Пользовательский поиск

Книга Опасное очарование. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Крик ужаса вот-вот был готов сорваться с губ девушки, но она взяла себя в руки. Она не вправе раскисать, она нужна ему! Джулия оглянулась в поисках возможной помощи. Только не паниковать! Выход обязательно найдется! Чем дольше она бездействует, тем меньше у него шансов на спасение, равно как и у нее. Бессмысленно оставаться возле разбитого автомобиля, что она сможет сделать одна? Нужно бежать к людям. Но это значит оставить его одного в луже собственной крови!

«О Господи! — обезумев от горя, молила она. — Только не дай ему умереть, не дай ему умереть! Я люблю его! Я его люблю!»

Внутренние оковы пали, и она, как ветер, понеслась обратно к вилле Мануэля. Она теперь знала, что, если он выживет, если поправится, она никогда не уедет из Штатов. Не важно, что он за человек, — она любит его, безумно любит!

Глава 12

Следующие две недели Джулия провела в плену агонии, словно не он, а она была за рулем в тот злополучный день.

С места аварии Мануэля спешно доставили в Стаффордширский медицинский центр в Сан-Франциско. Пролом черепа и множественные ушибы и порезы не предвещали ничего хорошего. Тут же известили семью, и вскоре через Филиппа Джулия узнала, что Мануэль, оказывается, еще легко отделался, угрозы его жизни уже нет. Слушая Филиппа, она кивала, а сама не могла простить себя, считала все случившееся исключительно своей виной. Если бы она не убежала с вечеринки так внезапно, если бы Мануэль не решил во что бы то ни стало разыскать ее, если бы она не взвизгнула, увидев абсолютно безобидного оленя, и не вынудила его броситься под колеса проезжающего автомобиля, ничего бы не случилось! Как много разных «если»!

На этот раз она не решилась поделиться переживаниями даже с Самантой, хотя та догадывалась, что чувствует ее лучшая подруга. Она намеренно оградила Джулию от забот и полностью взяла на себя Тони, давая ей возможность распоряжаться своим временем, как она пожелает, и Джулия все дни напролет проводила в Морском мемориальном госпитале с Филиппом. До отъезда оставалось немногим более десяти дней, и девушка всерьез пала духом. Все ее мысли были о Мануэле. Рядом с ним она согласна жить где угодно, хоть на Северном полюсе или в тропических лесах Амазонки. Нет больше сил себя обманывать — она его самозабвенно любит.

Когда Бен и Саманта вернутся домой в Англию, они продолжат свою прежнюю размеренную жизнь, а она, что будет делать она? Работать в парфюмерном магазине? Дружить с Полом?

Казалось, ее жизнь трещит по всем швам, и она не могла слушать щебетания своей счастливой подруги о том, как, в конце концов, хорошо оказаться дома, прочитать настоящую английскую газету, выпить настоящего английского чая и что там какая-то Калифорния! Для Джулии Калифорния стала теперь пристанищем всех ее надежд.

Филипп — вот единственный человек, который ее понимает. Добрый, отзывчивый, он готов часами говорить о Мануэле, лишь бы утешить ее. Он каждый день навещает брата и, будучи врачом, сам следит за состоянием его здоровья. Кроме членов семьи, только Долорес посещала Мануэля, а как Джулии хотелось очутиться на ее месте! Конечно, Долорес может приходить к нему, она полностью восстановила свое место в его сердце, если когда и теряла, в чем Джулия сильно сомневалась, а вот она…

— Мануэль спрашивал о тебе, — однажды между делом бросил Филипп, будто отвечая на ее немой вопрос. — Он думает, что покалечил тебя, ты ведь стояла совсем недалеко, за соседним деревом?

— Да. О Господи, я во всем виновата, только я!

— Не казни себя, он свернул, чтобы не сбить оленя. Ты ничего не могла сделать.

— Я виновата, я! — Джулия затряслась в рыданиях. — Это я спугнула животное. Филипп, что мне делать? Я так виновата!

Уже не первый раз Филипп становился свидетелем подобных срывов, и девушка боялась, что до смерти утомила его своими истериками, но она ничего не могла с собой поделать. Неминуемый отъезд в Англию и страх никогда не увидеть Мануэля лишали ее последнего здравого смысла.

А тут еще Саманта, проявляя невиданную сдержанность, ни разу не поинтересовалась причиной ее внезапного исчезновения с вечеринки. Это настораживало Джулию, она находила тому единственное объяснение: все тот же Филипп как добрый ангел-хранитель оградил ее от вопросов, поведав семейству Барлоу кое-что из предыстории случившегося. Он же рассказал Джулии о переживаниях Пайлы.

— Она винит себя так же, как и ты. Думаю, вам обеим стоит встретиться и хорошенько поговорить.

Джулия вздрогнула, как от удара:

— Вряд ли затея оправдает себя. Нам абсолютно не о чем говорить.

— А жаль. Вы могли бы здорово помочь друг другу.

Филипп явно не собирался сдаваться, однако и не показывал, что у него на уме. К концу недели, когда Мануэль пробыл в больнице уже восемнадцать дней и значительно поправился, Филипп пригласил Джулию поужинать у себя дома.

— Скромный домашний ужин, только ты и я, хорошо? Думаю, сейчас тебе не хочется идти в ресторан, а перемены нужны нам обоим.

И она согласилась. Более того, она с нетерпением ждала предстоящей встречи, когда можно расслабиться и не скрывать своих чувств. Для ужина она выбрала простую бирюзовую блузку, волосы оставила распушенными и пустилась в путь.

Филипп жил в большой, со вкусом обставленной квартире, но все же не такой элегантной, как у Мануэля. Он признался, что давно собирает предметы старины, однако не они привлекли внимание Джулии. На небольшом диванчике в полутемном углу сидела девушка и пристально смотрела на вошедших. Джулия обернулась к Филиппу, как бы протестуя, затем передумала и поздоровалась. Пайла Кортез — а на диване сидела именно она — смущенно ответила. В почти пуританском шелковом темно-зеленом платье с длинными рукавами и юбкой ниже колен она выглядела непривычно молодо.

— Дядя Филипп решил, что мы должны познакомиться поближе, — поднимаясь навстречу Джулии, довольно холодно пробубнила она. Прежние наглость и надменность исчезли из ее облика, уступая место невинной детской угрюмости.

Джулия немного растерялась:

— Филипп… Почему… почему вы не предупредили меня?

— Потому что иначе ты бы не пришла, — просто ответил он. — Пайла, налей Джулии выпить, а я пойду посмотрю, все ли в порядке на кухне.

— Сядьте, я не укушу вас. Что вы хотите?

— Шерри. — Джулия поджала губы и отвернулась. «Почему все Кортезы ведут себя так, словно они хозяева жизни?» — подумала она.

Отхлебнув принесенный напиток, она все же уселась и даже приняла из рук Пайлы сигарету. Обе молчали, и Джулия принялась с притворным интересом изучать комнату. Пайла же тупо смотрела в пол, видимо собираясь с мыслями, и наконец выдавила:

— Полагаю, я должна извиниться перед вами.

— Совсем не обязательно, я не пострадала.

И снова воцарилось неловкое молчание. Джулии было искренне жаль девочку. Та нервно ерзала на диване, машинально чертя на полированной поверхности столика какие-то узоры. Вдруг ярко-красный ноготь застыл.

— Да, пострадал отец.

— Как… как он? — обеспокоенно спросила Джулия, глубоко затягиваясь дымом.

— Поправляется. Ему не нравится в больнице. Через несколько дней его привезут домой. Не знаю, может быть, ненадолго ему понадобится сиделка. В любом случае дома просторно, и он сможет заниматься музыкой. Ему ее очень не хватает.

Пайла спотыкалась на каждом слове, и Джулия решила ободрить ее.

— Наверное, и тебя тоже?.. — ласково спросила она.

— Я во всем виновата! — Пайла вскочила на ноги. — Дядя Филипп говорит, что вы вините себя — и напрасно. Если бы я не оскорбила вас тогда, вы бы никогда не убежали и…

— Пайла! Пожалуйста, перестань. Ты ни в чем не виновата. Я… я поступила ужасно глупо, вскрикнула, спугнула оленя, и он выбежал на дорогу. На этом история заканчивается. — Она грустно улыбнулась. — Раз твой отец поправляется, тебе не в чем себя упрекать. Кроме того, если тебе так легче, у тебя будет масса времени искупить вину, когда он выздоровеет.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru