Пользовательский поиск

Книга Опасное очарование. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

— Нет, не противно.

Джулия беспомощно отвернулась. Даже сейчас силы притяжения между ними преобладали над силами отталкивания. Она старалась стряхнуть с себя это наваждение, но безрезультатно. Мужчина, стоящий сейчас за ее спиной, имел необъяснимое влияние на ее ум и душу. Непонятно только — почему? Он ведь просто развлекается с ней и, возможно, использует ее, чтобы вызвать ревность Долорес.

— Приезжай ко мне.

От неожиданности Джулия глупо уставилась на него, полуоткрыв рот. Что это? Слуховые галлюцинации, первые признаки сумасшествия? Нет, он действительно приглашает ее в гости. Девушка упрямо насупилась:

— Нет, спасибо.

— Смотри не пожалей, предложение действительно стоящее. Не верю, что ты не хочешь посмотреть, как я живу.

— Конечно хочу, — честно призналась она. — Бен столько говорил о вашей вилле! Впрочем, мой визит вряд ли уместен.

— Почему? Ты чего-то боишься? Послушай, через несколько дней у меня будет вечеринка. Я пришлю приглашения тебе и Бену с Самантой. Приезжай с Филиппом, если избегаешь меня.

— Спасибо, но я вынуждена отказаться. — Она снова отвернулась от него.

Кожей, всем своим существом девушка чувствовала, что он стоит сзади, подходит ближе, наклоняется и жарко дышит ей в затылок. Вот его сильные пальцы страстно сжимают ее плечи, тянут к себе, его тело напрягается и дрожит, прикоснувшись к ее спине. Голос с трудом пробивается сквозь учащенное дыхание:

— Господи, помилуй меня грешного! Джулия, почему я так тебя хочу?!

Чарующий магнетизм его голоса никогда не оставлял ее равнодушной, однако стоило ему повернуть ее лицом к себе и нагнуть голову, как девушка выскользнула из его рук, словно проворный маленький зверек. Застигнутый врасплох, Мануэль зло стиснул зубы.

— Не трогайте меня, — с мукой в голосе взмолилась она.

Он неистово тряс головой и наконец прорычал:

— Иногда я готов убить тебя!

— Тогда зачем вы сюда пришли? Вы знаете, что нам нечего сказать друг другу. — Она неудержимо дрожала. — Я не желаю заводить с вами роман, кем бы вы ни были! Я знаю, вы думаете, что девушка вроде меня должна быть польщена подобным вниманием… Так вот я не польщена!

— Замолчи! — свирепо прошипел он.

— Нет, не замолчу!

К счастью, в это время появился Филипп, прерывая опасную перебранку, и Джулия отошла в сторону, раздраженно щелкая зажигалкой. Она все еще дрожала и надеялась, что сигарета ненадолго успокоит ее.

— Так-так. — Мануэль мигом переключил свое внимание на Филиппа. — Может быть, мой любезный братец соизволит объяснить, что он здесь делает?

— Думаю, рано или поздно пришлось бы тебе сказать. Сегодня приходил отец Терезы и забрал ее. Я объяснил, что ее нельзя беспокоить, что ее уже подготовили к операции… Да разве такому объяснишь! — Он уныло всплеснул руками.

Услышав новость, Мануэль зло выругался по-испански, безжалостно ударяя себя кулаком по лбу:

— Но почему? Почему?

Филипп пустился в пространные объяснения, переполненные скорее эмоциями, чем фактами, в то время как его брат нервно шагал из угла в угол, потирая ушибленный лоб и время от времени извергая жуткие проклятия. Сигара в его руке испускала густой ароматный дым, и Джулия, как загипнотизированная, смотрела на него, постепенно приходя в чувства. Она ни о чем не думала, ничего не видела и не, слышала вокруг, а очнулась только тогда, когда Мануэль объявил, что уходит. Господи, какое облегчение! Не надо больше быть начеку, ожидая очередной дерзости, ничего не надо…

Филипп проводил брата до дверей и вернулся, чтобы попрощаться.

— Вам обязательно уходить? — с сожалением спросила Джулия. — Бен и Саманта могут задержаться до поздней ночи.

— У меня много работы. А кроме того, я должен подумать, как мы сможем помочь бедняжке Терезе, — извиняющимся тоном ответил он. — Мануэль сейчас в таком состоянии, что может наделать глупостей, за ним обязательно надо присмотреть. Если он берет дела в свои руки, то обязательно выигрывает — это правда, но все же не помешает ему помочь. Он очень беспокоится за девочку и даже во сне мечтает, чтобы она как можно скорее смогла ходить как все нормальные люди.

— А разве все мы мечтаем о другом? — пылко откликнулась Джулия, затем, помявшись, спросила: — Филипп…

— Да? — Он озабоченно обернулся.

— Как вы думаете, Мануэль любит Долорес?

Медленно застегивая пальто, он как можно безразличнее проговорил, что Мануэль никогда не любил ни одну женщину.

— Но он… везде показывается именно с ней.

— Да, но ты должна понять — они деловые партнеры. Долорес талантливая женщина, в искусстве это очень важно. Мой брат просто не имеет права разбрасываться талантами направо и налево. Она помогает ему в работе, здесь их интересы, несомненно, совпадают. Кроме того, она явно влюблена в Мануэля, что тоже нельзя забывать. Знакомы они с незапамятных времен, она постоянно его ревнует, пытается оградить от всего мира, как тигрица, защищающая своего детеныша. Она — настоящий зверь, дикий и не поддающийся приручению. Во всем, что выходит за рамки их совместной деятельности, взаимопонимание у них отсутствует, если ты об этом.

Джулия с трудом проглотила комок в горле:

— Да, именно об этом.

— А почему ты спрашиваешь?

Она тряхнула головой:

— Толком не знаю.

— Надеюсь, ты сама-то понимаешь, что любить Мануэля — верх безрассудства?

— Да, да, понимаю. — Новый ком неожиданно вырос на месте старого. — Я… я не люблю его. У нас нет… нет ничего общего. Как мужчину я презираю его за безобразное отношение к женщинам, а как человека — обожаю, особенно за то, что он делает для Терезы и нового госпиталя.

Филипп не мог с ней не согласиться:

— Да, во многом Мануэль очень щедрый и благородный человек. И, насколько я знаю, в его жизни есть и всегда была только одна женщина — Пайла. Ее он действительно обожает, но лишь ее.

— Спасибо вам за все. — Джулия вымученно улыбнулась. — Вы, должно быть, думаете, что я страшно любопытная.

— Я давно не удивляюсь. Женщины интересовались Мануэлем чуть ли не с пеленок. Единственное, чего я не хочу, так это чтобы тебе сделали больно.

— Не сделают, я об этом позабочусь, — весело отшутилась она, а сама грустно подумала: «Теперь уже ничто не способно причинить мне боль, все уже случилось в прошлом!»

Дверь за Филиппом плавно закрылась, и девушка бессильно навалилась на нее. Да, в прошлом!

Глава 11

Джулии так и не удалось отвертеться от предложения Мануэля посетить его замечательное жилище. Силы были не равны. С одной стороны, Филипп уговаривал ее пойти, и, чтобы не возбуждать в нем подозрений по поводу чувств к его брату, она должна была согласиться. С другой стороны, Саманта, давно мечтавшая побывать в легендарной обители всевозможных талантов, умоляла подругу составить ей компанию. Со времени их приезда первый раз возникла реальная, а не вымышленная необходимость оставить ребенка, но миссис Спаркс любезно согласилась посидеть с Тони.

Итак, Джулия согласилась, и они с Самантой провели полдня, бегая по магазинам Сан-Франциско и выбирая подходящие к случаю наряды. Сначала Джулия не хотела ничего покупать, отговариваясь тем, что не может позволить себе быть расточительной, но, увидев в одном из магазинов ярко-оранжевое шифоновое чудо с длинными рукавами и неприлично низким декольте, да еще с целым каскадом складок, струящихся до самого пола, согласилась примерить его и уже не смогла снять. Платье обвивало ее стройную фигуру как огоньки пламени. Саманта была в восторге, и не она одна. Юноша продавец, обслуживающий их, тоже не мог оторвать взгляда от новоявленной Афродиты.

— Джулия, ты обязательно должна купить его! — возбужденно щебетала Саманта.

И Джулия купила, внутренне содрогаясь при мысли о том, что Мануэль подумает о ней в таком вызывающем наряде?

В том же магазине они подобрали Саманте узкое платье из золотой парчи и, довольные собой и покупками, отправились на виллу.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru