просить прошения.

– За что?

– За твою разрушенную жизнь.

– Хит, я тебя сейчас ведерком ударю по голове.

– Что ты, убьешь! Я серьезно.

– Тогда сгруппируйся и расскажи хоть что-нибудь связное.

– Не могу, это не моя тайна.

– Ведро!

– Понял. Короче, он уехал в Англию и встретил девушку своей мечты. Зовут Рози. Глаза, как незабудки, кудряшки, веснушки. Дядя – граф. Она – секретарша.

– Ой, боже мой…

– Вот, и он так подумал. У него же в Штатах невеста. Ты то есть.

– Мистер Бартон, ты пьян, как… фортепьян!

– Не смей смеяться надо мной, белобрысая! На чем я… ах да. Он промучился месяц, а потом отправился к тебе, все рассказать и вымолить прощение на коленях.

– Но не дошел.

– Не очень. Сначала хотел зайти в свою комнату – а там Чикита охраняет свое потомство. Он на улицу, а Джеронимо – сзади. Вцепился ему в филе, так и висел. Во дворе подоспели остальные, Итан прыгнул в бассейн и сидел, ждал кавалерии. Дождался меня.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru