Пользовательский поиск

Книга Обещания, обещания…. Содержание - ГЛАВА ПЯТАЯ

Кол-во голосов: 0

Они уже были в пути, когда ей вздумалось спросить:

— Я должна была сесть на заднее сиденье?

Томсон не ответил, а обернулся к ней, слегка улыбнулся и снова устремил взор на дорогу. Она чувствовала себя здесь не на месте. Но если бы Томсону не понравилось, что она уселась рядом, он бы не преминул сказать об этом без обиняков.

— Куда вы ездили сегодня? — спросил он ее после продолжительного молчания.

— Куда? — переспросила Янси, оттягивая время и чувствуя, что решение говорить ему только правду снова под угрозой.

— На одометре лишние шестьдесят миль пробега.

— Не иначе как вы записываете, — строго осудила его Янси, понимая, что до нее так и не дошло, что значит быть служащей. Когда же она уяснит, что нельзя дерзить начальству?

— Я не специально, — пояснил Томсон, как показалось ей, вполне вежливо, хотя в ее словах была язвительность.

— Вы запоминаете механически?

— Часто даже не задумываясь, — признался он. — Итак, имея в своем распоряжении уйму времени, вы решили отлучиться, чтобы посидеть за чашкой чая еще с одним из друзей по детскому саду, живущим всего в тридцати милях от конференц-центра?

Опасаясь, что может проговориться про Фишера с его поручениями, она поспешно ответила: «Нет».

— Ну, значит, навещали сестру?

Она рассмеялась.

— У меня нет сес… — Ее смех оборвался.

— Разве? — ровным тоном спросил он. — Хотите сказать, что и Миранды тоже нет?

О господи! Янси взглянула на него. Ей казалось, что он будет сердиться. Но нет, его явно развлекло, что она так легко попалась. И только тогда она поняла: он давно догадался, что у нее нет сестры. И когда она рассказывала эту сказочку о племяннице, забывшей игрушку, он знал, что у нее нет ни сестры, ни племянницы и что она плетет небылицы.

— Признаюсь в своих грехах. Я — единственный ребенок. Но, — торопливо добавила она, все еще опасаясь потерять место, — я больше не буду лгать.

Она затаила дыхание. Томсон взглянул на нее.

— Сплошные обещания, — проговорил он.

К Янси вновь вернулось дыхание.

Вскоре девушка заметила, что они приближаются к району, где была квартира Астры.

— Это я должна отвезти вас домой, — поспешно сказала Янси.

— У вас был долгий и трудный день, — мягко ответил Томсон.

И Янси вдруг поразило, что мужчина, сидящий рядом, ни разу не рявкнул на нее последние пару часов: Она все еще была озадачена его доброжелательностью, когда Томсон, запомнивший ее адрес с первого раза, подвел машину к дому.

Она чуть не забыла о сумке, лежавшей сзади, и протянула руку, но при этом случайно задела Томсона за ухо… и чуть не задохнулась от смеха.

О господи, ей смешинка попала в рот, но обиженное выражение его лица еще больше заводило ее. Она пыталась сдержаться, но бесполезно! Томсон вышел и подошел к ее дверце, а Янси, выбравшись из машины, пыталась успокоиться. И тогда Томсон, молча взиравший на нее, нашел лекарство.

— Дурочка! — процедил он сквозь зубы. А когда это вызвало лишь новый взрыв смеха, он схватил ее за плечи и… поцеловал.

Смех улетучился без следа, когда он отстранился и взглянул на нее. Довольный результатом, Томсон повернулся и сел в машину.

Пока он не отъехал, Янси не шелохнулась. Она давно отметила, что у Томсона красивый рот, но и подумать не могла, что когда-нибудь почувствует его на своих губах.

И хотя это был отнюдь не любовный и даже не дружеский поцелуй, он поколебал все ее представления. Душа и мысли были охвачены волнением. У нее занялось дыхание, голова кружилась, и возникла сумасшедшая мысль, что, будь она поискушенней в этом, подумала бы, что влюбилась в него!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Она совсем, ну совсем не влюблена в Томсона, твердила себе Янси все выходные и последующие дни, а мысли о главе «Эддисон Керк» по-прежнему всецело владели ею. Конечно, она виновата, и теперь он вряд ли попросит, чтобы она везла его куда бы то ни было. Не каждому главе компании приходится выступать в роли водителя и отвозить своего шофера домой, но сердце ее не хотело понимать это и тосковало по Томсону. Но о любви и речи не было!

Янси порой казалось, что она становится такой же, как мать или матери ее кузин. Вспыхнувшее в ее душе чувство вовсе не было похоже на то, что она питала к какому-то определенному типу мужчин. Это было чувство только к нему — Томсону Уэйкфилду.

Это новое и неизведанное прежде чувство выводило ее из душевного равновесия. Но хотя они с кузинами доверяли друг другу свои самые сокровенные тайны, сейчас она ни с кем не могла поделиться своими переживаниями.

Янси усиленно старалась отвлечься от мыслей о Томсоне, но безуспешно. Это смешно, твердила она себе, глупо, самонадеянно!

— Что случилось, Янси? — спросила Фения, когда они встретились вечером. — Ты стала какая-то другая. Молчишь всю неделю с отсутствующим видом.

— Фен! — Янси поспешила перевести разговор на другую тему. — Как у тебя дела с мамой?

— И знать меня не желает.

— Нам нужно устроить вечеринку. — Янси решила взбодриться.

— Верно, но у Астры по горло работы на выходные.

— Что ж, воскресенье отпадает, — согласилась Янси.

— В таком случае в воскресенье я отправлюсь повидаться с мамой. Кто знает, может, она встретит меня не так холодно.

— Мне поехать с тобой?

— Ни за что, — ответила Фения. Они обе знали, что если Порция Кавендиш не готова пока помириться с дочерью, то Янси вовсе не на что надеяться.

Оставшись в выходные одна, Янси впервые в жизни почувствовала себя неприкаянно.

В субботу она работала, наводя лоск на «мерседес», который ей разрешили оставить дома: в воскресенье утром мистер Клементс очень рано уезжал в аэропорт.

Янси прекрасно знала, что нельзя пользоваться служебной машиной в личных целях, но она не находила себе места, чувствовала себя выбитой из колеи и не знала, чем заняться. Навестить мать? Да и Ральф всегда рад ей.

Но, как обычно, когда она и сама не знала, чего ей хочется, она обратилась к тете Делии. Янси приехала к ней на «мерседесе».

— Янси, дорогая, как я рада видеть тебя! — лучилась улыбкой тетя Делия, и у Янси сразу же полегчало на сердце. — Проходи и расскажи, как твои дела.

Два часа спустя, когда Янси с удовольствием беседовала с ней, стараясь, чтобы тетя не заметила ее подавленности, зазвонил телефон.

— Подойти ты, — попросила тетя. — Мне не хочется говорить с Имоджин.

— Скажу, что ты занята с водопроводчиком, рассмеялась Янси, догадавшись, что сестры поссорились.

Но это была не Имоджин, мать Астры, а Мэтью Грант, друг Гревиля, спрашивающий его.

— Кажется, я разговариваю не с миссис Элфорд? Кто вы?

— Угадай, — предложила Янси, не раз встречавшаяся с Мэтью по всяким поводам и обожавшая его.

— Должно быть, это одна из потрясающих кузин Гревиля.

— Которая из них?

— Не могу сказать «хорошенькая», потому что вы все хорошенькие.

— Интересно, почему ни одна девица до сих пор тебя не подцепила, Мэтью, — рассмеялась Янси. — Это Янси. Как дела?

— Во всех отношениях облом. Мало того, что меня бросила моя подружка, так еще и попал в аварию прошлой ночью, так что остался без колес, потому-то и разыскиваю Гревиля. Я собирался на вечеринку, и если он тоже идет, то мог бы меня подвезти.

— Подожди, я спрошу тетю, не знает ли она, что он собирается делать. — Янси положила трубку и проскользнула в кухню: — Мэтью Грант спрашивает, не собирается ли Гревиль сегодня на вечеринку?

— Он ведет свою мать в театр, — ответила мама Гревиля.

Янси улыбнулась, вспомнив, что Гревиль большой любитель театра, но улыбка быстро погасла — похоже, все заняты этим вечером.

— Гревиль не пойдет на вечеринку, — передала она. — Но если хочешь, я подвезу тебя, но только в один конец, — повинуясь внезапному импульсу, предложила она.

— Ты? — Ее предложение, похоже, несколько озадачило Мэтью, но вскоре он обрадовался. — Найдется, кому отвезти меня домой. А не хотела бы ты пойти на вечеринку?

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru