Пользовательский поиск

Книга Палисандровый остров. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Они неторопливо брели под палисандровыми деревьями, уже выпустившими первые листочки, но еще без красивых малиновых кисточек, к маленькому пруду с рыбками, а он говорил о книгах и об испанских пьесах.

— Даже не знаю, смогу ли я понять пьесу по-испански, — весело сказала Лориан.

— Надо вам помочь. Раз в неделю мы будем устраивать испанский день, когда все должны будут говорить только по-испански. На время станем забывать английский. А через месяц мы поведем вас в театр, — пообещал он.

— Может быть, пьеса будет музыкальная, и тогда все будет понятно без слов, — понадеялась она.

— Музыка, да. С ней слова не нужны.

— А вы часто играете на пианино у себя в кабинете?

— Иногда, когда мне тяжело. Я порой сталкиваюсь со сложными проблемами на работе. Да и в семье тоже. Мой отец глава дома, естественно, но он считает, что если не заняться проблемой сегодня, то завтра она сама собой исчезнет.

— Иногда так и случается, — заметила Лориан.

— Только с мелкими проблемами. Большие неприятности так легко не решаются.

Они подошли к пруду с рыбками, рядом с которым, как часовой, застыла пальма, раскинув в ночном воздухе ветви и шелестя ими на ветру.

— Наверное, Мариана уже доложила вам, что мы строим новый бассейн?

— Да, она мне даже показывала место строительства.

— И вы тоже вплели свой голос в общий хор недовольства, когда я собирался сделать бассейн на этом месте?

— Нет-нет, что вы! — быстро возразила она. — Как я могла? Просто Мариана сказала, ну… да, признаюсь, я согласилась с ней, что жаль будет испортить такой чудесный прудик.

Дон Рикардо рассмеялся:

— С течением лет я убедился, что, как только я вношу какое-нибудь серьезное предложение, вся семья объединяется против меня и начинает возражать. Я им сообщаю, что хочу сделать то-то и то-то, и они тут же заявляют мне, что я должен сделать все наоборот. Так что теперь я уже готов к оппозиции. Сначала я предлагаю им обратное моим намерениям, и они, конечно, начинают протестовать. Потом я делаю вид, что сдаюсь, и они остаются очень довольны.

— И в результате все остаются при своем, — заключила она.

— Время от времени они потом признают, что я был прав с самого начала, но тогда я все равно оказываюсь виноват.

— Какая у вас тяжелая жизнь, дон Рикардо! — Эти слова Лориан произнесла с сарказмом, не сумев удержаться. — О, простите, мне не следовало этого говорить.

— Но как вы это верно подметили! Очень рад, что ваши симпатии на моей стороне. — Он отвечал ей в тон, с тем же сарказмом.

Они повернули от пруда, и он сказал:

— Думаю, нам лучше вернуться в дом, а не то София вышлет несколько горничных на наши поиски. Как вам здесь, тяжело работать? — спросил он.

— Нет, нисколько. Пожалуй, это самая легкая работа, какая у меня была, — заверила она его. — Если у вас есть для меня дополнительные задания, я с радостью их выполню.

— Спасибо, но думаю, все мы заслужили небольшой отдых. Послезавтра будет праздник Тела Христова, и у нас на Тенерифе в этот день всегда проходят праздничные мероприятия. В некоторых местах делают цветочные ковры прямо на улице, а в Ла-Оротаве ковер делают не из цветов, а из разноцветного песка. Хотите посмотреть?

— Буду рада.

— Хорошо. А вы уже бывали на вершине горы Тьеде?

— Нет, но, конечно, я много раз видела эту покрытую снегом вершину.

— Тогда мы просто обязаны показать вам красоты Тенерифе.

Дон Рикардо вошел в дом через боковую дверь.

— Готовьтесь к насыщенной экскурсионной программе, но пока ничего не говорите Мариане и Софии. Потому что тогда они захотят посмотреть что-нибудь другое, уж если я предложил поехать на юг, они непременно захотят на север.

Лориан рассмеялась:

— Постараюсь запомнить.

Он собирался сказать еще что-то, но потом коротко кинул ей: «Буэнас ночес» — и быстро пошел прочь по коридору в сторону своего кабинета.

Некоторое время Лориан смотрела ему вслед, потом повернулась и пошла в дом. София встретила ее на лестнице, она стояла неподвижно, с самым суровым выражением лица.

— О, я как раз шла в гостиную, чтобы сообщить вам, что вернулась, — сказала Лориан.

София наклонила голову, потом медленно спустилась по лестнице.

— Вы встретились в саду с доном Рикардо?

— Да.

— Вы не ходили в его кабинет? — продолжала допрашивать ее София.

— Нет, конечно. Меня туда никто не приглашал.

В неярком свете настенных ламп вестибюля черты Софии казались резкими и застывшими, а глаза превратились в два черных провала.

— В будущем, если вы пожелаете гулять вечером в саду с доном Рикардо, я сама буду сопровождать вас. — Она позволила себе слабую улыбку. — Меня он не сможет отослать в дом, как Тонину.

— Да, конечно. Но мы встретились с ним совершенно случайно.

— Возможно, — согласилась София. — Но так как мой кузен любит разгуливать один по ночам в саду, мы его, как правило, не беспокоим. Доброй ночи.

Девушка задумчиво поднялась к себе в комнату. Раздвинув тяжелые портьеры, она открыла щеколду на двери и вышла на балкон. Всходила луна, на ее ярком диске рисовались четкие верхушки деревьев, но она еще не облила своим сиянием темный сад. Значит, больше они не смогут посекретничать с доном Рикардо. Кузина София была решительно настроена прекратить эти ночные вылазки в самом начале. Дон Рикардо может делать что угодно и когда угодно, но только без участия молоденькой секретарши.

Лориан улыбнулась, вошла в комнату и закрыла дверь на балкон. Может быть, это и к лучшему. Если еще как-нибудь она неловко споткнется и окажется в объятиях дона Рикардо, последствия могут быть самыми непредсказуемыми. Несмотря на кодекс чести испанского аристократа, он, возможно, решит уволить ее ради собственной безопасности, а ей бы очень хотелось остаться в доме до конца срока.

Глава 8

На следующее утро к ней в комнату вслед за горничной, которая принесла завтрак, вприпрыжку вбежала Мариана.

— Я так рада! Рикардо мне все сказал. Я так и знала, что ты на него хорошо повлияешь. Теперь мы сможем развлекаться, как раньше.

— А что тебе сказал Рикардо? — осторожно поинтересовалась Лориан.

— Что мы поедем на праздник в Ла-Оротаву, а потом, может быть, и к Драконову дереву в Изоде, и в Гарахико, а потом поедем на вершину горы Тьеде…

— Подожди минуту! — со смехом прервала ее Лориан. — Ты так говоришь, словно мы отправляемся в недельный тур по острову! Твой брат говорил, что мы поедем всего на один день. Завтра в Ла-Оротаве будет праздник Тела Христова.

— Да, но это только начало. Потом будут и другие места, и другие поездки. — Мариана захлопала в ладоши, откинула назад голову и расхохоталась. — Рикардо снова начинает возить нас на светские увеселения.

— Но некоторым из нас все-таки иногда придется работать, — напомнила ей Лориан.

— Тогда сегодня поработай получше, Лориан, чтобы у нас потом была целая неделя отпуска.

— Лучше садись-ка и выпей со мной кофе.

— Спасибо, я уже позавтракала. — Мариана понизила голос до шепота. — Но Рикардо просит, чтобы мы пока ничего не говорили Софии, а то она все испортит. Захочет поехать на север, раз брат хочет отвезти нас на юг. А мой отец, тот вообще решит отправиться на запад. — Мариана нахмурилась. — Хотя я не понимаю, что это значит.

Лориан засмеялась:

— Не волнуйся. Он сумеет убедить их.

К тому времени, когда Лориан вошла в кабинет дона Кристобаля, оказалось, что новость уже разошлась по всему дому и дошла до Софии, которая ждала ее в кабинете.

— Я слышала, что завтра мы отправляемся на экскурсию по острову, — начала она безо всяких предисловий. — И все потому, что вы просили дона Рикардо показать вам наши достопримечательности.

Судя по интонации, это был не вопрос, а простая констатация факта.

— Это совсем не так. Предложение исходило от дона Рикардо, а я ничего не знаю об этом, кроме того, что завтра в Ла-Оротаве праздник Тела Христова.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru