Пользовательский поиск

Книга Обещания, обещания…. Содержание - ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кол-во голосов: 0

— Его выписали домой! — воскликнула Янси в изумлении: он не настолько окреп! Не может быть!

— Домой его смогут выписать не раньше, чем через недельку-другую, — сообщили ей.

— Его перевели в другую больницу? — поняла Янси. — Можно узнать, куда?

— Сожалею, но я не имею права давать такую информацию.

Янси заподозрила, что здесь не обошлось без вмешательства миссис Уэйкфилд. Та, безусловно, приказала не сообщать, куда его перевели, за исключением тех, кого она сама указала.

Но Янси все-таки удалось разузнать у Гревиля, где Томсон. Гревиль постоянно общался с ней, справляясь о ее здоровье, и ему показалось естественным, что Янси интересуется здоровьем Томсона, поскольку она вела машину, когда случилась авария. Для нее было праздником, когда Гревиль сообщил ей, что Томсона выписали из больницы.

Помимо цветов от Кевина Визи, Янси получила множество открыток с пожеланием выздоровления от мужчин транспортного отдела. Но когда ушибленное плечо настолько подлечили, что можно было приступать к работе, Янси пришлось серьезно призадуматься о будущем — так ли уж ей хочется вернуться?

То, что ей нужна оплачиваемая работа, — ясно без слов. Но как встретиться с Томсоном? Или возить его? К тому же, как бы ей ни хотелось увидеться с ним, что это даст? Он помолвлен и в любой момент может жениться на Джулии, ей придется возить их… и это после того, что было между ними?

Без долгих раздумий Янси позвонила Кевину и уволилась.

— Может, передумаешь? Уверен, со временем ты вновь сядешь за баранку, — добавил Кевин, явно решив, что она уходит из-за аварии.

— Спасибо Кевин, но я решила обучиться другой специальности.

Янси найдет другую работу, но только не сейчас. Хотя телесно она и подлечилась, но душа ее болела, и чтобы все зажило, нужно время, которого теперь было предостаточно. Кузины не давали ей ничего делать по дому, и дни тянулись бесконечной чередой. Теперь у нее было время на раздумья.

Она отчасти пожалела о том, что ушла из «Эддисон Керк», когда две недели спустя Гревиль сообщил ей, что Томсон вышел на работу. Да, она отказалась от возможности встретиться с ним, но выхода нет. Единственный выход — порвать с прошлым раз и навсегда.

Но она все так же думала о нем, вновь и вновь возвращаясь памятью к первой встрече, когда он показался ей хмурым, неприветливым… А когда он улыбнулся… но об этом лучше не вспоминать.

Янси понимала, что нельзя так близко принимать к сердцу их прошлые взаимоотношения, но ничего не могла с собой поделать. Разлюбить его было выше ее сил.

Она вспоминала, как страстно они целовались, как близки они были к тому, чтобы с безоглядной нежностью предаться любви, как чудесно он повел себя, как только почувствовал ее сомнения. Ему хватило порядочности не уговаривать ее, поняв, что Янси еще не готова, хотя он был уверен, что она не станет сопротивляться, стоит только ему возобновить натиск.

Ей нравились в нем внутреннее благородство и прямота. Не раз она слышала его переговоры по телефону из машины, когда он занимался делами или диктовал важные письма Веронике Тэйлор, и она знала, что он неподкупно честный.

Она вспомнила… Честный?

Мысли Янси вдруг остановились на бегу. Сердце, еле трепетавшее в груди, вдруг бешено заколотилось. А как же тогда она? То есть как он отнесся к ней? Его слова, поцелуи, предложение руки и сердца — и помолвка с Джулией Херберт? Как это связать с его честностью?

Но даже если сбросить со счета, что в транспортном отделе работают самые отъявленные сплетники, которых ей доводилось знать, она и слыхом не слыхала, что у него с кем-то связь. Так можно ли поверить, что Томсон напрочь позабудет о невесте, целуя другую?

Веский ответ напрашивался сам собой — нет! Янси обдумывала это и так и этак. Нужно честно во всем разобраться и не принимать желаемое за действительное только потому, что невозможно дальше оставаться между небом и землей.

Он поцеловал ее, она ответила — да еще как! Но ведь он не оттолкнул ее, как надлежало бы помолвленному мужчине, порядочному мужчине. А Томсон вновь поцеловал ее, и не раз. Но мог ли он напрочь выбросить из головы, что другая женщина носит его кольцо?

Кстати, а было ли кольцо на руке у Джулии? Янси не могла припомнить, но не могла и утверждать, что кольца не было.

Янси почувствовала, что у нее в голове все смешалось. Если Томсон не помолвлен, он волен целоваться с кем заблагорассудится и предлагать руку кому угодно.

Именно неясность и подтолкнула ее на другое утро к действиям. Хотя нервничала, робела, внутренне тряслась от страха, не в силах выносить неизвестность, Янси решила увидеться с Томсоном.

Но помнит ли он, что просил выйти за него замуж? Ведь он был в тяжелом состоянии; если все же помнит, то должен получить ее ответ.

Янси вздохнула с облегчением, когда обе кузины рано ушли на работу: она была слишком взвинчена, чтобы обсуждать это с кем бы то ни было.

Янси не стала обращаться к администратору — боялась, что ей не разрешат пройти к Томсону. Однако, когда она вошла в лифт и стала подниматься, ее начали терзать сомнения, зудящие, скребущие душу и язвительные. Не выставляй себя в смешном виде, шептал зловредный дух. Абсолютная честность Томсона в делах вовсе не значит, что он такой же и в личной жизни. Да вокруг сколько угодно неверных мужчин, которые…

Она подошла к его двери и подумала — вдруг его не окажется на месте? Ведь ей известно по собственному опыту, что иногда он вообще не появляется в офисе, а просит заехать за ним и отвезти по делам.

Нет уж, пусть он окажется на месте! Она разрывалась от противоречивых чувств, когда, проскользнув мимо Вероники Тэйлор, взялась за ручку двери кабинета Томсона.

Она подавила волнение, все еще мучаясь нерешительностью и понимая, что ее жизнь зависит от этого шага. Последнее, что ей запомнилось перед аварией, — Томсон садится в «ягуар», проводив Джулию до двери. Она напомнила себе, что он ни на миг не задержался, провожая ее до дома, и сразу же поспешил вернуться. Так ли должен вести себя помолвленный мужчина?

При этой мысли Янси собрала все свое мужество, открыла дверь и вошла. Томсон был на месте. Он оторвался от стола, явно застигнутый врасплох. Ей сразу же бросилось в глаза, что он похудел, и у нее заныло сердце. Он смотрел на нее во все глаза, словно поражаясь ее нахальству — вот так прийти в его кабинет без предупреждения.

— Как поживаешь? — Она с трудом сглотнула.

— Не припомню, чтобы назначал тебе встречу! — резко оборвал Томсон, быстро приходя в себя после минутного волнения.

Вот так прием!

— Нежное обращение с невестой!

У нее отпала челюсть от случайно сорвавшихся слов. Но когда Томсон, поднимаясь из-за стола, уставился на нее, явно ошеломленный, Янси не знала, кто из них удивился больше. Но она отчетливо поняла, что он впервые слышит об этом. Или именно этого и ждал?

Она поняла, что пора уносить ноги.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Томсон был словно громом поражен, и Янси стало ясно, что у него не сохранилось ни малейшего воспоминания о том, что он сделал ей предложение.

— Я… извини! — сказала она дрожащим от волнения голосом и направилась к двери.

Но Томсон оказался проворней и опередил ее, загородив проход.

Глаза его смотрели пристально, что заставило ее насторожиться.

— Объясни мне все! — приказал он.

Он стал белым как мел. Его так потрясло ее заявление, что она его невеста? Или он еще не совсем оправился от аварии?

— Ты не очень хорошо чувствуешь себя?! — воскликнула Янси.

— Мне только вчера закрыли больничный лист.

Это было в его духе: выйти на работу, не дожидаясь полного выздоровления. А до этого, вероятно, управлял делами из дома.

— Мне не следовало беспокоить тебя, — вздохнула девушка.

— От тебя с первой встречи одно беспокойство, — ответил Томсон, не отрывая от нее глаз, пытливо вглядываясь, словно читая ее мысли.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru