Пользовательский поиск

Книга Поцелуй на ночь. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

Короче говоря, они стали жить вместе полгода назад. Поскольку переезд в квартиру к одному из них неминуемо создал бы чувство зависимости, они поступили в соответствии с неписаными законами их круга – купили дом на Лонг-Айленде. Небольшой – всего двадцать комнат. Бассейн, солярий, внутренний дворик с садом, современная сигнализация и ОЧЕНЬ приличные соседи.

Дом принадлежал им в равных долях. Покупая его, они сразу условились: это просто недвижимость, находящаяся в общей собственности. На этой территории они поживут вместе, чтобы понять, стоит ли им вступать в брак. Если нет – дом будет продан, деньги вновь вернутся к ним поровну. Если стоит – дом все равно будет продан, потому что к семейному гнезду в Мире Гламура предъявляются уже другие требования. Все четко, понятно, достойно.

Жизнь, как это водится, внесла свои коррективы. Месяц назад папаша Тонбридж в очередной раз вспомнил, как завоевывал себе место под солнцем, поругался – в очередной же раз – с мамашей Тонбридж, однако на этот раз был тверд и отправил сына работать. Итан, вздыхая и недовольно морщась, отбыл в Европу, конкретно – в Англию, где ему предстояло возглавить один из филиалов папиного банка. Старый Тонбридж, благоволивший к Дженне, поклялся, что если Итан проявит себя, как… одним словом, проявит себя, то вернется в Штаты и сможет наконец оформить свои отношения с Дженной, – хотя и непонятно, зачем молодой, успешной и красивой женщине связывать свою жизнь с человеком, который всю жизнь посвятил растрачиванию папиных денег и чье главное профессиональное достижение – великолепная игра в бильярд.

Вот уже целый месяц Дженна не появлялась в доме на Лонг-Айленде, потому что от городской квартиры до работы было удобнее добираться. За домом присматривал менеджер той фирмы по продаже недвижимости, где был куплен земельный участок. Фирма была крайне заинтересована в таких выгодных клиентах, поэтому и заверила мисс Фарроуз, что за домом будет присматривать лично их сотрудник.

Наверное, надо было бы их предупредить, что она едет… А, ладно. Позвонит из дома. Ведь этот менеджер, он же не сидит там круглые сутки?

После напряженной недели на работе Дженне захотелось отдохнуть в полной тишине.

Летняя жара в городе невыносима, зато в собственном тенистом саду или возле бассейна она сможет отдохнуть и выбросить из головы все проблемы. Всего на неделю. Больше руководство дать не могло.

2

Дженна лихо вырулила на главную аллею, а через пять минут затормозила у самого крайнего забора. Высокий и массивный, из бетона и стальной арматуры, он ей никогда не нравился, поэтому по ее заказу внутри вдоль него были высажены плетистые розы и барбарис.

Дженна вышла из машины, рассеянным движением поправила прическу, одернула юбку. Жемчужно-серый деловой костюм от Диора очень шел ей, подчеркивая скандинавский холод зеленых глаз и почти белых локонов. Снежная Королева на летних каникулах.

Территория охранялась, посторонние на Лонг-Айленде не появлялись, да и угонять «феррари» такого цвета не стал бы ни один угонщик Нью-Йорка. Дженна забрала с пассажирского сиденья сумочку, папку с бумагами и небольшой замшевый рюкзачок от Армани. Из багажника вынула большие бумажные пакеты с продуктами, отдельно – пакет с суши и сашими. Низкокалорийная японская еда давно уже заняла главное место в ее рационе.

Дженна подошла к высокой глухой калитке, перехватила неудобные пакеты в одну руку, другой, с ключом, стала вслепую тыкать в скважину. Неожиданно с той стороны калитки раздался звонкий и довольно сердитый лай. Дженна в недоумении прислушалась. Неужели этот придурок-менеджер проявил неуместную заботу и завел сторожевую собаку? Проклятье, она же вытопчет все цветы! Да и судя по тембру, охранять она может разве что домик Барби…

Замок щелкнул, Дженна вошла в калитку…

И тут же превратилась в мраморный памятник самой себе. А через секунду громко завизжала.

Вокруг прыгали, валялись на спине, виляли хвостами, повизгивали от счастья, рыли землю, грозно рычали, боязливо жались друг к другу около двух десятков разнокалиберных, чумазых и лохматых собак. Самым активным был пес, из-за которого Дженна и завизжала: жесткошерстный терьер, беспрерывно подскакивающий высоко в воздух и успевающий при этом пихать Дженну выпачканными в земле лапами. Рассыпался один пакет, потом другой, а мгновение спустя некая дворняга, в роду у которой явно затесалась швабра, подхватила яркий пакетик с суши и стремглав унеслась прочь. Часть аудитории последовала за ней, очевидно решив, что в таких случаях положено делиться с ближними.

Дженна ничего не понимала. Более того, ситуация выглядела совершенно абсурдной. Да, можно предположить, что на участок каким-то образом забежала одна дворняга. Ну две. Три.

Пусть даже пять. Но не двадцать пять! И что им здесь делать?

В этот момент сзади раздался грозный рык, Дженна повернула голову – и немедленно завизжала еще громче. Прямо на нее медленно, но решительно надвигалось животное… Скорее всего, незаконнорожденный гризли. Размером с теленка, мохнатый черный зверь с медвежьей мордой и острыми волчьими ушами. Рычал он очень грозно, но при этом махал хвостом, отчаянно напоминая вертолет на холостом ходу. Передвигался этот вертолет модели «Теленко-волко-медведь» странно, с трудом переставляя задние лапы.

Дженна решила, что теперь ей точно настал конец, но в этот момент раздался мужской голос. Спокойный, приятный, не слишком громкий, но очень властный:

– Малыш, назад! Фу голос! Вот молодец, хороший мальчик… Простите, ради бога, мэм, очевидно я не запер калитку.

Перед Дженной стоял парень лет двадцати пяти – двадцати семи. Одет он был самым обыкновенным образом: клетчатая рубаха с обрезанными до плеч рукавами, джинсовый комбинезон, вытертый добела, старые кроссовки и бейсболка козырьком назад.

Что сразу же бросалось в глаза, так это то, что парень был примерно на голову ниже Дженны. Собственно, она к этому привыкла. На работе это даже помогало – без всяких дополнительных усилий с ее стороны подчиненные смотрели на нее снизу вверх. На вечеринках тоже были свои плюсы: у современного топ-менеджера завышенная самооценка, и он нипочем не подойдет к девушке выше себя ростом. Дженна вряд ли могла сосчитать, сколько именно неприятных типов с начинающейся лысинкой, сформировавшимся пузцом и потными ладошками за последние пять лет к ней НЕ ПРИСТАВАЛИ…

Но вот что интересно: этот парень в ковбойке, хоть и был ниже ростом, смотрел на Дженну совсем даже не снизу вверх. Более того, у нее стремительно создавалось прямо противоположное впечатление.

Был он крайне широкоплеч, узок в бедрах, руки у него были загорелые и необычайно мускулистые, покрытые синими разводами татуировок, сделанных явно не в тату-салонах. Волосы у парня были от природы курчавые, темные и густые; и, несмотря на их полную растрепанность и лохматость, их почему-то хотелось потрогать и… зарыться в них лицом.

И глаза совершенно потрясающие! Любая девушка за такие глаза душу заложит дьяволу. Черные, горячие, веселые, с огненными искорками на дне. Над огненными глазами – изумительно изогнутые брови, ни дать ни взять Мефистофель. А ресницы длинные, пушистые, словно, опять же, как у девушки.

И при этом надо отметить, что во всем облике молодого человека в потертых джинсах не проглядывало ни малюсенького намека на женственность. Напротив. Перед Дженной стоял Мужчина, истинный самец, мачо, воин, хозяин джунглей, бог знает кто еще, и именно поэтому взгляд его был слегка снисходителен и спокоен… И почему-то все сильнее становилось ощущение, что это ОН смотрит на Дженну сверху вниз!

Она вышла из ступора и «включила начальника».

– Мило, что вы заботитесь о моей калитке. А теперь, на счет три вы стремительно объясняете мне, что вы здесь забыли, а на счет пять… ладно, шесть столь же стремительно покидаете эту территорию. В противном случае на счет семь здесь будет охрана, а на счет десять – полиция. Итак?

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru